UzJournal продолжает рассказывать истории военкоров, которые рискуя своей жизнью, отправляются в горячие точки ради того, чтобы показать миру войну такой, какая она есть.  Героем этого материала стал российский ветеран военной журналистики, писатель, лауреат премий Союза журналистов СССР и РФ Владимир Снегирев, который с 1981 по 2006 годы представлял в Афганистане ведущие советские и российские СМИ – «Комсомольскую правду», «Правду», «Российскую газету». В списке его командировок, охваченных революциями и войнами  Нагорный Карабах, Ирак, Северный Кавказ, Косово, Абхазия, Ливия, Египет, Сирия и еще с десяток адресов.  В интервью UzJournal он рассказал о своем опыте, как работать в условиях войны и почему сегодня опасней работать военкорам, чем раньше.



«Журналисты – зеркало того, что творится на передовой»

Люди, которые говорят, что мир становится лучше, видимо, живут в иллюзиях. Несмотря на то, что в душе я пацифист, к моему огромному сожалению, войн не становится меньше, наоборот, мир становится более жестоким и грязным – локальные конфликты, терроризм, экстремизм, национализм извергаются словно вулкан. Узбекистан, к сожалению, тоже имеет труднопредсказуемые конфликты буквально под боком. Правительство понимает, что надо быть готовым к любым непредвиденным ситуациям как спецслужбам и армии, так и четвертой власти - СМИ. Ведь именно журналисты являются для народа зеркалом того, что творится на передовой. Поэтому Узбекистан принял абсолютно правильное решение начать готовить профессиональных военных корреспондентов. Не знаю, в каком формате правильней готовить кадры – открывать университетские факультеты или достаточно краткосрочные курсы пройти, как это практикуется у нас в Союзе журналистов Москвы. Но то, что надо готовить кадры – очевидный факт.  

«Афганская война - самая главная ошибка советской власти»

Каждый раз после отъезда из Афганистана говорил себе, что больше не вернусь в эту страну, но у судьбы были другие планы на этот счет. Как в период присутствия наших войск, так и после их вывода часто возвращался в Афганистан. Впервые в 1981 году попал на афганскую войну и ровно год я работал в условиях войны. Этот  опыт перевернул все мое сознание, за что благодарен судьбе. Когда уезжал, был наивным и чрезмерно самоуверенным, а возвращался растерянным, морально израненным и очень неуверенным в себе человеком. Изначально в моих представлениях Афганистан был иным, не думал, что будет все настолько жестоко. Практически каждый час гибли невинные люди, а война все полыхала и полыхала. Но меня особенно выводил из себя чудовищный контраст. Например, когда удавалось поехать на короткую побывку домой в Москву, выяснялось, что там люди практически ничего не знали об этой войне. Люди жили спокойной жизнью, продолжая ходить на дискотеки в модных одеждах. Это приводило меня в бешенство и больно било по мозгам, ведь «за речкой» кровь, стоны, сломанные судьбы… На мой взгляд, афганская война - самая главная ошибка советской власти.

Как работать в условиях войны?

Не надо лишний раз высовываться, подчеркивать, что не местный, безопасней – раствориться в массе. Лично я никогда не носил ни бронежилетов, ни касок, напротив, старался выглядеть, как местные мужчины, чтобы остаться незамеченным. А передвигался, в основном, на рейсовых автобусах, ведь автомобили с надписью «Пресса» всегда привлекают ненужное внимание.

Советую пресс-службам и пресс-секретарям верить в последнюю очередь, так как их задача – выдавать свою «правду», скрывая реальную картину от широкой общественности. То есть они ведут свою игру, которая зачастую далека от действительности.

Говорить о беспристрастности журналистов не приходиться, поскольку это само собой разумеющееся не только на войне, но и в обычной жизни. Но, работникам СМИ ни в коем случае нельзя подливать масло в уже пылающий костер, ведь на кону жизнь простых людей.    

На своем опыте убедился, что война не только физически, но и морально калечит людей. И прежним оттуда не возвращается никто. Но нельзя допустить, чтобы душа зачерствела. Поэтому даже на войне надо оставаться человеком. Если рядом гибнут люди, особенно женщины, дети и старики – сначала необходимо протянуть руку помощи им, и только потом хвататься за камеру. Но самое главное – не идти против совести, даже если редакция диктует противоречащую вашим принципам политику.

«В военкорах видят шпионов или нежелательных свидетелей»

Время идет, и работа журналистов на войне усложняется. Да, с технической точки зрения стало легче работать. Выйти на связь, оперативно обработать и передать информацию сегодня журналистам намного проще. С другой стороны, работать на фронте стало как никогда опасней. Ожесточение и нетерпимость противоборствующих сторон стали сильнее. Прежде всего, из-за цензуры, которую тут же вводят в зонах боевых действий все воюющие стороны. Невозможно относительно свободно передвигаться, фотографировать все, что видит журналист, разговаривать с «нерекомендуемыми» респондентами и т.д. В военкорах видят шпионов или нежелательных свидетелей. Поэтому нередко военные журналисты не возвращаются домой живыми.



Лучшая защита для военкора - не специальное снаряжение, например, бронежилет и каска, а адекватное отношение другой воюющей стороны к представителям чужих СМИ. 

«На войне чаще гибнут телевизионщики и фотографы»

Надо ясно понимать, что работа военкора сопряжена с угрозой для его жизни. Но, когда ты не первый день работаешь на линии огня, то чувство страха само собой притупляется, отпадает. На первый план выступает желание добыть эксклюзив, опередить коллег, конечно, если мы говорим о профессиональных  журналистах. Военкоры, как солдаты и офицеры, которые бесстрашно ведут войну, только вооружены они камерой, блокнотом, диктофоном. Страшно становится позже – дома, когда начинаешь осознавать, какому риску подвергал свою жизнь ради информации.  Кстати, на войне чаще всего гибнут телевизионщики и фотографы, так как они работают непосредственно на поле боя. 

«Военная журналистика - не женское дело»

С большим уважением отношусь к бесстрашным женщинам. Я много лет проработал в Афганистане, причем по разные стороны баррикад – с моджахедами, армией СССР, и даже в Пакистан ездил. Во время своих поездок часто встречал в составе западных журналистских групп женщин-корреспондентов. Со многими из них познакомился и в последующем не раз еще сталкивался с ними в Ираке, на Ближнем Востоке, во время недавней арабской весны. Конечно, не женское дело лазать по окопам, убегать от пуль. Это будущие или состоявшиеся мамы, и мы должны их беречь.

С другой стороны, они добровольно выбирают этот путь, повлиять на их решение не можем и не имеем права.  Помню, читал лекцию на курсах по подготовке военных корреспондентов, и был сильно удивлен, что около 70% учащихся были девушки (по данным ЮНЕСКО, 40% сотрудников СМИ в мире – женщины, а в странах с переходной экономикой – по разным причинам - их доля возросла до 80% - Авт.). Я пытался их уговорить пока не поздно отойти от этого дела, ведь никто на войне не будет делать им поблажек, но тщетно. На войне отношение мужчин к женщинам - военным журналистам не всегда самое достойное. Им особенно сложно работать на Востоке, где традиционно роль женщины в обществе ограничивается домашними делами и уходом за детьми.

Элина Рустамова