Ко Дню строителя


 
Строительный сектор остается одной из самых коррумпированных отраслей узбекской экономики. Это признают и в правительстве. Власть пока бессильна в борьбе против нечистых на руку чиновников и бизнесменов. За последние два года в рамках госпрограмм тендеры проводились лишь по 182 проектам из более чем трех тысяч, что составляет около 6%. Пытаясь найти средство от коррупции, президент поручил до 1 ноября 2020 года запустить единую платформу с информацией о финпоказателях, платежеспособности строительных организаций, их участии в госзакупках и квалификации персонала. Идея хорошая, однако она не решит всех проблем, в которых увязла отрасль, считают эксперты. В беседе с корреспондентом Anhor.uz эксперт, на условиях анонимности, рассказал, что не так в строительной отрасли.
 
Чем можно объяснить, что за последние два года лишь 6% строительных заказов в рамках госпрограмм размещались через проведение тендеров? Говорит ли это о том, что размещение 94% заказов имеет коррупционную составляющую?
 
Прежде всего, причина в отсутствии системного подхода, причем во всем. Практически каждая рабочая поездка правительственных лиц по областям и городам заканчивается поручениями о строительстве тех или иных объектов. И, зачастую, к строительству объектов привлекаются либо компании высоких чинов, либо аффилированных с ними лиц, естественно, без проведения тендера, как того требует закон. Это создает почву для коррупции. Для легитимизации данной ситуации в протоколе посещения (по итогам каждого официального визита составляется протокол посещения, где прописываются все поручения, задачи и др. важная информация) либо же в распоряжении, доступ к которым имеет узкий круг лиц,  прописывается, что «в порядке ИСКЛЮЧЕНИЯ привлечь к строительству объекта компанию, которая имеет хорошие финансовые показатели, компетенцию, большой опыт».

В такой ситуации - министерство финансов не может прогнозировать бюджет строительной отрасли, т.к. нет четкого плана, системного подхода и реального адресного списка. Планы меняются  в течение всего года, иногда по 20 раз за квартал. О каком системном подходе, качестве и прозрачности может идти речь?
 
Почему в поручении президента запустить единую платформу с информацией о финансовых показателях и платежеспособности стройорганизаций не упомянуто обязательное наличие кадров, имеющих строительное и инженерное образование, оснащенность строительными механизмами и список построенных организацией объектов?

Подобная система уже существовала, но несколько лет назад ее отменили, т.к. она оказалась абсолютно бесполезной, к тому же стала хорошей кормушкой для многих чиновников. Чтобы попасть в этот реестр, подрядным компаниям приходилось давать взятку, причем немалого размера. Сейчас снова хотят возродить нечто подобное, но судить о том, будет ли это очередная коррупционная кормушка, пока рано.

Что касается кадрового потенциала компаний, то в ноябре 2018 года издан указ президента (УП-5577), где даны четкие поручения по сертификации сотрудников всех строительных и проектных организация, а также служб заказчика. Однако, до сих пор это поручение не выполнено.

Пока сложно сказать что-то конкретное относительно оснащенности строительными механизмами и списка построенных объектов. Система только разрабатывается, но, насколько мне известно, эти данные планируется внести в систему. Замечу, что планируется привязать ее к Единой национальной системе труда Республики Узбекистан. Возможно, это даст толчок к тому, чтобы компании нанимали компетентных и дипломированных специалистов.

В чем основные причины финансовых злоупотреблений в сфере госзакупок, и какие изменения нужно внести в законодательство, чтобы изменить ситуацию в лучшую сторону?

Когда вся система построена таким образом, что есть огромное поле для коррупции, то все будут пытаться урвать свой кусок «пирога». К этой проблеме нужно подходить комплексно и, прежде всего, следует начать с планирования - адресный список строительства должен формироваться к началу года и не меняться в течение года. Нужно исключить фактор спонтанных решений, любое вмешательство извне и, в первую очередь, исходить из приоритетности объектов и строгого соблюдения бюджетной дисциплины.

