Советская архитектура Ташкента известна далеко за пределами республики, как положительный пример в создании архитектуры интернационального модернизма. Снос советского наследия может лишить город культурного слоя. Узбекистану необходимо создать международную независимую комиссию по изучению и охране советского зодчества. Об этом в интервью Anhor.uz заявил известный архитектор Германии и России Сергей Чобан.
 

Сергей Чобан известен в мире уникальными проектами и особым дизайнерским видением. Его модернистские здания, которые обрели международное реноме, названы значимыми, сложными, загадочными, провокационными и глубоко художественными. Среди проектов Сергея Чобана башня «Федерация» в московском Сити, Петербуржские Экспофорум, Еврейский культурный центр и синагога, Дворец водных видов спорта в Казани, квартал DomAquaree, Музей рисунка, реновация ткацкой фабрики и штаб-квартира Coca-Cola в Берлине.

Несмотря на то, что Сергею Чобану еще не удалось побывать в Узбекистане, оценить собственными глазами, чем славится архитектура Ташкента, по его признанию он много слышал отзывов от своих коллег о нашем городе, читал книги и исследовательские работы, посвященные архитектуре столицы Узбекистана.    

«После землетрясения 1966 года, при восстановлении города, облик Ташкента кардинально изменился силами архитекторов и строителей, прибывших преимущественно из разных уголков Союза. Тогда в архитектуре Ташкента были сделаны необычные приемы, связанные с попыткой соединить историческое наследие с возможностями современного домостроения. Это был очень интересный опыт, который вышел далеко за границы Ташкента. Будет нанесен непоправимый урон, если это наследие будет уничтожено. Ведь речь идет не просто о разрушении советской постройки. Ташкентские проекты отличаются от многих других советских застроек своеобразными архитектурными слоями и неповторимостью», - говорит архитектор.  

Сергей Чобан подчеркнул, что сегодня проблема сохранения послевоенного архитектурного модернизма актуальна не только для стран СНГ, но и Европы.

«Дискуссии на тему сохранения архитектурных сооружений 1950-70-х годов ведутся далеко за пределами СНГ. Например, в Берлине, где я работаю, тоже происходят случаи сноса зодчества ГДР. Чтобы инициировать их сохранение приходится напоминать об историческом наполнении гэдээровских построек. Повторюсь, что в свое время Ташкент пошел дальше, поскольку там было реализовано необычное монументальное искусство, что стало важной частью в истории архитектуры и культуры города. Поэтому Узбекистану необходимо подходить крайне деликатно к вопросам реновации. В некоторых ташкентских проектах просматривается стиль гениального американского архитектора Луиса Кана. Конечно, очень сложно судить на расстоянии, но судя по увиденным фотографиям – ташкентские панельные дома с навесными стенами лоджии, которые выполнены при помощи арок и орнаментальных решеток, необычно спроектированы», - сказал эксперт.



По мнению Сергея Чобан, несмотря на то, что проблема уничтожения советского наследия актуальна для многих стран, каждый город и каждое здание требует индивидуального изучения. Универсального подхода в этом вопросе нет и не может быть.

«Иногда исторические следы и события, происходившие в тех или иных зданиях, важнее художественного оформления. Например, сейчас в Германии я пытаюсь сохранить телефонную подстанцию, которая здесь находилась во время ГДР, где руководители правительства переговаривались со своими коллегами из других стран социалистического лагеря. С художественной точки зрения подстанция не представляет интерес, но нельзя не учитывать историческую ценность этого объекта. Поэтому при принятии решений о сносе любых построек эти аспекты не должны игнорироваться», - считает Сергей Чобан. 

«Важно понимать, что тотальный снос лишит нас культурного слоя, который невозможно будет восполнить чем-то другим. В случае с Ташкентом это вдвойне сложно себе представить, так как жилые и культурные объекты представляют интерес не только в качестве живой истории советской эпохи, но и как образцы интернационально значимой архитектуры. В специализированных изданиях и СМИ можно найти большое количество статей, где Ташкент рассматривается как положительный пример в создании архитектуры международного модернизма. Этим надо гордиться», - отметил Сергей Чобан.  

По мнению архитектора, Узбекистану необходимо создать международную независимую комиссию по изучению и охране советской архитектуры.

«Комиссия обязательно должна состоять из архитекторов, искусствоведов, историков. Задача комиссии установить, какие из сохранившихся элементов городской среды советского модернизма нуждаются в постановке на охрану, определить техническое состояние всех зданий, выделить постройки, представляющие художественную и историческую ценность, установить участки, которые могли бы сохраняться как части ансамбля и поставить их под охрану. Те объекты, которые находятся в плохом состоянии и восстановлению не подлежат можно пустить под снос. Но, повторюсь, это должно быть индивидуальным и продуманным решением. Не менее важно бережно вписывать новостройки в зоны советской исторической постройки, чтобы не нарушать общий ансамбль», - заключил Сергей Чобан. 
 
Элина Рустамова