В борьбе с распространением коронавируса в Узбекистане больше всего досталось пенсионерам. Особенно она ограничила возможности одиноких, людей с инвалидностью, которые живут на ежемесячные пенсии и пособия. Апрельское решение о переводе выплаты пенсий, пособий на пластиковые карты, а потом и его отмена после селекторного совещания с участием президента, которое прошло 13 мая, до сих негативно отзывается в сети из-за последствий и противоречивой информации о будущих выплатах.
 
12 мая редакция Anhor.uz отправила запросы во Внебюджетный пенсионный фонд при Министерстве финансов, Центральный банк Узбекистана и Xalq Bank (Народный банк) с просьбой разъяснить, как всё-таки будут выплачивать пенсии в июне, что делать пенсионерам, решившим отказаться от карт, и во сколько обошлось бюджету непродуманное решение.
 
На момент публикации ответ получен только из Внебюджетного пенсионного фонда. Редакции предоставили лишь статистические данные по количеству пенсионеров и получателей пособий в стране в разбивке по категориям и регионам. Житейские же вопросы остались без комментариев.
 




В ожидании ответов журналистка издания пообщалась с пожилыми жителями Ташкента, чтобы выяснить их отношение к деньгам на пластике.
 
Надо отметить, что очень часто мы ратуем за всякого рода инновации без особых раздумий об их соответствии фактическому уровню бенефициаров, их готовности принять новшества и применять на практике. Так и получилось с массовым внедрением пенсионных пластиковых карт в жизнь пенсионеров и других людей, привыкших получать пенсии и пособия в наличной форме.
 
Радетели реформ не учли ни социальный состав пожилых граждан, ни фактическое состояние их здоровья, ни ограниченность их восприятия современных средств коммуникации, цифровых технологий, ни фактической обеспеченности, к примеру, базаров терминалами.

Из трёх собеседниц нашей журналистки только одна пользуется интернетом. Другие поддерживают связь с внешним миром и решают проблемы, с которыми сталкиваются, с помощью стационарного телефона, родных и неравнодушных соседей. Через стыд, что невольно стали обузой другим людям и за свою немощность, в которой обнаружилось столько достоинства и благородства. 
 
«Стыдно признаваться»: истории пенсионеров
 
«Обычно я получаю пенсию четвёртого числа. В апреле деньги принесли домой, в пакетах – идеальная организация. Не четвёртого, правда, а восьмого (апреля - ред.), но эта задержка не критичная», - рассказывает Людмила Михайловна Капина, жительница махалли «Авиасозлар» в Яшнабадском районе.
 
Пенсию за май одинокая 77-летняя женщина ждала две недели. Всё это время - на нервах: ни денег, ни карточки, ни информации. До махаллинского комитета или до отделения банка самой не просто трудно дойти – физически невозможно из-за больных ног. Помогали соседи.
 
- Мне было тяжело просить посторонних людей. А они просто жалели, потому что никогда не видели меня в такой растерянности.
 
Другим чувствам взяться было неоткуда. Соседки, которые по просьбе пенсионерки ходили в махаллинский комитет, рассказывали о больших очередях и хаосе.
 
- Представьте ситуацию: человек простоял час или два в очереди, подходит к столу, а ему говорят, что его карточка не готова: «Приходите завтра. Может быть, привезут». Понимаю, что сразу всем выдать карточки не получилось бы, но ведь можно было повесить список пенсионеров на дверях – хоть какая-то ясность.
 
18 мая Людмила Михайловна нашла свою пенсионную пластиковую карту в другой махалле.
 
- Приятельница позвонила, сказала: «Хватит ждать». В своей махалле мы ничего не узнали, но услышали, что в соседней выдают пенсии. Вызвали такси и поехали на удачу. Там сотрудник банка вывалил все карточки на стол. Среди них и нашли мою. Уже ничего не спрашивали, не объясняли, как так вышло – просто выдали и всё. Приятельница тут же обналичила, поменяла пин-код, подключила смс-информирование. Что и как будет с 1 июня я не знаю.
 
