На прошлой неделе Anhor.uz проводил семинар для журналистов из Казахстана, Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана «Мир и стабильность в Центральной Азии». Представители разных неправительственных организаций рассказали журналистам о своих практиках в содействии миру и стабильности. Нодира Каримова, директор “Истикболли авлод” рассказала о том,  как они в организации защищают права трудовых мигрантов и помогают жертвам домашнего насилия.

Расскажите, как появилась ваша неправительственная организация?

Зарегистрировались мы в 2001 году. В то время я работала в проекте Комитета женщин и общалась с представителями других неправительственных организаций.  Тогда ко мне обратилась Роза Айтматова из Кыргызстана и спросила, кто в Узбекистане занимается проблемами торговли людьми. Ведь много случаев, когда девушек из Узбекистана вывозят через Ош в ОАЭ. Именно Роза сподвигла обратить внимание на эту проблему. Сейчас помимо того, что мы занимаемся проблемой торговли людьми, мы проводим профилактическую работу по ВИЧ/СПИД среди уязвимых слоев населения, а именно среди девушек, которые предоставляют сексуальные услуги. Позже к нам обратился ПРООН, чтобы мы взяли еще одну группу. Оказалось, что в Узбекистане ею никто не занимается  — это мужчины предоставляющие секс мужчинам. Наша деятельность направлена на искоренение насилия в обществе.

Когда ваша организация только появилась, вы ведь были зарегистрированы как молодежный центр Ташкента, а теперь вы республиканский социально-информационный центр…

Все верно. Чуть позже к нам стали обращаться международные организации с просьбой помогать жертвам торговли людьми. В то время была очень важной проблема сексуальной эксплуатации. В 2014 году мы перерегистрировались и стали социально-информационным центром, а в 2018 году мы уже зарегистрировались как республиканский социально-информационный центр. Сейчас у нас есть 10 отделений в Узбекистане, с которыми мы проводим борьбу с торговлей людьми и профилактику ВИЧ/СПИД.

Как строится ваша деятельность?

На сегодняшний день действует 10 “горячих” линий. На основании поступающей оттуда информации мы и строим свою деятельность. За последний год было принято 5589 звонков, мы вернули 422 человека. 


Что значит “вернули”?

Большинство звонков, которые мы получаем, а это 75 % от общего количества, касаются возвращения на Родину. Мы сейчас стали фокусироваться на помощи людям по возращению. Я не могу сказать, что это все жертвы торговли людьми. Мы разделили образно их на несколько групп — это уязвимые мигранты, жертвы торговли людьми, есть люди, у которых нарушены права за пределами страны, а также жертвы домашнего насилия.

Из каких стран больше всего людей, которым вы помогли?

На первом месте Казахстан, раньше это была Россия. Это связано со многими факторами. Это и депортация из РФ, люди стали по транзиту останавливаться в Казахстане. Кыргызстан тоже стал страной назначения для наших мигрантов.

А ННО как то может воздействовать на расследования преступлений?

Да, ведь существует совокупность методов, которая принята во всем мире. Есть 4 основных направления и они должны работать в одно и тоже время в равных долях. Профилактика, партнерство, помощь жертвам, преследование преступлений. Как же ННО может воздействовать на расследование преступлений? Это, прежде всего правовая поддержка для жертв торговли людьми. Мы в организации изучали опыт других стран. Израиль победил торговлю людьми. Почему? Первым фактором было то, что преступления расследовались на высоком уровне и преступникам давали высокие сроки наказания. В Узбекистане эта статья тоже пересмотрена. Сейчас за торговлю людьми дают от 12 лет ограничения свободы и выше. Мы тесно сотрудничаем с МВД по этому поводу. Мы хотим, чтобы они больше возбуждали уголовных дел. Правоохранительные органы объясняют малый показатель возбуждаемости дел тем, что порой мало фактов, а преступники находятся за пределами страны. 

Мы стараемся говорить на совместных мероприятиях о том, что если не будут возбуждаться уголовные дела, то преступления будут продолжаться.Мы как ННО перенаправили 334 случая в правоохранительные органы за 3 прошедших года. Они перенаправляют к нам тоже немало случаев (240). А инициировано было всего 30 уголовных дел и осуждено 33 человека. Получается  10 %, а это очень мало. Те страны, которые лидируют в борьбе с торговлей людьми, у них процент расследований уголовных дел из общего количества составляет 60%.

С какими организациями вы сотрудничаете?

Среди государственных — это конечно МВД, МИД, Агентство по внешней и трудовой миграции, Минтруд, Министерство здравоохранения. Среди общественных организаций — Комитет женщин.Во многих странах принят документ, который называется механизм перенаправления. У нас этого документа нет. Это тормозит нашу работу. Мы часто проводим совместные мероприятия, для нас очень важно после мероприятия сделать рекомендации и отправить их адресату. Мы пишем и часто не получаем ответа. Закон о торговле людьми наши юристы подготовили уже очень давно.

По “горячей” линии у нас было 5 случаев с женщинами с детьми в лагерях для беженцев в Сирии. Это очень трудные случаи. Два из них перенаправили к нам из областей. О двух других мы узнали из других стран. Без работы со Службой госбезопасности здесь не обойтись. Мы обращались в международные организации, помощи женщинам, вернувшимся из лагерей пока нет. Это очень сложный вопрос.

А сотрудничаете ли вы с неправительственными организациями из других стран?

У нас есть партнеры в странах назначения, то есть Кыргызстан, Казахстан, Россия. Без них мы бы не справились с проблемой торговли людьми. Всегда проводится комплексная работа: нам помогают партнеры, МВД на местах, организации в зоне транзита.