Узбекистан разрабатывает самый большой в мире карьер по добыче золота – Мурунтау. А карьер Кальмакыр при Алмалыкском горно-металлургическом комбинате является одним из самых больших медных месторождений на территории Центральной Азии. Разработка этих и других месторождений – заслуга многочисленной армии геологов, горных инженеров, маркшейдеров, шахтеров и другие специалистов.
 
Узбекистанская школа геологии, горного дела считалась одной из лучших среди стран нынешнего содружества. Технические специалисты зарубежных стран (Вьетнам, Монголия и другие) и всех республик бывшего Союза с удовольствием приезжали учиться и работать в Узбекистан.
 
Ташкентский Политехнический Институт (ныне - Ташкентский Государственный Технический Университет (ТашГТУ)) был передовым профильным образовательным учреждениям по качеству выпускников, кузницей кадров.
 
Пришли иные времена, и инженерская профессия ушла в тень, перестала быть перспективной, престижной, уважаемой. Более привлекательными профессиями стали менеджеры-руководители, менеджеры-финансисты, менеджеры-экономисты, юристы и тому подобные. Мы практически перестали замечать и ценить труд инженеров.
 
А какова тенденция в наши дни? Каждый год ведущий профильный вуз - ТашГТУ заканчивают специалисты, готовые к труду. Однако, кадровая ситуация в отрасли становится все более критической. Образовался большой кадровый пробел инженеров в возрасте от 35 до 55 лет. А ведь это период максимальной полезности, самореализации человека, желание материальной стабильности и обеспеченности, получение положительных эмоций от работы.
 
На мой взгляд, причина такого явления кроется в следующем:
Снизился образовательный уровень поступающих абитуриентов, что привело к понижению требований вузов к поступающим. Как результат, выпускники не соответствуют сегодняшним требованиям, предъявляемым к техническим специалистам. Образование не может обеспечить отрасль перспективными кадрами. Возможно секрет в том, что раньше учиться инженерской профессии приходила талантливая молодежь и дети из семей инженеров.
 
По моим наблюдениям, в профессию идут работать не более 3-5% окончивших вуз студентов. А учитывая недостаточно качественную подготовку выпускников, очевидно, отрасль недобирает необходимое количество грамотных специалистов. К тому же сформировалась тенденция ухода из отрасли, не проработав и 2-3х лет по специальности. И как следствие, отрасль утратила преемственность поколений-инженеров. 
 
Существует мнение, что взрослое поколение специалистов не желает передавать свой опыт молодым. Да, согласен, встречаются и такие, но это редкие случаи. Проблема не в пенсионерах, в учениках, их подготовленности. Порой, старший «технарь» не может ответить «молодому», поскольку последний не может грамотно сформулировать свой вопрос. В итоге теряют обе стороны.
 
Неэффективные реформы с обязательными таблицами для отчетов и непрофессионально поставленными задачами привели только к напряженности в коллективах, дополнительным затратам и спаду производства. Утрачено понимание ценности инженера для отрасли, для конкретного производства. Это привело к неадекватной оплате труда, что также увеличило отток кадров. 
 
Заработная плата, система поощрений - это самый главный и острый вопрос. Он существует во многих сферах экономики. Но хочу отметить, что в данном направлении государством разрабатываются шаг за шагом мероприятия, дающие позитивный эффект. Постановлением Президента РУ № ПП-3578 от 1 марта 2018 года возвращены районные (территориальные) коэффициенты для надбавки к заработной плате для работников Государственного Комитета Республики Узбекистан по геологии и минеральным ресурсам (Госкомгеология). В НГМК и АГМК данный коэффициент уже внедрен, однако цены растут с каждым днем. Пока, согласно официальным данным Госкомстата за 2017-2018 годы, лидерами по средней заработной плате являются финансисты и страховщики.
 
Постановлением ПП-3775 от 5 Июня 2018 года утверждена «дорожная карта» для повышения качества образования в вузах, третий пункт которой требует: внедрить с 2018/2019 учебного года порядок, в соответствии с которым базовые (ведущие) высшие образовательные учреждения, исходя из потребностей заказчиков кадров самостоятельно разрабатывают и утверждают, по согласованию с Министерством высшего и среднего специального образования Республики Узбекистан, учебные планы и программы по соответствующим направлениям образования и специальностям.
 
