Спустя как минимум семь с половиной месяцев после первых заражений «уханьским вирусом» и через четыре с лишним месяца после официального провозглашения ВОЗ пандемии COVID-19 (11 марта 2020 года), каждый из тех, кто пока не переболел — а таких в мире, по официальной статистике все еще более 998 тысяч человек из каждого миллиона — по-прежнему может заразиться и умереть в любой момент. Почти каждый день ставятся новые мировые рекорды выявленных заражений. Карантины нанесли мировой экономике ущерб, сравнимый с полноценной горячей войной (считается, что в разгар «горячей войны» проигрывающая страна теряет примерно 5% ВВП, мировая экономика на карантинах потеряла не менее 10%, некоторые страны более 20%), пишет журналист Семен Новопрудский.

При этом реальные масштабы угрозы и вся доступная нам статистика по динамике пандемии прямо кричат об абсурдности тотальных карантинов.
«Эксперты» прогнозировали 40 миллионов смертей в мире от «короны» до конца года, если ничего не предпринимать. За семь с половиной месяцев пандемии смертей, по официальным данным, чуть меньше 615 тысяч. Это тоже очень много, но в десятки раз меньше прогнозов. За все время пандемии от коронавируса (или с коронавирусом от других болезней — до сих пор ВОЗ не удосужилась определить четкие критерии, по которым необходимо определять смерть от Covid-19) в мире умерло столько людей, сколько в обычной жизни умирает менее чем за пять суток.

Для сравнения: суицид с начала года унес жизни около 800 тысяч человек, а от голода только за три первых месяца 2020 года умерли 2,4 миллиона — в четыре раза больше, чем от «короны».

Обычно страшные эпидемии неизлечимых болезней (в строгом медицинском смысле Covid-19 неизлечим, лечат симптомы других вызываемых им болезней, а организм либо справляется с вирусом, либо нет) сильно уменьшали численность людей на Земле, правда потом нас неизменно становилось больше. При нынешней пандемии с начала года население планеты увеличилось почти на 45 миллионов. Доля смертей от коронавируса с начала года в общем количестве летальных исходов пока не доходит даже до 2%. Никакой глобальной угрозы существованию человечества вирус явно не несет.

До сих пор, несмотря на долгие изнурительные карантины в подавляющем большинстве стран мира, мы видим рекордное количество новых ежедневных выявленных заражений на планете — более 200 тысяч. При этом новых смертей каждый день, несмотря на рекордный рост выявленных заражений, сейчас в разы меньше, чем было в некоторые дни на пике смертей в апреле. То есть, сам по себе рост количества выявленных заражений не умножает масштабы катастрофы. Скорее, наоборот. По мере роста числа заражений везде в мире постепенно сокращается и число госпитализации.

Смертность от COVID-19 неуклонно и последовательно падает в течение всей пандемии именно по мере роста количества заражений — и это пока единственное, что можно утверждать про вирус, исходя из всей доступной нам статистики, достаточно уверенно.

Никакой «второй волны» пандемии, под предлогом которой часть стран вводит повторные карантины или продлевает существующие, нет. Есть единый естественный эпидемиологический процесс, который безуспешно и гибельно для всей остальной жизни и медицины пытались остановить карантинами. Ни в одной стране мира карантины не смогли полностью исключить новые заражения и везде нанесли колоссальный ущерб всей остальной жизни и здоровью людей.

С 11 апреля неуклонно уменьшается (без единого отклонения за все эти дни) доля смертей в закончившихся случаях. Сейчас эта доля уже ниже 6,5%, а в конце марта, когда выявленных случаев заражений в мире было меньше в тысячи раз, она доходила до 22%. Убийственная сила вируса слабеет, а не усиливается.
29 мая закончившихся случаев в мире стало больше, чем активных, и с тех пор даже при рекордах ежедневно выявляемых заражений разрыв в пользу закончившихся кейсов над новыми неуклонно увеличивается. Сейчас этот разрыв составляет уже более 4 миллионов случаев. То есть, скорость пандемии уменьшается, а не увеличивается.

Доля критических случаев в новых также неуклонно снижается. Сейчас их немногим более 1%, в шесть раз меньше, чем смертей в закончившихся случаях. Следовательно, смертность от вируса будет гарантированно падать и дальше.

При этом до сих пор ни в одной стране мира не достигнут минимальный эпидемический порог, по критериям самой Всемирной организации здравоохранения: 5% зараженного населения, или 50 тысяч на 1 миллион популяции. Рекордсмен по этому показателю с большим отрывом — Катар, где выявлено порядка 38 тысяч заражений на 1 миллион популяции, втрое больше, чем в США. Почти в четыре раза больше, чем в Индии. В 7 раз больше, чем в России. В 10 раз больше, чем в Казахстане. Почти в 75 раз больше, чем в Узбекистане. Но даже в Катаре еще нет эпидемии по официальным критериям ВОЗ. То есть, заражения могут длиться еще многие месяцы, пока вирус не достигнет порога, при котором уживется с человечеством. К слову, это уже пятый коронавирус, который атакует людей—первые четыре теперь оборачиваются легкой простудой, преимущественно у детей.

