28-й Конгресс Азиатской Конфедерации футбола (АФК), состоявшийся в Куала-Лумпуре (Малайзия), принял ряд важных решений, в числе которых – внесение поправок в Устав, инициированные президентом АФК.
Удивительно, но всегда послушный Узбекистан пошел против действующей власти. Почему?

На этот и другие вопросы о ситуации в футболе согласился ответить Алишер Аминов - вице-президент Международного фонда правовых инициатив:
 

- Алишер Анатольевич, чем продиктована позиция Футбольной ассоциации Узбекистана, оказавшейся в численном меньшинстве?
- Прежде всего, нужно понять, что это за поправки, в чем их суть, какой смысл они таят. 6 апреля 2019 года состоятся выборы президента и членов Исполкома АФК. Сейчас главой Азиатской конфедерации является шейх Салман бин Халифа из Бахрейна, но некоторое время назад стало понятно, что у него появился серьезный конкурент – Адель Эззат из Саудовской Аравии.
 
Утверждая, что конкурент серьезный, имею в виду не личностные качества кандидата, а стоящие за ним силы, которые обладают и огромными финансовыми возможностями, и политическим влиянием. При этом сам господин Эззат, который недавно оставил пост президента Федерации футбола Саудовской Аравии ради участия в предвыборной кампании в АФК, не имеет особого веса даже в национальных масштабах: ключевые для развития футбола решения принимает министр спорта Турки Аль-Шейх.
 
Так вот, Саудовская Аравия, выдвигая своего кандидата, вполне способна, используя политические рычаги, надавить на Футбольную ассоциацию Бахрейна, чтобы она не номинировала шейха Салмана на новый срок. То есть устранить чужими руками главного фаворита гонки. Прекрасно это понимая, президент инициировал изменения в Уставе АФК, разрешающие кандидату номинироваться без учета мнения «родной» национальной федерации. Если раньше такая рекомендация была обязательным условием при выдвижении кандидата, то теперь достаточно получить «добро» от любых трех федераций, входящих в АФК.
 
А вот для кандидатов в члены Исполкома это условие осталось в силе. Выбирая президента, АФК, получается, готова закрыть глаза на мнение национальных федераций, а для менее значимых должностей их согласие становится ключевым условием. Вы даже комиссаром матча под эгидой АФК без этого не станете, не говоря о членстве в Исполкоме. Сколько специалистов выпали из обоймы только потому, что у них не сложились отношения с руководителями федераций! Это касается не только Узбекистана или Туркменистана, но и Австралии с Индией, например…
 
- То есть президент инициировал изменения, которые должны помочь ему сохранить пост на следующие четыре года, проигнорировав, как минимум, логику?
- И получил полную поддержку Конгресса. 42 страны из 46 проголосовали «за». Если опираться на принципы демократии и гласности, базовые для любого честного выборного процесса, о логике и речи нет. С другой стороны, как ни странно, шейх Салман и его сторонники выступили как раз сторонниками демократических принципов. Ведь кто голосовал «против»? Саудовская Аравия – потому что не хочет выдвижения шейха Салмана. ОАЭ – потому что поддерживают Саудовскую Аравию во всех начинаниях. Корея – потому что тоже имеет виды на президентское кресло…
 
Кто-то из них возносился мыслями к демократии, логике, чести и достоинству? Я вас умоляю! Мотив простой, как сам футбол: любой ценой убрать фаворита.
 
- Хорошо, а как в эту компанию попал Узбекистан?
- Этим вопросом после Конгресса озадачились многие, никто не ожидал, что Узбекистана встанет в оппозицию к действующему президенту. С самого первого дня прихода к футбольной власти в Узбекистане Умида Ахмаджанова шейх Салман оказывал ему поддержку. Начиная с главного, когда в сентябре прошлого года АФК признала, так называемые, «выборы» президента ФФУ легитимными, несмотря на многочисленные нарушения собственных уставных документов. Шейх Салман не мог не знать, что Ахмаджанова не выбрали, а просто посадили в президентское кресло. Однако, он этот фарс мгновенно одобрил.
 
