В комнатах для свидания при колонии ЖИЭК-7 в поселке Таваксай (в Ташкентской области Узбекистана, в 50 км от Ташкента) царит страшная антисанитария, говорится в заявлении жены одного из осужденных, Натальи Сайфуллаевой, написанного на имя заместителя министра внутренних дел, начальника ГУИН (Главного управления исполнения наказаний), полковника Бахромбека Адылова.
 
Женщина пишет, что в конце апреля она побывала на трехсуточном свидании с мужем в Таваксайской колонии. По ее словам, это был трехдневный ад. Вот как она описывает свои впечатления от пребывания в комнатах для свиданий осужденных с родственниками: «Страшная антисанитария. На 7 человек [из] моей семьи (она приехала с дочерьми – ред.) дали: 2 простыни и 4 наволочки. За комнату заплатила 10.200 сумов (более $1). За две комнаты за 3 дня доход зоны только с меня составил 61.200 сумов ($7). А в итоге я была под постоянным стрессом: грязные и вонючие матрасы, все в подозрительных разводах и пятнах. Комнат свидания - 14. Итого бухгалтер сразу внесла в кассу 132.800 сумов ($16). Подоконники грязные. Стекла грязные. В горшках цветов мусор. Внутри тумбочки вообще не протираются месяцами. Это фикция и блеф, что среда в зоне - санитарный день. Может в доме начальника зоны среда - санитарный день?».
 
«Я, заправляя постель, нашла грязную использованную прокладку под матрасом. Комнаты вообще не убираются. Куда делось новое белье, которое появилось полгода назад? Когда была последняя санобработка матрасов и комнат? В постели поймали жирных клопов. В первый же день нас и детей покусали клопы. Почему докатились до такого рассадника? Кто ответственен за комнаты свидания? А что тогда творится в бараках у заключенных? Страшно представить…», - описывает супруга заключённого.
 
По словам женщины, в зоне [в поселке] Таваксай официально среда - санитарный день. Получается в месяц - 4 санитарных дня. «А по факту там даже один раз в год не делается генеральная уборка. Можно грубо сказать: предоставляемый сервис в зоне - «сплошной сифилис». Другого выражения этой антисанитарии нет!», - пишет она.
 
«Мой муж просил не писать жалобы, так как он заключенный и боялся давления. Я даже подозреваю, что по вашей просьбе и под давлением он напишет, что «претензий не имеет». Но я, как женщина и как мать 5 девочек, не имею морального права молчать», - заключает жена узника зоны «Таваксай».