Записки врача. Часть первая. Я бы в медики пошел, пусть меня научат

Записки врача. Часть первая. Я бы в медики пошел

Отечественная медицина добивается весомых успехов. Подтверждение тому – работа экстренной медицинской службы, санитарно-эпидемиологической службы, системы родовспоможения. Публикуемая статья – крик души неравнодушного человека, который долгие годы работает в практическом здравоохранении и одновременно преподает в одном из высших медицинских учебных заведений.

Переживая за состояние медицины он написал эти заметки с пожеланием быть не названным. Редакция публикует данные заметки исходя из права каждого на свободу информации, закрепленного в Конституции Узбекистана.
 

 
Театр начинается с вешалки, а врач – с вуза. В Узбекистане подготовкой кадров для здравоохранения занимается пять высших учебных заведений. Много это или мало? Ежегодно медицинские вузы выпускают более четырех тысяч молодых специалистов. Вступительные тестовые испытания, позиционируемые, как современный и объективный способ проверки знаний не исключают отбора в вуз деток «нужных» людей и отсева неплатежеспособных. Тарифы поступления теперь возросли на порядки, например в Медицинскую Академию – это двузначные цифры в у.е. Не вдаваясь в подробности схемы подобного поступления, оговорюсь, что через тесты проходит десяток-другой достойных, желающих учиться ребят. Скажу по своим наблюдениям, что десяток – другой студентов на курсе учатся с интересом, остальные же – «позвоночники», т.е. люди поступившие «по звонку», разные дочки и сынки. Они и учатся как им удобно – зачастую посещают занятия по настроению. Проблема зачетов и экзаменов решается просто – их просто-напросто покупают. Снова оговорюсь, есть те кто действительно учится, даже при определенной «помощи» при поступлении.
 
Проблема поступления по блату или иными незаконными способами  существовала и раньше. Однако есть принципиальная разница по сравнению с прежними временами. Тогда те, кто поступал по звонку или за деньги учились даже старательней тех, кто поступил сам. Ибо, возможно, им внутренне было дискомфортно. А теперь этого нет, студенты даже бравируют своим безответственным поведением. Они хвастают не знаниями, а дорогими машинами, модной одеждой, гаджетами.

Кстати начало приспособленчества и безропотности медиков начинается именно с института. В любом институте, а в медицинском особенно, поощряется и насаждается безропотное послушание. Отказаться подписаться на газету или журнал, который тебе не интересен, не пойти на мероприятие для создания «массовки» и т. д. означает попасть в «черный список», а там и до отчисления рукой подать. Во времена моего обучения в вузе «белой вороной» считали тех, кто носил подарки преподавателям, теперь – наоборот. Кто не платит преподавателю за зачеты и экзамены – тот уже в списке «белых ворон».

Есть исключения и среди преподавателей, которые дают глубокие знания и требуют не денег, а знаний. Но таких, увы, все меньше и меньше…И не последнюю роль в этом играет нищенская оплата труда преподавателя и огромная нелепая нагрузка. Сегодня преподаватель вуза отвечает за студента, как нянечка детского сада за пятилетнего малыша и заполняет неимоверное количество формальных документов по его нравственному воспитанию. Зачем и к чему это – непонятно.

Особо хочу подчеркнуть отсталую бездумную методику преподавания, когда фундаментальные предметы, основа основ медицины, такие как биохимия, физиология патологическая физиология изучаются поверхностно. Для сравнения можно взять тесты по физиологии и биохимии для медицинских колледжей США по подготовке среднего медицинского персонала. Боюсь, что ни один из наших студентов и даже многие преподаватели не смогут их одолеть. Это и есть реальный индикатор качества знаний. Там никому не придет в голову пропустить занятия. Не из-за страха наказания, а из страха не догнать потом сокурсников по пропущенной теме.

Вы, возможно удивитесь, однако у наших студентов-медиков за все время обучения нет занятий по препарированию трупов, которое во всех медицинских вузах мира является одной из основ при изучении анатомии. Здравому уму непостижимо почему это запретили. Получается, выпускники-хирурги учатся на живых людях. Например в США студент, который хочет стать хирургом 4 года препарирует трупы, потом еще 2 года занимается патологической анатомией, рассматривая под микроскопом исследуемый материал, затем еще два года учится на собаках. Только после этого его допускают встать рядом с опытным хирургом, которому он ассистирует не менее трех-четырех лет. И только после этого ему доверяют самостоятельную операцию. Наши же хирурги, к сожалению, не могут самостоятельно изучить патанатомический материал под микроскопом и дать ему правильную оценку.

Сегодня Узбекистан мог бы принять за ориентир схемы обучения в Индии, Великобритания, Германии, Японии, Южной Кореи (перечислено по степени убывания объема медицинской информации, даваемой студентам).
 
После получения диплома начинается «борьба» за магистратуру – она проходит по тем же правилам, что и поступление в вуз – проходят, в основном, платежеспособные. Остальным светит поликлиника. Схема обучения в магистратуре – та же. Есть особо выгодные специальности – гинекология, урология, кожные и венерические заболевания. Они отличаются только тем, что поступать и учиться там значительно дороже.
Это и есть обучение будущего врача. К слову, те кто проплачивает гарантию поступления своих детей, предпочитают лечиться за границей. Хочется верить, что система обучения будущих врачей будет пересмотрена в ближайшее время. Во всяком случае, мы, врачи со стажем, искренне желаем этого.  

Продолжение следует.

Врач высшей категории,
Алишер А.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.