В суете повседневной жизни, нередко жалуясь на тяжелую жизнь, семейные проблемы и рядовые неурядицы, мало кто ценит свой статус, счастье быть полноценным гражданином своей страны. И вряд ли кому-нибудь придет в голову, а каково это, если в один момент лишиться гражданства Узбекистана? А это значит, быть никем, не иметь право голоса, с трудом защищать свои права и интересы, лишиться возможности полноценно учиться, работать, встать на ноги и строить планы на будущее и благополучную старость.

Уроженка Самарканда Хуршида Джалилова в один момент лишилась сначала гражданства, затем любимой работы, и напоследок, постоянной прописки. Наравне с нею все это потеряли и ее двое сыновей.



На фото: Хуршида Джалилова на очередном приеме у очередного милицейского чиновника

В 80-х годах свою судьбу наша героиня связала с курсантом Ташкентской Высшей школы милиции Хабибилло Мамматкуловым. Брак был зарегистрирован в Самарканде, здесь же у них родились двое сыновей. Фирдавс в 1987 году, Фузули в 1988 году.

В 1989 году супруга Хуршиды Джалиловой МВД откомандировало в Киргизскую ССР, для дальнейшего несения службы.

На момент прибытия в Киргизию, начались печальные ошские события, рассказывает наша героиня. - И так как мой супруг был единственным сотрудником узбекской национальности в киргизской милиции, он был направлен в горячую точку, в город Узген. Вот эти первые, адские все события, мы все пережили на себе. Впоследствии отделились все союзные республики, потом начались национальные вопросы. И уже не возможно стало там работать.

После долгих мытарств, переезжая из одного города в другой, спустя четыре года молодой паре удается вернуться в родную страну. Он переводится в УВД Наманганской области, а она пытается продать квартиру, выданную мужу. В тот же период супруг Хуршиды Джалиловой неожиданно уходит из жизни.

Наконец-то, продав квартиру в Киргизии и выписавшись из нее, с листком убытия на руках ей приходится вернуться к своим родителям в Самарканд.

Но, единственно, когда мы выезжали в тот период, когда перемещались, мы спокойно могли выписаться с этого адреса и прописаться по другому адресу, - говорит Хуршида Джалилова. - Точно так же было и у меня. И в тот момент, когда в предыдущей квартире уничтожены все документы во время этих событий, мне нужно было хотя бы оформить паспорт. Что делать? Потому что если приехать, то мне никто не выдаст этот паспорт, так как я была выписана. И с места той прописки я обратилась, чтобы меня паспортизировали. И в итоге, мне в Киргизии в июне 1993 года был выдан паспорт СССР образца 1974 года.

По возвращении в Самарканд Х.Джалиловой приходится собрать пакет документов для получения прописки, а в дальнейшем и документирования паспортом гражданина Республики Узбекистан. В 1994 году она получает прописку, пройдя комиссию в областном хокимияте, затем два года решается вопрос гражданства. И после всех процедур, Хуршида Джалилова получает паспорт гражданина Республики Узбекистан. Она решает продолжить дело своего покойного супруга. Будучи историком, получает второе образование, юриста и работает в УВД Самаркандской области. Начинает участковым инспектором и дослуживается до старшего следователя. В конце 2011 Хуршида Джалилова проходит аттестацию на получение очередного звания «майор», которое становится роковым для ее семьи. Кадры МВД вновь начинают проверять вопрос ее гражданства. Служебное расследование ведется ОВВиОГом области. Идут запросы в архив хокимията области, а также в город Ош Киргизской Республики. Самаркандский облархив отвечает, что документы, дающие разрешение на постоянную прописку, отсутствуют.

Вновь и вновь запросы в соседнюю республику. В Бишкеке в адресном бюро, оказывается, в республиканской картотеке сохранилась карточка Х.Б.Джалиловой. И киргизские коллеги тут же указывают о том, что «да, она является прописанной по такому-то этому адресу. И поэтому в соответствии с Законом «О гражданстве» Киргизской Республики, она является гражданкой Киргизской республики». В то же время, Ошский территориальный отдел паспортно-визовой и регистрационной работы письмом №23-52/463 от 3 апреля 2012 года подтверждает, что «Джалилова Хуршида Батыровна не обращалась в компетентные органы Киргизской Республики по вопросу приобретения гражданства и документирования паспортом гражданина Киргизской Республики».

