(имена детей в статье изменены)
 
Аня, Миша, Шохрух, Марина, Диёр, Наргиза – у героев этого материала красивые детские лица и взрослые глаза. Они сидят за столом на летней террасе и поют «Куда уходит детство». Эта песня – один из номеров праздничной программы к 1 июня. Международный день защиты детей в Центре социально-правовой помощи несовершеннолетним ГУВД г. Ташкента в этом году из-за карантина отметят без гостей-волонтёров, но, похоже, что по этому поводу здесь если и грустят, то совсем тихонечко – главное, что близкие рядом.
 
Для 12-летней Марины это ребята, с которыми она поёт про ушедшее из города детство, и сотрудники Центра. Мама девочки, единственный родной человек, умерла около месяца назад после тяжёлой болезни. Когда инспектор по делам несовершеннолетних привёз Марину в Центр, закрытый на время карантина, одну из комнат срочным образом перевели под временный изолятор – не принять ребёнка, столкнувшегося с горем, не могли. Две недели девочка провела под присмотром врача и психолога. После успешной профилактики познакомилась с ребятами и сразу включилась в подготовку концерта, посвящённого 9 мая. Очень быстро выяснилось, что в танцевальном девичьем коллективе новенькой не совсем рады – Марина полненькая, а значит, может испортить номер.
 
- Пришлось девочек собрать, объяснить, почему важно, чтобы Марина танцевала, и чтобы никто над ней не смеялся. Они всё поняли, стали ей поддержкой, - рассказывает главный специалист по нравственно-воспитательной работе, подполковник Лола Махмутханова. - Всем говорю: трудные у наших детей только судьбы, души светлые.
 
О каждом из 15 ребят, которые живут в Центре в ожидании окончания карантина, Лола Баходировна знает всё. Только рассказывает кратко, даже в разговоре наедине аккуратно подбирает слова, чтобы ненароком не принизить достоинство подопечных.   
 
- Зачастую не обращаю внимания на то, как к нам попадают: с улицы или из семьи. Для меня это дети, которым нужно помочь.
 
Точно так же относятся к работе сотрудники Центра, от начальника подполковника Камолиддина Завкиева, инспекторов профилактики до помощников воспитателей, медицинского персонала, поваров и завхоза. Всего за создание комфортного быта и душевное спокойствие детей здесь отвечают более 40 человек. Все в гражданском – вот уже 2,5 года аттестованные сотрудники носят форму только в регламентированных случаях, согласно внутреннему приказу.
 

- Ребёнок и так попадает к нам в состоянии стресса. Первые три дня всегда самые сложные. Постоянное присутствие рядом человека в форме только бы усугубляло ситуацию. Сейчас же дети видят в нас обычных людей, которые понимают их, уважают и обращены к ним лицом. Там, где отношение тёплое, страх исчезает, - объясняет Лола Баходировна.

Центр социально-правовой помощи несовершеннолетним ГУВД Ташкента, который открылся в 2006 году на базе бывшего приёмника-распределителя, выглядит уютно и скорее похож на летний лагерь. Большая зелёная территория, игровая площадка, футбольное поле, открытый бассейн, свой огород и живой уголок – порядок и чистота поддерживаются общими силами. Есть библиотека и кабинет песочной терапии. В жилых комнатах много игрушек – их приносят сотрудники и волонтёры, поделок, которые малыши сделали своими руками, стены в красивых рисунках и фотографиях детей.
 
- Те, кто возвращаются к нам, радуются, когда находят себя на фото, - улыбается Лола Баходировна.
 
Лёша – один из частых «гостей» Центра. Он сирота. Живёт в детском доме, из которого постоянно сбегает. Говорит, что там ему плохо. Точка. Гораздо охотнее мальчик рассказывает о том, что узнаёт на уроках. Недавно ребята знакомились с майскими праздниками, которые отмечают по всему миру. Из тех, что особенно запомнились – день розовой пантеры, когда люди дарят друг другу прикольные самодельные подарки; всемирный день черепахи, цель которого – привлечь внимание общества к проблеме исчезновения пресмыкающихся; день памяти пропавших детей.
 
«Чтобы дети не пропадали, родители должны хорошо смотреть за ребёнком», - считает Лёша. Хорошо смотреть – значить отводить и забирать из школы, давать полезную еду и хорошее воспитание. Последнее – главное. Это когда не куришь, не пьёшь и не становишься «уличным», а потом и вором. «В том, что так иногда происходит, - говорит Лёша, - виноваты окружение, которое влияет на человека, и он сам, когда поддаётся». Ребята за столом соглашаются.
 
Спрашиваю у Лолы Баходировны про девочку Аню, потом про сестёр Свету и Алину и их брата Мишу, с которыми познакомилась в кабинете арт-терапии. У Ани проблемы с отчимом – подростковое. У Светы, Миши и четырёхлетней Алины есть мама, которая подолгу пьёт и периодически лечится от алкоголизма.
 
- Ещё в Центр попадают дети, которые сбегают из благополучных, на первый взгляд, семей. Те, для кого домом стала улица. Подростки, совершившие правонарушения, но таких немного. Возраст наших подопечных – от трёх до 18 лет. Мы оказываем им социально-правовую, психологическую помощь, - рассказывает Лола Баходировна.
 