Шейх поддерживал ФАУ и по многим другим, полезным для Ахмаджанова, позициям. Например, именно в Ташкенте в конце сентября прошло заседание исполкома АФК, хотя Ташкент – не самое удобное место для такого мероприятия, как минимум, с точки зрения логистики. Как правило, заседания проводятся либо в Куала-Лумпуре, где находится штаб-квартира АФК, либо параллельно с более серьезными мероприятиями – Конгрессом АФК или ФИФА, финальным турниром Кубка Азии.
 
В конце сентября Ахмаджанов публично объявил о поддержке кандидатуры шейха Салмана на предстоящих выборах. Однако, месяц спустя позиция Узбекистана резко изменилась. Формально Ахмаджанов, занимающий сейчас должность первого вице-президента ФАУ, в работе Конгресса участия не принимал, но не секрет, что именно он руководит узбекским футболом при действующем – точнее сказать, бездействующем – президенте. А голосовал в Куала-Лумпуре, кстати говоря, ближайший помощник Ахмаджанова.
 
В АФК позицию Узбекистана восприняли однозначно: как предательство шейха Салмана. Очень сомневаюсь при этом, что о намерении голосовать «против» Ахмаджанов докладывал президенту ФАУ Ачилбаю Раматову. А о том, что решения такого уровня должны быть санкционированы Исполкомом ФАУ, он, полагаю, вообще не задумывался.
 
- И все-таки – какие мотивы?
 
- Знаете, человек, который и пришел к власти, наплевав на закон, и руководит футболом, не обращая внимания на всякие «мелочи», никогда не поставит закон выше понятий. Да и понятиями, как выясняется, Ахмаджанов жертвует легко. Все очень банально: саудиты, видимо, нашли аргументы, которые заставили наших футбольных функционеров нарушить слово и включить заднюю. Какие это аргументы, можно только предполагать. Причем, насколько знаю, правящая верхушка ФАУ обещала подтянуть к голосованию «против» и федерации других стран Центральной Азии. Но не срослось, что-то пошло не так. Ни одна из них не поддалась на уговоры и обещания.
 
- Чем чревата эта история, как полагаете?
 
- Скорее всего, у Узбекистана теперь нет шансов на сохранение места в Исполкоме АФК. Шейх Салман, за которым поддержка 42 федераций, вежливо попросит своих людей не голосовать за Узбекистан, а поскольку Восток – дело тонкое, этого вполне достаточно, чтобы проиграть выборы.
 
При этом надо понимать, что нынешнее место Узбекистана в Исполкоме – протекция именно шейха. В 2011 году, когда ФФУ выдвинула откровенно слабого кандидата, Сардора Рахматуллаева, не имеющего вообще никакого влияния в азиатском футболе, Узбекистан проиграл даже Мальдивам. В 2013-м к власти в АФК пришел шейх Салман, а тогдашний президент ФФУ Мираброр Усманов проявил дальновидность, поддержав его на выборах. Позже было инициировано разделение федераций футбола Южной и Центральной Азии, что помогло Рахматуллаеву все-таки попасть в Исполком.
 
По сути, создание Футбольной Ассоциации Центральной Азии (CAFA) затевалось исключительно для того, чтобы Узбекистан получил это место. Чем занимается организация, с момента создания которой прошло уже больше четырех лет? Вопрос без ответа. Некая активность наблюдается лишь тогда, когда проводятся какие-нибудь турниры, понятно, что за счет АФК и ФИФА. В общем, главная функция CAFA – гарантия мест в Исполкоме лояльным федерациям. Этой привилегии Узбекистан теперь, наверняка, лишится.
 
Кроме того, может сократиться представительство Узбекистана в постоянных комитетах АФК. Благодаря хорошим отношениям Усманова с шейхом Салманом, ФАУ сегодня представлена в ключевых комитетах: по проведению соревнований, техническом комитете, комитете по развитию, комитете футзала и пляжного футбола. Именно благодаря покровительству шейха Салмана Узбекистан получил право проведения чемпионата Азии по футзалу в 2016 году, что облегчило сборной задачу по выходу в финальный турнир Кубка мира. В конце концов, в один прекрасный день президент может пойти на принцип и отказать нынешней власти ФАУ в легитимности. Оснований для этого хоть отбавляй…
 
Я ни в коей мере не идеализирую шейха Салмана. Он правит азиатским футболом не по закону, а по понятиям, что как раз и иллюстрируют примеры закулисного взаимодействия с ФАУ. Но этот мутный сценарий только подчеркивает: руководство ФАУ поступило, как минимум, опрометчиво...