Тут уместен вопрос: С каких пор мы должны ориентироваться на законодательство другой страны? Неужели картотека о наличии/отсутствии прописки является более весовым документом, чем отсутствие самого паспорта иной страны на руках? Тогда и утверждение «не обращалась в компетентные органы Киргизской Республики по вопросу приобретения гражданства и документирования паспортом гражданина Киргизской Республики», тоже наверное, надо принимать во внимание?

Несмотря на наличие этих весомых доказательств, 29 июня 2012 года начальником УВД Самаркандской области было принято решение о лишении меня гражданства, впоследствии и прописки, - рассказывает бывший следователь этого же ведомства Хуршида Джалилова.

Далее последовали лишение гражданства и прописки и ее двух детей, а также увольнение с занимаемой должности. С большим трудом она проводит свое собственное расследование и выявляет, что архивные документы за 1994-1996 годы, дающие разрешение на прописку и получение паспорта гражданина Узбекистана, в Самаркандском облархиве утеряны, а скорее всего, целенаправленно были уничтожены, как и многие документы других граждан, связанные с получением постоянной прописки в Самарканде. Соответственно, дать оценку правомерности либо недостоверности данного дела, не представляется возможным.

В то же время адвокат Н.Абдуллаева отправляет запрос в Ошский отдел паспортно-визовой и регистрационной работы и получает ответ, что из-за халатности паспортистов Хуршида Джалилова своевременно не была снята с регистрационного учета по месту проживания.

Бывший следователь не может понять, как ее могли лишить гражданства, когда таким правом, согласно статьи 21-й Закона Республики Узбекистан «О гражданстве» обладает исключительно Президент страны.

За ответом я обратилась в Управление миграции и оформления гражданства УВД Самаркандской области. По словам сотрудников, во время проведенных следственных мероприятий, было определено, что Джалилова вместе с мужем и детьми переехали в Киргизскую Республику в 1989 году, заметим, не по своей прихоти, а по приказу МВД. С 1991 года по 1994 год она работала учителем в средних школах № 2 и № 6 сначала в городе Оше, затем в Узгене. Для внесения ясности Самаркандским УВД снова был отправлен запрос в Киргизскую Республику.

По полученным данным, выяснилось, что Джалилова с 12 октября 1993 года по сегодняшний день значится прописанной по адресу город Узген, улица Скрябина, 40/28, документирована паспортом бывшего Союза, выданным 23 июня 1993 года УВД города Узгена, - поясняетШавкат ХАМДАМОВ, старший инспектор Управления миграции и оформления гражданства УВД Самаркандской областиБыли собраны все данные относительно ее постоянной прописки в Киргизии, места работы и то, что она после вступления в силу Закона РУз «О гражданстве» в 1992 году, не выписавшись из киргизской квартиры, прописалась в Самарканде. Согласно утвержденному заключению начальника УВД области было принято решение признать гражданство Джалиловой и ее паспорт недействительным.

По утверждению же бывшего следователя, никакие данные при решении вопроса гражданства в период 1994-1996 г.г. не были скрыты, к тому же имеется лишь одна трудовая книжка за весь период трудовой деятельности.

На вопрос, почему решение о лишении гражданства подписано начальником УВД области, а не главой государства, тот же Шавкат ХАМДАМОВ, старший инспектор Управления миграции и оформления гражданства УВД Самаркандской области отвечает:
«Согласно внесенным изменениям в 2017 году в Закон РУз, вопросывосстановления и утраты гражданства Республики Узбекистан относятся исключительно к полномочиям Президента. Но до этого периода, согласно Закону и Приказу Министерства внутренних дел, вопросы утраты гражданства входили в компетенцию МВД».

А вот восстановление гражданства как было, так и осталось в компетенции главы государства, утверждают сотрудники Самаркандского Управления миграции и оформления гражданства. Одним словом, у представителей правопорядка нет никаких сомнений в правомерности действий в 2012 году.

Наша героиня уже который год обивает пороги всех инстанций, пытаясь восстановить свои права. Но результата пока нет.