Платёжная пенсионная карта от UzCard у Людмилы Михайловны первая. Она признаётся, что очень далека от финансовых операций, банкоматов и слова на букву «т».
 
- … Терминатор? Терминал. Я только в мае узнала, что это такое. Мне стыдно в этом признаваться... Ни разу в жизни не ходила в крупные супермаркеты. Моей, считаю, хорошей пенсии – чуть больше миллиона - хватает на то, чтобы перейти через дорогу и что-нибудь купить в обычном магазине. Деликатесов себе не позволяю, но и не голодаю – наловчилась экономить. Понимаю, что и жить в современном мире нужно научиться, обращаться с той же карточкой. Но, как человек из прошлого века, считаю, что у меня должно быть два варианта: и наличка, и пластик. Я бы при должном информировании согласилась на частичный (30%) перевод пенсии на карту. Пожилые люди старше 65 лет нуждаются в понятных решениях. Нас очень легко обмануть, особенно когда нет чёткой инструкции перед глазами.
 
82-летней Людмиле Павловне Малышевой, жительнице Мирзо-Улугбекского района, с получением пенсии тоже помогла соседка. Задержек в выдаче раньше не было – деньги привозили каждое шестое число месяца. На миллион сумов в режим самоизоляции жили вчетвером – сама пенсионерка, внучка Ксения, которая осталась без работы во время борьбы города с коронавирусом, и двое её маленьких детей в возрасте пяти лет и восьми месяцев. Мужчин в семье нет: ни у Ксении мужа, ни сына у Людмилы Павловны – 20 января ушёл на работу, а 21-го его похоронили. Несчастный случай.
 
Рассказывая о своём положении, Людмила Павловна плачет. Женщине, которая всю жизнь проработала в НИИ, невозможно стыдно от того, что пришлось просить чужих людей о помощи. Сначала добровольных волонтёров, которых в закрытом городе объединила и координировала общественная деятельница Азиза Умарова – дважды привозили продукты, лекарства. Потом соседку, которая отвезла Людмилу Павловну, растерянную из-за недельной задержки пенсии, в районный филиал Народного банка.   
 
- Там столько народа было, но меня, как старую, без очереди пропустили. Через банкомат выдали деньги. Сказали, если захочу, карта останется, если нет, то в июне меня переведут на наличку. Не знаю только, банк приедет или самой ехать. Если куда-то ездить придётся, я по здоровью не смогу; если в махаллю будут привозить, наверное, соглашусь на карточку.
 
Пенсионерка не смогла ответить на вопрос, карту какой платёжной системы она получила – призналась, что в этом не разбирается. О возможности покупок через интернет, оплаты коммунальных и других услуг с помощью мобильных приложений тоже не знает – пользуется стационарным телефоном. Говорит, если что, внучка Ксюша поможет, и тут же спрашивает, как быть тем старикам, у которых никого нет.
 
Другой пенсионерке – жительнице махалли «Жангох» Шайхантахурского района Светлане Ивановне Науменко пенсию привезли домой. На карточке.
 
- Никто же не спрашивал – просто перевели, - говорит пенсионерка и извиняется за тяжёлое, прерывистое дыхание. - У меня астма, быстро не могу разговаривать.
 
Потом добавляет: «А за телефон деньги берут». При пенсии в 1,3 млн сумов, очень большой по мнению Светланы Ивановны, приходится считать каждую копейку, но жалоб за весь разговор не прозвучало. Даже о неудобствах, которые доставила пластиковая карта, пенсионерка рассказала без злобы: получила, повертела в руках и пошла в банк.
 
Для инвалида II группы, с ишемической болезнью сердца и астмой на последней стадии этот поход – настоящий подвиг. Особенно если учесть, что живёт Светлана Ивановна на девятом этаже в доме, в котором лифт не работает с ноября прошлого года.
 
- Зашла к начальнику, сказала: «Сынок, я не могу ходить, банкоматом пользоваться не умею. Сделай что-нибудь». Золото, а не люди: сняли копию паспорта и отпустили домой, а на второй день привезли деньги. Я даже не спускалась никуда. Карточка у меня просто лежит. Что с ней делать-то?