Надеюсь, что данный пункт приблизит к более тесному комплексному сотрудничеству институтов и предприятий.
 
Далее привожу свои идеи-предложения, которые, на мой взгляд, будут полезны:
- усилить интерес к базовым наукам в школах и в ВУЗах - математика, физика, химия и другие.
- Ввести требования при приеме в вуз:
а) умение работы с персональным компьютером, используя стандартные офисные программные решения;
б) обязательное знание русского языка с дальнейшим преподаванием спецпредметов на русском. Основание - вся доступная техническая литература, откуда студент должен обогащать свои знания, напечатана на русском языке.
 
ТашГТУ выпускает специалистов, которые занимаются в сфере горной техники и технологий, поэтому сама техническая терминология, техническая литература по специальности существует на русском языке. Уверен, что это одно из ключевых требований и оно приведет только к положительному эффекту. Для дипломата профессиональный язык – английский, как норма, а для инженера горного дела профессиональный язык – русский (и как иностранный - английский).

- внедрение программы сотрудничества (обмен студентами) с зарубежными образовательными и производственными учреждениями. Полагаю, будет дополнительным положительным стимулом для учащихся, направление на учебно-производственные практики за рубеж для повышения навыков, обмена знаниями.

В НГМК и Госкомгеологии были замечательные программы по отправке на учебу в российские ведущие институты, однако, по неясным и не озвученным для общественности причинам от этих программ, к сожалению, отказались.

- следует отменить требование нострификации профильных очных дипломов от государственных институтов стран СНГ, поскольку горное дело – специфическая специальность, в которую мошенники различных калибров на инженерные специальности не придут.
- пересмотреть приоритеты, цели и задачи государственных центров по повышению квалификации, поскольку они малоэффективны с точки зрения инженеров, потому что пока дают очень мало нового и полезного для инженеров.
- ведущие производственные предприятия не могут отправлять своих специалистов в командировочные поездки за рубеж с целью ознакомления, обмена опытом, повышения квалификации без согласования с центром. Насколько централизованность в данном вопросе оправданна и существенна? Честно говоря, у нас это абсолютно не развито, чтобы у инженера была возможность участия в подобных встречах, форумах с зарубежными коллегами.

В дополнение к сказанному, в последние годы наряду с качеством специальных знаний упала и общая культура образованного человека. Пример - была традиция обливать водой после защиты. Многие защищали дипломы, можем с удовольствием  вспоминать. Однако сегодня в ход идут зеленка, грязь, а порой могут облить и бензином. Это вредно и опасно, с такими «современными традициями» надо серьезно бороться.
 
Сегодня мы акцентируем взгляд на молодых специалистах, даем «дорогу молодым». Но если продвигать молодость в других сферах экономики оправданно и приносит плоды, то оправданно ли также подходить к технической сфере, в геологию, в горное дело, где период профессионального роста измеряется не одним пятилетием. Возраст и вместе с ним практика, стаж, опыт истинных «технарей» достойны не меньшего внимания.
 
Становление технического специалиста требует времени, не менее 15-18 лет, в том числе не менее 3-5 лет производственной практики, где «технарь» поэтапно воспитывается как ответственный профессионал.
 
Возможно, причиной дефицита кадров являются принципы руководства отраслью, которые являются источником утери преемственности и ценности специалистов. То есть не только в ВУЗах дело – проблемы есть и внутри отрасли - без программы поддержки кадров далее на предприятиях, все силы, которые были потрачены образованием, будут напрасны.
 
Нужно создавать условия на предприятиях, дать возможность «технарям» самим руководстводить производством. Надо чтобы инженер имел льготы, преференции, социальную защиту. Чтобы специалисты горного дела стремился к работе по профессии, чтобы ни холод, ни жара, ни пыль, ни трудные, порой вредные условия работы не были для препятствием для людей, которым работают под открытым небом и зимой, и летом.
 
Данной статьей хотел бы передать чувства инженеров, дать понять насколько специалисты одной из базовых сфер экономики нуждаются в поддержке, возрождении былого уважительного к ним отношения.
 
Саид Салибаев, инженер