Первую часть можно прочитать здесь.
ЧАСТЬ II:

«Кадры Моленбека…»

В один из весенних дней 2001 года Усама бен Ладен посетил базу «Ал-кайиды» в районе Дарунта, в 20 километрах от города Джелалабад. В «Абу Хабаб»-е, так назвалась это база, готовили террористов–камикадзе и обучали взрывному делу. Телохранитель бен Ладена, попавший в плен к американцам в 2001 году, рассказал следователям следующее: «…шейх Усама спросил братьев: «Кто ради меня возьмет на себя дело Масуда? Он обидел Аллаха и его сыновей». Несколько братьев вызвались убить Масуда и быть вознагражденными Аллахом». Были выбраны двое: «Абу Хобейда» и «Сухайл». 

Кто были эти люди?

«Сухайл» (по другой версии, «Ас-Савир»), он же фейк—оператор «Мухаммад Касим Баккали», в жизни 31 – летний Рашид Боурави Авер, бывший текстильщик из тунисского города Сус. Типичный арабский парень, пришедший, как все арабы Северной Африки, в Европу для лучшей жизни. Искал счастья в Германии и в Италии. Не имел образования. Перебрался в Брюссель. Был нелегальным мигрантом и жил на случайных заказах. Типичный исполнитель, который до конца своих дней будет исполнять приказы. Мечети и кофейни Моленбека (или Моленбек-Сен-Жан — одну из 19 коммун Брюссельского столичного округа Бельгии, позже получившая славу «колыбели европейского терроризма») были одними из тех мест, где тунисский текстильщик проводил свое время. Его нелегальный статус, по убеждению многих источников, не предвещал ему будущего в Бельгии, что и стало стимулом для его переезда в Афганистан. Это все, что известно о его европейской жизни, что вызывает немало вопросов.

Информация об «Абу Хобейде» или фейк – журналисте 39–летнем Абдулсаттаре Дахмане или «Мухаммаде Кариме Тавзани», более подробная - по официальным источникам Туниса, Бельгии и Франции, а также показаниям следствию и суду его сообщников, в первую очередь Аделу Тебурски и жены – Малики Аруд (по другой версии Рауд). Он впервые был идентифицирован 7 декабря 2001 года бельгийской ежедневной газетой Le Soir.

Дахман, рожденный в тунисском городе Габес, был из самодостаточной семьи. Являлся выпускником факультета журналистики. Этот «средний студент», как и многие его земляки и арабы «исламского Магриба», взял путь в Европу. Согласно официальным источникам, Саттар отправился в Бельгию в 1986 году после получения степени журналистики. Планировал продолжить учебу в Свободном университете Брюсселя (UCL). По свидетельству Кристол Лежен, представителя этого вуза, бельгийскому следствию, Саттар поступил туда в 1990 году, но ушел через год, не сдав экзамены.

В 1987 году он поехал в Лёвен — главный город провинции Фламандский Брабант, один из университетских центров Бельгии. По некоторым данным, он поступил во французский (ULB), а позже и голландский корпус (VUB) Католического университета Лувена. Здесь он встретил франко-тунисца и будущего товарища по «Ал-кайиде» — Аделя Тебурски, позже получившего гражданство Франции. Адель занимался математикой. Но точной информации об учёбе Дахмана в этом университете нет. Пресс-секретарь Католического университета отметил следствию, что официальные лица, которые могут подтвердить его отношение с этим университетом, недоступны.

По результатам судебных разбирательств в Париже в 2003 году выяснилось, что после он поехал в Канаду, где в 1991 году женился на молодой женщине по имени Самия. Совместная жизнь не удалась, и случился «болезненный развод».

Дахман был обычным «левым» молодым парнем, который «слушает регги, охотно пьет белое пиво, встречается с разными девочками», но его профессиональные и супружеские неудачи делают его жизнь горькой. Он ограничивает свои страсти, отпускает бороду, и даже отказывается жать руку женщинам. Был разнорабочим, в том числе работал в рыбном магазине. Много «кочевал», а с 1996 года начал постоянно посещать мечети.

Он приехал в брюсселский Моленбек, где и попал в среду тунисцев, в том числе Аделя Терубски, которые и работали на «Ал-кайиду». По результатам слушаний в парижском суде, там он и встречается с Рашидом Авер, своим «оператором». Оба посещают одну и ту же мечеть.