Эту несправедливость я, на себе испытываю вот уже седьмой год, - говорит Хуршида Джалилова. Я осталась без работы. Мои дети без работы. Мы не можем устроиться на работу потому, что у нас нет паспортов. Как нам жить, без средств на содержание?! Мои дети не могут устроить свою личную жизнь, не могут жениться. Старшему - 31, младшему - 30. Кто-нибудь себе задает этот вопрос? Ну, за что, самое главное?! Несмотря на то, что я была вдовой с двумя детьми, никогда ни у кого, ни о какой помощи не просила. Все это было добыто своим трудом, своим умением. Взять вот так, все разрушить!Ладно, я, черт с ним! А мои дети?! В чем их вина? Я в 36 лет, осталась вдовой. И это никого не интересует, - со слезами на глазах говорит Хуршида Джалилова.

В этом деле много неясностей, которые требуют тщательного изучения. И даже если были упущения с её стороны, не выписалась с предыдущего места жительства, не так оформлены когда-то какие-то документы, разве в этом вина только нашей героини? В Управлении миграции и оформления гражданства УВД Самаркандской области сетуют, что в свое время, при документировании Хуршиды Джалиловой Указ о её гражданстве не был подписан президентом страны. Да и не должен был подписывать! Тут сотрудники УВД лукавят, говоря по простому, волокитят данный вопрос. Ведь согласно п.1 статьи 12-й Закона «О гражданстве» Х.Джалилова является гражданином Республики Узбекистан по рождению, то есть, родилась и выросла в Узбекистане. Если органы внутренних дел правы в своем утверждении, то в те годы, в 2012 году и позже, они могли, в установленном порядке внести представление главе государства о лишении Х.Джалиловой гражданства Республики Узбекистан. Но не сделали этого. Ведь тогда начнутся проверки, расспросы с верхнего уровня власти, а это им не нужно. К тому же её родители, также дедушка и бабушка родились на территории нашей страны, что очень важно при установлении права на гражданство по рождению. Немаловажно и то, что она, а также её дети гражданство другой страны никогда не приобретали. Это обстоятельство подтверждают все ответы, полученные из Киргизской Республики в ответ на запросы из УВД Самаркандской области.

Существовал и сейчас существует определенный порядок оформления таких прошений, ими занимаются как раз органы МВД. Если не так всё было оформлено, так почему же ответственность понесла только она одна? Как же так получается, что свои же, говоря на простом языке, бросили её на произвол судьбы, свою же коллегу, а также вдову своего коллеги, и ни один из них даже и не пытается вникнуть в это дело? Почему никто не подумал о дальнейших правовых последствиях, ведь она принимала, будучи старшим следователем, значимые юридические решения?

Неужели нельзя было принять во внимание двадцать четыре года её непрерывного проживания в Самарканде после возвращения из Киргизии, из них шестнадцать лет безупречной службы в органах внутренних дел?

С тех пор, как начала функционировать виртуальная приемная президента, Хуршида Джалилова около двадцати раз обращалась в компетентные органы страны со своей болью. Каждый раз её заявления спускают в тот же УВД области, или в Управление въезда-выезда и оформления гражданства, а сейчас в

Главное управление миграции оформления гражданства МВД Республики Узбекистан. И каждый раз, как под копирку приходят бездушные, прямо скажем, бесчеловечные ответы, а в последнее время, «раннее были даны ответы». Складывается впечатление, что их пишут какие-то роботы, бездушные существа, а не конкретные специалисты, наделенные властью и ответственностью.

Лишь, начиная с прошлого года руководство Главного управления миграции оформления гражданства Республики Узбекистан в ответах на обращения в виртуальную приемную стали предлагать ей оформить постоянное место жительство как лицу без гражданства и потом подать заявление на получение гражданства Республики Узбекистан в порядке статьи 17-й закона «О гражданстве» Республики Узбекистан. Но в этом предложении ГУМОГ МВД лежит очень большой подводный камень. Ведь только по истечении пяти лет проживания в стране со статусом лица без гражданства, в соответствии с частью 2-й статьи 17-й закона «О гражданстве» можно собирать документы и претендовать на гражданство Узбекистана. Ведь ещё не известно, удовлетворять ли поданное ходатайство, или откажут?

Создавая многочисленные комиссии по проверкам заявлений, жалоб Х.Б.Джалиловой, все должностные лица на протяжении семи лет словно не замечают статью 10-й этого же закона «О гражданстве», в соответствии с которой «За лицом, являющимся гражданином Республики Узбекистан, не признается принадлежность к гражданству иностранного государства». Замечательная диспозиция! Слов нет, спасибо законодателю!