 
О чём эти истории говорят:
  1. Xalq Bank переоценил собственные возможности изготовления, введения в систему, активации, расчета пенсий и пособий и ввода их в каждую карточку по именам и типам получателей в короткие сроки. Никогда ранее банк не проводил такую масштабную операцию, требующую координации деятельности армии людей, вероятно поэтому и ошиблись в оценке ожидаемых и сопровождаемых трудностей.
  2. Банк заставил работать без выходных практически весь персонал собственного штата, что естественно привело к большим ошибкам при введении имён пользователей, пин-кодов и т.д.
  3. Вся кампания - изготовление, активация и доставка карточек - не сопровождалась разъяснениями сути нововведений. Пенсионеры, которые далеки от таких инноваций, как пластиковая карточка, введение пин-кодов, смс-уведомления, были напуганы (потеря последнего источника дохода) и вынуждены обратиться к чужой помощи с опаской и с риском «очередного» обмана.
  4. Xalq Bank не только не справился с взятым на себя обязательством, но и понёс колоссальные убытки от изготовления карт и организации развоза этих карт, зачисления средств и активации карт.
  5. Большое скопление пожилых людей в ограниченных помещениях банков, около банковских помещений привело к нарушению норм карантина, несоблюдению социальной дистанции и увеличило в разы риски распространения коронавируса среди самых уязвимых слоев населения.
Реакция на недовольство граждан

Пенсионеры задавались двумя вопросами: как вышло, что решение спецкомиссии получило большую юридическую силу, чем постановление президента №2753 от 2 февраля 2017 года «О дополнительных мерах по совершенствованию механизма выплаты заработной платы, пенсий, пособий и стипендий», которое установило выплату всех видов пенсий на территории республики в наличной форме в полном объеме без ограничений? Кроме того, Гражданский кодекс (ст. 354) гарантирует свободу заключения договора, где стороны должны излагать свое согласие на заключение договора или изменение условий ранее заключенного договора. 
 
В апреле их через виртуальную приёмную президента Министерству юстиции и Центральному банку страны задал администратор фейсбук-сообщества «ТЧСЖ и как с ним жить?» Максим Черников. За перепиской между заявителем и ведомствами следили 28 035 участников группы.
 
Министерство юстиции объяснило ситуацию тем, что решение специальной комиссии во главе с премьер-министром Узбекистана, которая была создана распоряжением президента №5537 от 29 января 2020 года, подлежит обязательному исполнению всеми организациями вне зависимости от их ведомственной принадлежности и организационно-правовой формы. Это прописано в постановлении Кабинета Министров №176 от 23 марта 2020 года. 
 
«Когда вопрос касается карантинных мер и борьбы с угрозами возникновения или распространения инфекционных и паразитарных заболеваний, установленные ограничения имеют абсолютно обоснованное правовое основание с учётом Закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», где чётко и ясно определено, какие меры могут быть приняты. […] Следовательно, во всех случаях, когда вопрос касается ограничительных мероприятий (карантина), введённых специальной комиссией, они подлежат обязательному исполнению, даже если в других актах законодательства предусмотрены иные правовые предписания», - разъяснил начальник управления Минюста Н. Тилляев.
 
Минюст подтвердил, что заключение договора является добровольным. В то же время получение пенсий в наличной форме названо невозможным в связи с решением спецкомиссии. Главное опасение, помимо тех, что упоминает ВОЗ, связано с тем, что такая форма выплаты требует контакта большого числа сотрудников банка, службы инкассации, ОВД, водителей с пенсионерами, которых в Ташкенте 345 236 человек (в Узбекистане 3,7 млн), и увеличивает риск заражения последних.
 
Истории из социальных сетей наглядно показали, что риски не только не удалось минимизировать, но и, наоборот, создать дополнительные условия для их увеличения. На брифинге 11 мая директор Департамента пруденциального надзора кредитных организаций Аброрходжа Турдиалиев признал, что работа по выдаче пенсий посредством пластиковых карт не была налажена должным образом, что вызвало обоснованные претензии населения.
Xalq Bank заявил, что из-за проблем в системе Национального межбанковского процессингового центра, который обслуживает систему Humo, пенсионеры «не могут свободно распоряжаться своими средствами на картах». Решением стала возможность обменять с 20 мая карты Humo на карты Uzcard. Также пенсионерам обещали дать право самостоятельно выбирать обслуживающий банк. Уточнялось, что и самим банкам это решение будет полезным – создаст конкурентную среду.
 