На фоне пандемии Covid-19, к примеру, выявилась острая нехватка больниц, элементарного лечебного оборудования. Это яркий пример того, что ни министерство экономики, ни министерство здравоохранения РУз абсолютно не компетентны в области прогнозирования, элементарных расчетов по определению нормативной потребности населения в объектах социальной инфраструктуры и их оснащенности. Зачем строить различные Сити и подобные новостройки, если нет достаточного количества детских садов, школ, поликлиник, больниц и других важных объектов социальной инфраструктуры?!

Что касается госзакупок, то изначально идея (речь о законе «О госзакупках» и подзаконных актах) была очень хорошая. Но, к сожалению, в нынешнем виде система госзакупок порождает еще больше коррупции. Если госучреждение не может купить даже ручки без биржи, то зачем нужна такая система? В строительном секторе ситуация еще хуже. Сегодня уже тендеры – всего лишь видимость прозрачности. На деле все решается между «своими», коррупциогенный фактор пока всесилен.

Необходимо, в первую очередь, сделать систему тендеров электронной, причем исключить любое вмешательства со стороны – возможно, ввести принцип блокчейн. Кроме того, нужно в корне пересмотреть систему финансирования строительства со стороны государства. Зачастую, подрядные компании вынуждены начинать строительство без аванса. Заказчик, в лице государства, часто не выполняет свои обязательства по части своевременного финансирования подрядных компаний. В целом, процедура финансирования неоправданно сложная, однако Минфин пока пальцем об палец не ударил, чтобы упростить данную процедуру.

Существует ли система надежного контроля уровня профессионализма и квалификации ведущих сотрудников и рабочих 32 тысяч строительных организаций, действующих в Узбекистане при выдаче им лицензии?

Этот вопрос вообще никак не регулируется со стороны государственных ведомств. Формально трудовые книжки - свидетельство квалификации, но это не может служить основанием для оценки компетенции сотрудников. Нужна обязательная сертификация сотрудников в виде экзаменов, устного собеседования с приемной комиссией. Также подчеркну, что в стране отсутствует система подготовки специалистов по всем направлениям в строительстве. Если в советское время были так называемые ПТУ, где готовили каменщиков, сварщиков, маляров, сантехников и др. специалистов, то сейчас все это отсутствует напрочь. Поэтому сейчас на стройплощадке нет квалифицированных мастеров и специалистов.  

Как вы думаете, каков примерно размер теневой составляющей в строительной отрасли?

Сложно дать точную оценку. Могу лишь сказать, что размеры теневой составляющей строительной отрасли превышают ее законную часть. Миллионы рабочих трудятся на строительных площадках без оформления документов. Мы в этом ещё раз убедились на примере обрушения подпорок на строительстве Юнусабадской ветки метро. Если будут приняты меры для вывода этой части отрасли из тени, то налоговые поступления ощутимо вырастут. Более того, если вывести хотя бы половину теневой части строительного сектора, то вопрос трудоустройства большой части населения отпадет сам собой.

Назовите основные, на ваш взгляд, причины, из-за которых до настоящего времени не представлен вниманию общественности Генеральный план архитектурно-строительного развития города Ташкента?

Есть одна основная причина: отсутствие Генерального плана дает неограниченные возможности для продажи, причем с большой пользой для собственного кармана, самых лакомых земельных участков. Если будет утвержден генплан, то чиновникам различных рангов станет гораздо сложней осуществлять коррупционные махинации, поскольку в документе будет четко указано, что и где должно быть построено, поэтому они не смогут налево-направо распродавать земельные участки, и, что тоже важно, будет серьезно остановлен беспредел незаконных сносов, точечной застройки и вырубки деревьев.

Также свою лепту в неготовность генплана вносит расширение границ столицы, появление новых территорий, поэтому хокимият, возможно, хочет максимально выгодно для себя обыграть этот момент, включить в самые лучшие места свои, так называемые «Сити», и потом спокойно представить генплан общественности.

Элина Рустамова