«Узбекистан обладает необходимым и уникальным опытом в сфере развития организованной трудовой миграции», - считает Министерство занятости и трудовых отношений Узбекистана.

Министерство занятости и трудовых отношений Узбекистана ответило на статью “О трудовой миграции и безработице». Ниже приведены основные моменты шести - страничного текста, с полной версией корого читатель может ознакомиться ЗДЕСЬ.

По мнению Министерства занятости и трудовых отношений Республики Узбекистан «...рост показателей безработицы с 5,8 процентов в 2017 году до 9,3 процентов в 2018 году произошел вовсе не из-за роста количества безработных, а в результате внедрения более достоверной методологии подсчета безработицы».

«Основываясь на недостоверных сведениях, автором статьи утверж­да­ется, в 2018-2019 годах уровень безработицы в стране возрос, хотя на самом деле в начале 2018 года уровень безработицы составлял 9,7 процентов, за 9 месяцев 2018 года – 9 процентов, а на 1 октября т.г. снизился до 8,9 процентов».
Заметим, что ни автор статьи, ни редакция не утверждали, что в 2019 году уровень безработицы возрос, а было отмечено, что «за 2019 год данные еще не опубликованы».

Далее Министерство продолжает: «В этом году в первые за годы Независимости наблюдается увеличение численности занятых в официальном секторе экономики, рост составил 307,9 тыс. (101,7%) и достиг 5691,2 тыс. чел., что является результатом активных мер по легализации рабочих мест…» (здесь и далее орфография сохранена – ред.). Получается, что из почти 19 млн. человек трудоспособного населения Узбекистана численность занятых в официальном секторе экономики составляет менее одной трети (30%).

Министерство отмечает, что «важным фактором роста занятости послужили реформы по снижению налогов на труд, что позволило легализовать 664 тыс. человек, большинство из которых работают в малом бизнесе. Думается, данные цифры никак не свидетельствует об упадке малого и среднего бизнеса». Если бы Министерство привело цифры по количеству зарегистрированных и действующих предприятий всех форм собст­вен­ности и всех организационных форм с разбивкой по числу работников (а такая статистика у него имеется) за период 2017-2019 годы, то его доводы были бы более убеди­тельными. А так, по данному вопросу (выход бизнеса из тени) у специалистов и у редакции совершенно иное мнение.

 «Министерством труда предоставляются субсидии безработным, желающим начать предпринима­тельскую деятельность, а также развивающим собственные приусадебные участки. На эти цели за 9 месяцев текущего года из средств Фонда содействия занятости при Минтруда выделено 9,1 млрд сумов субсидий, трудоустроено 10 тысяч человек.

Наряду с этим предоставлены льготные кредиты из средств Фонда содействия занятости населения на развитие малого и среднего предпринимательства в сумме 135 млрд.сумов. Органами по труду выданы временные трудовые удостоверения 8,5 тыс. самозанятым лицам для учета их трудового стажа и предоставления им пенсионных прав…

Впервые в истории страны постановлением Президента страны в 2018 году создан Фонд поддержки и защиты прав и интересов граждан, осуществляющих трудовую деятельность за рубежом, которому выделено 200 миллиардов сум из Государственного бюджета. За счет средств Фонда только в текущем году оказана помощь более 23 тыс. граждан…»

Редакция не может ни подтвердить, ни опровергнуть эти цифры, однако, очевидно то, что «народ не знает о своих героях» и редакция была бы очень признательна встретиться с предпринима­телями, работниками, воспользовав­шимися субсидиями и льготными кредитами Министерства. Будем очень рады, если кто-то откликнется.

Также по мнению Министерства «в статье отмечается, что в Узбекистане, по различным оценкам, 5,5-6,0 млн. трудоспособного населения постоянно находятся в трудовой миграции. В действительности, согласно обследованиям населения, ежеквартально проводимым в 108 районах и городах республики Республиканским научным центром занятости и охраны труда при Министерстве занятости и трудовых отношений, количество трудовых мигрантов составило на 1 октября 2019 год 2594,1 тыс.человек (2,6 миллиона)».

Anhor.uz не согласен с цифрами Министерства. Центральный Банк России публикует ежеквартально сведения о переводах трудовых мигрантов в разные страны с указанием средней суммы переводов. Достаточно общую сумму разделить на среднюю сумму, чтобы определить примерное число работников, пользующихся официальной системой переводов. Кроме того, существуют неофициальные переводы, нелегальные трудовые мигранты в Казахстане, Белоруссии, на Украине, в Южной Корее, Турции и в других странах. Обследования Министерства на эти вопросы ответов не дадут, поскольку Всеобщая перепись населения за годы независимости в Узбекистане не проводилась.

Министерство в конце письма подчеркивает, что «в статье указывается, что около 40 процентов населения постоянно ищет работу или источник дохода вне страны, на самом деле, эта цифра равняется 7,8 процентам». В статье нет сравнения показателей занятости отдельных категорий населения с общей численностью населения. В материале во всех случаях речь шла о сравнении с количеством трудоспособ­ного и экономически активного населения.

Подводя итог, редакция Anhor.uz выражает сожаление, что вместо представления реальных планов по улучшению положения наших соотечественников, работающих за рубежом, инициирования программ по созданию новых рабочих мест, Министерство занятости и трудовых отношений Республики Узбекистан пытается оспорить наиболее очевидные проблемы занятости в стране. И дело даже не в статистике или погрешности некоторых приведенных показателей, а в подходе к признанию наличия и к поиску решения проблем...