Однако 13 мая в ходе видеоселекторного совещания президент распорядился выдавать пенсии и пособия в наличной форме с соблюдением правил карантина. По сути, как и было до 13 апреля. Пресс-служба Xalq Bank сообщила, что пенсии и пособия выездные кассы банка будут доставлять по месту проживания пенсионеров и получателей с 4 по 27 число каждого месяца со строгим соблюдением требований карантина и на основе утверждённого местными органами власти платёжного графика. В соцсетях обсуждают противоречивую информацию по вопросу оформления отказа от пластиковых карт. Есть предположение, что для этого пенсионерам придётся ехать в свои районные филиалы обслуживающего банка, а значит снова подвергать своё здоровье риску подхватить инфекцию, от которой государство пытается уберечь. 
 
Комментарий эксперта
 
Абдулла Абдукадиров, экономический обозреватель Anhor.uz
 
- Ситуация с пенсионными выплатами - вопрос не только экономики, но и этики, которой ответственным руководителям Узбекистана, порой, не хватает.
 
Вмешательство спецкомиссии в процесс не очень понятно. Единственная причина, вероятно, заключалась в том, что пенсионеры находятся в группе повышенного риска, хотя до сих пор нет ни одного подтверждённого случая заражения болезнью от контакта с поверхностью. С другой стороны, любые поверхности (денег, пластиковых карт) несут опасность заражения и нельзя утверждать, что наличные деньги более опасны, чем карточки.

Пенсии и пособия – зона ответственности Центрального банка Узбекистана. Выплаты посредством пластиковых карт – его метод борьбы с теневой экономикой, которая любит наличные. Это всё равно, что сбивать температуру вместо того, чтобы лечить болезнь. В связи с введением ограничительных мер по борьбе с коронавирусом Центральный банк и Xalq Bank воспользовались моментом, чтобы разом увеличить количественные показатели по переводу наличных средств в безналичную форму. При этом допустили нарушение Гражданского кодекса Узбекистана, который, по закону, имеет большую силу, чем решение спецкомиссии. 

Задачу по переводу пенсий на карты 3,7 млн пенсионеров страны необходимо было решать поэтапно и не в условиях карантина, когда передвижение лиц ограничено. Навязывание пенсионных пластиковых карт, даже под видом борьбы с коронавирусом, недопустимо, поскольку это прямое нарушение прав и свобод личности.

Когда работники Центрального банка говорили о децентрализации эмиссии пенсионных карт и их обслуживания, они почему-то сослались на усиление конкуренции между банками. Однако, неясно, где здесь источник конкуренции между банками, ведь обслуживание пенсионеров не столько коммерческий, сколько социальный проект. Очевидно, что для пенсионеров не имеет значение ни название банка эмитента карты, ни сама платежная система.  Банк может подумать: какая разница для пенсионера, на какую карту зачислены его деньги: на карту Uzcard или Humo, эмитентом которой является Xalq Bank, или иной? Главное, чтобы этими картами можно было расплачиваться везде и за всё, снимать, переводить деньги и мониторить остатки. Однако, пока, владельцы карт Humo находятся в гораздо более неудобной ситуации - терминалов для этих карт иногда не хватает даже в Ташкенте.

Хотели, возможно, как лучше, а получилось - как всегда. Теперь, когда карточки наконец розданы, но президент распорядился выдавать пенсии и пособия, как обычно, наличными, но некоторые все же хотят пользоваться карточками, им надо идти в собес и вновь стоять в унизительных очередях, рискуя заразиться. Как эту проблему будут решать Xalq Bank и социальные службы, я отвечать не берусь.
 
Подготовила Виктория Абдурахимова
Инфографика: Виктория Абдурахимова, Дана Опарина