Летом этого года АО «GM Uzbekistan» провело пресс-тур на завод в Асаке. На пресс конференции представители компании заверили журналистов, что цены на автомобили на экспортных рынках находятся на уровне или выше отпускных цен на внутреннем рынке.
 
«Сейчас покупка автомобилей в Узбекистане осуществляется только в национальной валюте. Если номинировать цены не по государственному, а по рыночному курсу, вы увидите, что цены находятся на одном уровне, а в большинстве местные цены ниже тех, что за рубежом»- заметил Алишер Комилов, директор планирования и координации «GM Uzbekistan».
 
Напомним, презентация проводилась в июле 2017 года, до девальвации узбекского сума.
 
Давайте детально сравним цены на сопоставимые комплектации автомобилей Chevrolet производства «GM Uzbekistan», а также на автомобили Ravon предлагаемые к продаже на внутреннем рынке. Представители завода уверяют, что это тестовые партии для изучения рынка и восприятия бренда, впрочем, в автосалонах Узбекистана стабильно предлагаются автомобили Ravon.
 
Для удобства сравнения цены выведены в долларах США опираясь на валютные курсы Центробанков Узбекистана (1$=8067,62 сум) и России ( $1=59,28  ₽) на 12 ноября 2017 года.
 
Комплектации и цены сравниваются по официальным сайтам Ravon.ru и Chevrolet.uz, а также по офертам автосалонов Узбекистана и России.
 
Покупая в Узбекистане автомобиль Ravon R2 Elegant AT, изготовленный для экспортного рынка, потребитель переплачивает $393 или 3,17 млн. сум ровно за ту же комплектацию которая продается в РФ.
 
Chevrolet Spark LT AT обойдется на $88 или на 709 000 сум дороже, чем самая богатая комплектация Ravon R2, доступная в России. Причем количество опций безопасности и комфорта в модели для отечественного рынка существенно ниже.
 
Несмотря на то, что Chevrolet Nexia R3 не имеет дополнительных систем безопасности, стоит она в Узбекистане существенно – на $894 или 7,2 млн. сум. дороже, чем самая дорогая Ravon Nexia R3 в России.
 
Еще больше разница в цене на Ravon Nexia R3 в исполнении Elegant AT для внешнего рынка. В автосалонах Узбекистана эта версия стоит на $1 125 (9,1 млн. сум.) дороже, чем просят за такую же комплектацию в России.
 
Помимо того, что очевидна разница в цене дилеры Ravon предлагают покупателям скидки.
 
Каким образом один и тот же автомобиль в стране происхождения стоит дороже, чем на экспортном рынке? Откуда берется добавленная стоимость в 9,1 млн. сумов из вышеописанного примера?
 
С Шевроле Кобальт ситуация повторяется. Цена на автомобиль, произведенный для экспортных рынков у дилеров в Узбекистане выше на $1 748 или 14,1 млн. сумов, чем за точно такой же автомобиль в автосалоне в России. Без скидок и акций.
 
Катастрофическая разница в цене, которую сложно как-либо объяснить.
 
Топовая комплектация автомобиля на внутреннем рынке стоит на $1 436 или 11,6 млн. сумов дороже, чем самая дорогая версия Ravon R4 в России с идентичным набором опций. А ведь в российской версии присутствует система «ЭРА-ГЛОНАСС», на сертификацию которой тоже потрачены существенные средства.
 
При сравнении сопоставимых комплектаций разница в цене также не на стороне отечественного потребителя — этот тренд прослеживается по всем моделям, которые представлены как на внутреннем, так и внешнем рынке.
 
Ravon R4 Optimum MT стоит 539 000 рублей, это $ 9 092. Chevrolet Cobalt LT («вторая позиция») в Узбекистане стоит 83 865 970 сумов, что составляет $ 10 395.  Ощутимая разница в $1 300 за существенно более меньший набор опций.
 
Chevrolet Lacetti в комплектации LTZ AT стоит на $3 180 или 25,65 млн. сум. дороже, чем аналогичная Ravon Gentra  Elegant AT в России.
 
Ravon Gentra прошла сертификацию и имеет на борту систему «ЭРА-ГЛОНАСС». И все равно стоит в России дешевле, чем её сестра-близнец изготовленная для внутреннего рынка.
 
Мы сравнивали самые дорогие комплектации, т.к. экспортные версии автомобилей существенно диверсифицированы по опциями, и сравнивать начальные комплектации было бы некорректно.
 
На экспортных рынках автомобили «GM Uzbekistan» богаче оснащены и стоят в среднем на $1 465 дешевле, чем на внутреннем рынке. Вдумайтесь, в среднем автомобиль Ravon лучше оснащен, имеет большую гарантию (3 года или 100 тыс. км. пробега, против 1 года и 20 тыс. км. пробега в Узбекистане), а стоит дешевле своего брата-близнеца Chevrolet почти на 12 млн. сум.
 
Несмотря на все старания и изменение подхода к реализации автомобилей на внутреннем рынке «GM Uzbekistan» продолжает продавать отечественным покупателям меньше опций за большие деньги, чем на экспортных рынках.
 
Подобный нонсенс легко объяснить отсутствием конкуренции на внутреннем рынке, а за границей присутствует жесткое соперничество за потребителя, как по цене, так и по опциям и сервису.
 
Автомобильный рынок Узбекистана защищен запретительными таможенными пошлинами и акцизами. Местная автомобильная промышленность работает уже 21 год в тепличных условиях: без конкуренции на внутреннем рынке с подержанными иномарками или бюджетными автомобилями.
 
Кроме всего прочего, покупатель, оплачивая 85% стоимости автомобиля и ожидая поставки товара в течение 60 рабочих дней (а это примерно 3 месяца) выдает беспроцентный кредит «GM Uzbekistan» на это время.
 
Закрытый рынок и отсутствие реальной конкуренции заставляет отечественных покупателей переплачивать за товар, который на экспортном рынке стоит существенно дешевле. Более того, падение производства на заводе «GM Uzbekistan» не помешало ООО «Равон Моторс Рус» стать спонсором сборной России по футболу. А бренду Ravon показать взрывной рост продаж по сравнению с 2016 годом. Пусть даже этот самый рост есть маркетинговая фикция.
 
Показателен пример экспорта отечественных автомобилей. Следуя конъюнктуре внешнего рынка на автомобилях Ravon были представлены дополнительные опции безопасности и комфорта, о которых отечественным Chevrolet приходится только мечтать. Конкуренция — драйвер роста в любой отрасли.
 
Получается, что за наши с вами средства «GM Uzbekistan» обеспечивает конкурентное преимущество автомобилям Ravon — низкие цены и богатый набор опций, тем самым поддерживает экспорт автомобилей за рубеж.
 
Но альтернативы нет. В бюджетном сегменте импортные автомобили стоят дороже отечественных. Замкнутый круг, разорвать который можно только прекратив политику протекционизма местного автопрома.