Помощь Центра – понятие всеобъемлющее: от предоставления крова, четырёхразового питания, индивидуальных занятий с психологом, организации обучения и досуга до восстановления утерянных документов. За детьми все 45 дней, что они находятся здесь в ожидании решения Комиссии по делам несовершеннолетних, присматривают инспектора профилактики, воспитатели и их помощники. Подключается и социальный работник - эту важную штатную единицу ввели около двух лет назад по предложению прежнего начальника Центра полковника Нилюфар Муиновой, которая понимала важность этого направления в работе с трудными подростками и их семьями.
 


Другие сотрудники в это время готовят документы для определения в детский дом, если у ребёнка нет никого, кто мог бы о нём позаботиться, или в спецшколу - с согласия родителей. 
 
Также Центр выполняет функции транзитного пункта для детей-граждан Узбекистана, которые остались без попечения родителей за пределами страны. Их возвращают на родину, временно устраивают у себя; параллельно ищут ближайших родственников. Случается, что не находят, или родня отказывается от ребёнка – нет возможности содержать. В таком случае его будущее оказывается в руках Комиссии и Центра, точнее той характеристики, которую он даст своему подопечному.
 
- Детский дом детей пугает меньше, чем спецшкола. Причина – в закрытом режиме последней и стереотипах общества. Когда мы говорим об этом, прошу относиться к спецшколе как к одному из этапов жизни, возможности получить образование, профессию. Говорю о том, что и где-то там обязательно есть люди, которые их поймут, примут. Дети уходят от нас с надеждой, что могут вернуться с дипломом и устроиться к нам на работу. Такой план есть у Наргизы – она хочет стать воспитательницей, а Диёр сказал, что хочет служить в Национальной гвардии, - рассказывает Лола Баходировна.
 
Есть планы и у Центра. В ближайших открыть собственный музей. Подполковник оказалась человеком творческим, поэтому идей для будущей экспозиции достаточно. Центральным экспонатом, по задумке, станет герой художественного фильма «Shum bola» («Озорник») – мальчик, судьба которого очень похожа на жизнь подопечных Центра. Появится уголок, посвященный военному времени и историям эвакуированных детей, которые нашли в Узбекистане дом и семью. Другой расскажет о советской милиции, которая работала с беспризорниками при приёмниках-распределителях. Завершит музейную экспозицию хроника наших дней.
 
Пересматривают в Центре и учебную программу. Сейчас в её основе программа детских садов. Это связано с тем, что уровень детей разный; имеет значение и разница в возрасте. У каждого занятия своя тема: «Я и моя семья», «Моё окружение», «Будущая профессия», «Образ жизни, вредные привычки», «Питание и здоровье». Детей знакомят с основами экономики, техниками безопасности и правилами дорожного движения. По четвергам, который в системе МВД является днём профилактики, доступным языком объясняют права и обязанности со ссылкой на Трудовой и Семейный кодексы, Конвенцию о правах ребенка. В программе есть и уроки полового воспитания.
 
К проведению семинаров, тренингов для детей - образовательного характера, так и сотрудников - по повышению квалификации, подключается ЮНИСЕФ. Крепкое сотрудничество с международной организацией - тоже заслуга прежнего руководителя Нилюфар Абдукаримовны. Налаженные международные связи эффективно поддерживает и развивает нынешнее руководство: сотрудники летают в командировки, где обмениваются опытом с зарубежными коллегами. Увиденное осмысливают и стараются применить в родном Центре.
 
- В командировках мы видели, как поставлена образовательная работа в других странах. Например, в России детей вывозят в ближайшие школы. Перспективы онлайн-обучения нам показал карантин. Мы надеемся внедрить такую систему у нас. Интересной была поездка в Беларусь. Там мы увидели, как коллеги работают со сложными детьми по линии МЧС – по сути, обучают спасателей. Помогают в этом интерактивные панели, на которые выводятся разные чрезвычайные ситуации (от бытового пожара до землетрясения), и ребятам нужно быстро и правильно отвечать на вопросы, чтобы спасти людей. Мы начали готовить помещение для такого же кабинета у себя в Центре. Планируем, что дети из обычных школ тоже будут сюда приходить, - делится Лола Баходировна.
 
На часах пятнадцать минут до обеда. Дети расходятся по комнатам: переодеться, помыть руки. Дисциплина железная. За соблюдением строго следят, особенно на карантине, когда рабочая смена с двух дней выросла до недели – сотрудники в Центре буквально живут и меняются каждые семь дней. 


 
- Опыт показал, что большинство проблем в семьях трудных подростков появляются именно из-за недисциплинированности. Дети не знают, в какое время нужно ложиться спать, не имеют представления о режиме питания. Поэтому привитие дисциплинарных навыков для нас очень важно. Каждый день расписан по часам. Дети об этом знают, привыкают.
 
Подопечные Центра - дети, которые в жизни повидали всякое. Сотрудники говорят, что сложнее всего не идти у них на поводу, но эта грань такая тонкая.
 
- Поэтому у нас каждый сотрудник – это в одном лице психолог, педагог и мама, когда надо. Их приводят сюда колючими ёжиками. Никогда не отталкиваем, как бы трудно не было – не имеем на это право, потому что детям важно, чтобы их принимали любыми и понимали. Потом, когда приходишь на работу, и они радостно бегут к тебе обниматься, понимаешь, зачем всё это нужно.
 
Виктория Абдурахимова