После длительного обсуждения, в июне 2018 года принята Концепция совершенствования налоговой политики Узбекистана. Любые обсуждения ключевых направлений реформ уместны до принятия решений. Принятые же решения подлежат неукоснительному выполнению. Поэтому налогово-бюджетная политика на 2019 год разрабатывается на основании принятого Указа президента.
 
На видеоселекторном совещании Шавкат Мирзиеев заявил, что на реализацию налоговых реформ государствам требуется от 3 до 10 лет.  Поэтому идеи по различным подходам к Налоговой концепции все еще имеют место и могут, вероятно, найти свое отражение в разрабатываемом, новом Налоговом кодексе, ориентированном на перспективу.
 
При обсуждении Концепции налоговой реформы эксперты большое внимание уделили чрезмерной доле теневой экономики, потому что снизив налоговое бремя можно существенно легализовать экономику.
 
Налоговое бремя в Узбекистане не выше, чем в других странах. Если в мире в среднем доля налогов в валовом внутреннем продукте составляет порядка 30%, то в Узбекистане этот показатель составляет около 20%, а с учетом социальных выплат около 38%. В промышленно развитых, и социально ориентированных странах он составляет в среднем порядка 40%.
 
Сможет ли Государственный бюджет успешно выполнять свои функции при условии снижения налогового бремени? С учетом социальной направленности, в наших условиях, налоговые реформы должны быть направлены не на снижение налогового бремени, а на ее реструктурирование налогов.
 
Представляется, что налоговые реформы необходимо увязать с их конечной целью: реформы ради «налоговой революции», или реформы для стимулирования роста объемов производства, повышения производительности труда, перехода на инновационную экономику, формирование научно-производственных кластеров, роста конкурентоспособности.
 
Если осуществляемая налоговая реформа эти вопросы решит - экономике выгоднее будет легализоваться.
 
При этом, вероятно, нужно направить усилия на повышение отдачи от бюджетных расходов. Одними налоговыми реформами, не подкрепленными совершенствованием монетарной политики, дальнейшей валютной и предпринимательской либерализацией, без стимулирования квалифицированного труда - можно добиться легализации теневого сектора экономики лишь существенно усилив налоговое администрирование. Однако, при таком раскладе - расходы по усилению налогового администрирования могут стать новым налоговым бременем. А эффект такой «легализации» не существенно ускорит экономическое развитие. Меры по улучшению налогового администрирования должны осуществляться в дополнение к существенной реструктуризации применяемых налогов и всего хозяйственного механизма.
 
К примеру, «налог с оборота», которым облагается не только полученная прибыль, но нередко «охватываются» и затраченные ресурсы, однозначно загоняет предпринимателей «в тень», поэтому принятое решение избавиться от него споров не вызывает.
 
Какие еще налоги тормозят рост производства, загоняют экономику в «тень»? Те, которыми облагаются не конечные, а промежуточные результаты производства. Главным таким налогом является налог на добавленную стоимость. Формально, считается, что его платит конечный потребитель. Но, для того, чтобы его платил конечный потребитель, как правильно отмечалось в Проекте налоговой Концепции, его должны платить все участники экономического процесса.
 
Например, сельское хозяйство его не платит (и на сегодняшний день проблематично обеспечить оплату) – это порядка 17% ВВП. При этом сельское хозяйство является крупнейшим потребителем продукции химической промышленности, энергетики и других отраслей – плательщиков НДС. Малые предприятия его не платят, это порядка 6-8% ВВП.
 
НДС вклинивается во все межхозяйственные связи. Современные, наиболее высокотехнологичные производства, связанные в единую цепочку, могут охватывать порядка 200-250 отдельных производств. Уровень производства с глубоким разделением труда, обеспечивающий большую добавленную стоимость во всей цепочке, требует глубокую специализацию и кооперацию многих производств объединённых в отраслевые или региональные кластеры. НДС же противостоит формированию кластерной экономики.
 
Кроме того, в действующих положениях к добавленной стоимости относятся заработная плата и прибыль. То есть - НДС это еще один налог на заработную плату, в дополнение к единым социальным платежам и подоходному налогу.
 
Все усилия по внедрению достижений науки и техники, перехода к инновационной экономике направлены на создание новой стоимости. НДС же облагая ее налогом, как раз и тормозит инновационную экономику. Так, рациональней всего от него полностью отказаться для производителей отечественной продукции и услуг. Не снижать, а полностью отказаться.
 
И это проблема не только Узбекистана, но большинства стран СНГ, включая Россию, где периодически идут жесткие споры о целесообразности применения и величине ставок НДС.
 
Однако НДС дает порядка 35% поступлений в бюджет нашей страны. Если его отменять - это нужно компенсировать за счет других налогов. Целесообразно не отказываться и не снижать налог на прибыль, а наоборот увеличить его до уровня, покрывающего потери от отмены НДС, как это принято в международной практике. Прибыль это конечный результат хозяйственной деятельности - не промежуточный. Обложение им не препятствует формированию межхозяйственных связей.
 
Вместе с тем, можно было бы вместо НДС предложить налог с розничных продаж, как это практикуется в развитых странах - 3-7%. Это действительно налог, который платят конечные потребители. Во многих странах именно этот налог пополняет местные бюджеты. Да, администрировать его гораздо труднее, чем НДС, но он не настолько разрушительный для экономического развития.
 
Важно стимулировать эффективное использование имущества путем его рационального налогообложения. В период амортизации производственного оборудования надо применять умеренное налогообложение, а по завершении срока его амортизации – прогрессивное. Это вынудит производителей постоянное обновлять производственное оборудование на новое, которое более эффективно Если внедрить эти новшества - это будет система стимулирования постоянного роста эффективности производства.
 
Также, вместо сокращения налога на землю, необходимо повысить налоги на фермерские хозяйства, не полностью использующие свои земельные наделы, или допускающие снижение плодородности земель. Плодородие земель должно постоянно повышаться - это всеобщий закон. Фермерам должно стать выгоднее платить налог с прибыли с высоких урожаев, а не повышенные налоги с земли из-за снижения её плодородия и деградации ирригационных систем.
 
Конечно, нужны серьезные расчеты по ставкам, по определению базы. Но в целом, такой подход позволит реструктурировать налоговую политику, перенаправить ее на формирование инновационной экономики, с углублением разделения труда, развитием специализации-кооперации, формированием межотраслевых кластеров, не препятствуя производству новой стоимости с высоким содержанием в ней оплаты труда.
 
Налоговая реформа может быть успешной, если подойти к проблеме «легализации» с позиции единой экономической системы. Это должно предусматривать:
 
  • Реформирование приоритетов  стимулирования труда с упором на высокую оплату, высокую ответственность и высокую квалификацию. Без этого, ни «легализация экономики», ни успешная реализация противокоррупционной деятельности невозможны;
 
  • Совершенствование монетарной политики, направленное на обеспечение экономики достаточной денежной массой, без ослабления национальной валюты;
 
  • Обеспечение высокой отдачи расходов Государственного бюджета с  разработкой и внедрением системы бюджетирования, ориентированного на результат;
  • Совершенствование налогового администрирования.
 
Именно такой всесторонний, комплексный подход позволит легализовать экономику и обеспечит ее всемерный рост в Узбекистане.
 
 
Мирякуб Хайдаров
Экономист