Раз так, и это положение никем не оспаривается, так почему же органы МВД не применяют эту статью в случае с Х.Б.Джалиловой? Не это ли игнорирование весьма важного положения собственного законодательства? Не к лицу ли государственным органам в своих официальных ответах, постоянно ссылаться на то, что «Вы, уважаемая Хуршида Батировна, числитесь гражданином другой страны», тогда как собственное законодательство не признаёт гражданство иной страны?

Вот где кроется ошибка и вина МВД! Ведь с 1996 года по 2012 год, по всем документам она была, и на её руках был полноценный паспорт гражданина Республики Узбекистан. Оформление ей прописки и выдача паспорта Узбекистана сопровождалось всеми сопутствующими в таких случаях проверками. Да и сейчас ни один компетентный орган не упрекает и не обвиняет Х.Б.Джалилову в получении паспорта с «представлением заведомо ложных сведений или фальшивых документов», которые предусмотрены пунктом 3-м статьей 21-й закона «О гражданстве», приводящее к утрате гражданства Республики Узбекистан.

Хочется верить, что глас Хуршиды Джалиловой будет услышан. Бывший следователь, посвятивший свыше полтора десятка лет службе своей стране, вдова сотрудника МВД, мать двоих детей, одна поднимавшая их на ноги, уже семь лет пытается восстановить свои права и дать возможность хотя бы своим детям работать и вносить достойный вклад в развитие реформируемой сейчас страны, построить свою семью, быть счастливыми, не чувствуя себя ущербными и ненужными в своей родной стране, что они испытывают все эти годы…

Зарина Амритдинова, журналист, Самарканд
Рахимжан Султанов, журналист Ташкент.



От редакции: За комментариями по сложившейся ситуации редакция обратилась к известному юристу, руководителю адвокатской фирмы «SIMAY KOM»  Сергею Майорову.
- Конкретно с делом Джалиловой Х.Б. я не знаком. Но по своей адвокатской практике знаю, что таких людей в нашей стране, документированных сначала, а потом лишенных гражданства Узбекистана по разным предлогам, очень много. Вопросы гражданства органы внутренних дел довольно часто связывают с институтом прописки, которые, по сути своей, между собой никак не связаны.

При этом, органы МВД ссылаются на действующие ведомственные акты и инструкции. Но следов этих актов и инструкций мы не находим в Национальной базе данных законодательства Республики Узбекистан. А ведь согласно части 2-й статьи 27-й Закона Республики Узбекистан «О нормативно-правовых актах», «Нормативно-правовые акты министерств,… не прошедшие государственную регистрацию, не могут служить основанием для правового регулирования соответствующих общественных отношений и не влекут за собой правовых последствий». К тому же, в соответствии с частью 1-й статьи 28-й указанного Закона, «Нормативно-правовые акты должны быть опубликованы в официальных изданиях. Никто не может быть осужден, подвергнут наказанию, лишен имущества или каких-либо прав на основании закона, который официально не опубликован». Обратимся теперь к Конституции Республики Узбекистан – Основному закону нашей страны, часть 2-я статьи 16-й которой гласит: «Ни один закон или иной нормативно-правовой акт не может противоречить нормам и принципам Конституции». К тому же, когда в ноябре 2012 году вносились изменения и дополнения в Закон «О нормативно-правовых актах», то этим же Законом было предписано «обеспечить пересмотр и отмену органами государственного управления их нормативно-правовых актов, противоречащих настоящему Закону».

Здесь есть над чем задуматься Конституционному суду нашей страны, а также тем органам, которые наделены правом законодательной инициативы.
В эти дни, когда в стране происходят столько благотворных изменений, реабилитируются невинно осужденные, или прямо в зале суда освобождаются неправомерно привлеченные к уголовной ответственности лица, как в нашем недавнем случае в Ташкентском городском суде, надо серьёзно подойти к вопросам дальнейшего действия Закона «О гражданстве», принятого в июле 1992 года. Либерализация государственной и общественной жизни должна коснуться и вопросов, связанных с институтом гражданства. Да и возможности действующего законодательства далеко не исчерпаны. И в его рамках можно решить жизненный вопрос наших соотечественников. В этом я уверен, и это было бы большим благом, как для общества, так и для государства.