В некоторых странах (Иран, Израиль, США), где вроде бы началось то, что на обывательском языке называется «второй волной» — смертей в среднем меньше, чем при первом всплеске. При этом в тех же США вспышка сейчас идет в тех штатах, где ее раньше не было. Причем сейчас вспышка идет во Флориде и Техасе, где карантины были введены практически одновременно со штатом Нью-Йорк, где вспышки нет, а количество смертей и госпитализации сократилось до уровня начала пандемии.

Новые случаи заражений каждый день выявляются в странах, которые считались отличниками карантинов и примерами для подражания — Австралии, Новой Зеландии, Исландии, Греции, Вьетнаме, Черногории.

На карантины ни у богатых, тем более у бедных государств мира, просто нет ресурсов. Их невозможно обеспечить ни экономически, ни политически, ни полицейскими мерами. Локдауны явочным порядком отменяет сама жизнь.

Лучше всего эту очевидную данность в обращении к нации выразил премьер-министр Пакистана Имран Хан. Хотя в стране в тот момент было рекордное количество ежедневных смертей и заражений, он заявил, что Пакистан не может позволить себе карантин, поскольку полная блокировка может привести к коллапсу экономики и обнищанию людей.

Соседняя Индия ввела локдаун и начала принуждать к нему людей с помощью палок, которыми полицейские избивали нарушителей. В день трансляции избиения в стране было выявлено … 37 случаев заражения, а общее их количество не превышало нескольких сотен. Сейчас Индия вышла на третье место по общему количеству заражений, каждый день выявляется по 35-40 тысяч новых случаев, а их общее количество превысило 1 миллион. Но с 8 июня вынужденно ослабила карантин — потому что индийские власти осознали, что массовый голод из-за остановки экономики гарантированно унесет больше жизней, чем вирус при самом худшем течении пандемии.

По всем основным эпидемическим показателям — общему количеству выявленных заражений, общему количеству смертей, количеству смертей на 1 миллион популяции — лидируют страны с карантинами. Швеция, Белоруссия, Япония, Южная Корея, Гонконг, где по разным причинам не вводили тотальных локдаунов, не возглавляют список ни по одному из этих показателей. То есть, уже у человечества есть подтвержденный практикой опыт жизни без карантинов при этом вирусе, который доказывает — никакой катастрофы в таком случае не происходит. От государств требуется только создание медицинских мощностей и лечение тяжело больных—собственно, как при любой другой болезни, способной вызывать тяжелые последствия и нести угрозу жизни для части пациентов.

До части мирового сообщества уже начинает доходить тупиковость пути карантинов как способа обуздания вируса. Публично отказались вводить карантин в Пекине во время локальной вспышки «короны» китайские власти. Евросоюз официально, устами комиссара ЕС по здравоохранению Стеллы Кириакидес, на днях заявил, что в случае «второй волны» тоже не будет вводить тотальных локдаунов—этого просто не выдержит экономика. Хотя практически все страны ЕС точно богаче государств Центральной Азии. «Наша задача — предотвращать, а не сдерживать. В случае, если в отдельных регионах мы окажемся вынуждены сдерживать пандемию, мы будем это делать эффективно, чтобы не допустить повторного введения глобального карантина и новой остановки экономики», — заявила Кириакидес.

Вводить постоянные «мерцающие карантины» при каждой новой вспышке ни денег, ни моральных сил не хватит ни у одной страны мира: вечно жить как на пожаре, не умея его тушить, просто нереально.

Конец пандемии, несмотря на рекордный рост ежедневно выявляемых случаев во многих государствах и в мире в целом, вырисовывается все отчетливее. Человечеству в какой-то момент придется просто отменить эту пандемию ментально, в головах, без публичного объявления. Причем независимо от количества и динамики новых заражений и смертей.

Политикам, принимающим решения, придется признать очевидное: у людей просто появилась еще одна новая болезнь, от которой можно умереть. Чем дальше — тем с меньшей вероятностью. Лечить тяжело больных. Пытаться разработать эффективную и безопасную вакцину, что, кстати, запросто может не получиться, как не получилось сделать от всех известных нам вирусных инфекций до сих пор. Но при этом продолжать жить совершенно обычной жизнью. Что не мешает всем желающим всю оставшуюся жизнь носить маски и соблюдать социальную дистанцию.