В эти годы Моленбек, где жило много арабов, «питался» идеями джихадизма. В городе действовала большая сеть. Здесь в 1997 году французский сириец Шейх Айачи Бассам, также известный как «Голубоглазый имам», создал Бельгийский исламский центр, где пропагандировал идеи салафизма и агитировал за участие в джихаде. Он говорил своим посетителям: «Ваше место там!». Он подразумевал Чечню и Афганистан. Дахман был одним из слушателей, позже близким человеком Бассама. Шейх оказывал ему финансовую помощь. В 1997 году он нашел и жену – бельгийскую марокканку — Малику Аруд, которая организовала посещение женщинами Центра (по словам Аруд американскому CNN в 2006 году, она вышла замуж за Дахмана в 1999 году). Сам Бассам в 2004 году в интервью французскому режиссёру Дидиеру Мартини признался, что их брак был связан с нелегальным статусом Абдулсаттара и его женитьба с бельгийской гражданкой облегчила бы ему процесс получения гражданства.

Другим «вдохновителем» Дахмана был бельгиец, сын профессора Католического университета Лувен, принявший ислам Шейх Абдулла Бастин (Жан Франсуа Бастин), близкий друг Бассама. Они верили, что скоро в Бельгии мусульмане станут большинством, тогда «они навяжут шариат, и вся Бельгия станет частью исламского сообщества».

Имамы Моленбека «готовили», или промывали Дахману мозги, а настоящую вербовку с ним вели уже люди, связанные с «Ал–кайидой». Они были его земляками — тунисцами, проживающими в Европе и некоторые из них уже имели гражданство европейских стран. Адел Тебурски, математик, познакомил его с Тареком Маруфи, лидером бельгийского отделения «Тунисской боевой группы» (TCG), которая была создана в 2000–м году организацией «Аль-Каида» в странах исламского Магриба». Она действовала «под их именем, от их имени или в их поддержку» и за «вербовку для них». Неизвестно числился ли Дахман в этой организации, как и его товарищи. Третьим «боевым товарищем» Дахмана был Низар Трабелси — профессиональный футболист. Четвертый — Мохаммед Аммар Слити, механик, который в 1999 году переехал в Афганистан всей семьей — с женой и пятью дочерьми от 2 до 13 лет (он в 2000 свою 13 – летнюю дочь выдал за одного тунисца – члена “Ал-кайиды”, но этот зять был убит во время американских бомбежек в 2001 году, он так и не увидел лицо своего первенца).

Пожалуй, решающую и роковую роль в судьбе Дахмана сыграла его жизнь в столице Европы. По словам тунисских властей, он ушел в подполье в 1999 году, после того как бельгийские власти попытались изгнать его, поскольку его разрешение на жительство истекло. Но это не было единственной причиной.

По словам его жены, с того самого момента, как он приехал в Брюссель, его постоянно преследовали неудачи – «он не смог подтвердить свой диплом журналиста и не смог устроиться на работу журналистом или преподавателем, что было мечтой его жизни, не удалось ему получить и вид на жительство, чтобы окончательно урегулировать свое положение, а для того, чтобы хоть как-то прожить, давал уроки арабского языка в исламских центрах».

Он хотел жить, найти свой путь и счастье в Европе, но она, как «недружелюбная мачеха», выдавила его в ту страну, где, по словам Малики, «истинный мусульманин мог реализовать свои возможности». «Именно в Бельгии, его взгляды радикализировались. Так было и с Аделем Тебурски, Низаром Трабелси и другими» — говорила Малика Аруд парижскому суду.

Вопреки словам его жены, по свидетельству его товарищей, которые были задержаны в 2001 году, Дахман имел успехи в своей карьере исламского проповедника – он выступал с проповедями в мечетях Брюсселя, в том числе комунн Форе и Андерлехта, где говорил о джихаде. Видимо это повлияло на его решение присоединиться к джихаду. Он поверил тому, о чём говорил сам. «Он хотел в Чечню, но бен Ладен взял его в «Аль-Каиду» — позже рассказывала его жена телеканалу CNN.

В конце концов, «друзья» приготовили уже для «зрелого плода европейской горькой жизни» — Дахмана все необходимое для поездки в Афганистан: Тебурски ему вручил фальшивый паспорт, на всякий случай, даже был резервный запас украденных паспортов и билеты на самолет, рекомендательное письмо к бен Ладену дал Маруфи, а в Афганистане его встретил Мухаммед Слити.

Когда Дахман приехал в Афганистан?

Есть три версии. Первая, согласно французской Le Monde от 2005 года, Слити встречает Дахмана в Афганистане осенью 2000 года. Вторая, испанская «El Pais» со слов его жены пишет, что Дахман поехал в Афганистан в середине 2000 года. Третья, Дидиер Мартини, французский режиссер в своём документальном фильме «Кто убил Масуда? («Qui a tué Massoud?» (2004) датой его полёта из Лондона в Пакистан называет 19 мая 2000 года.

В ноябре 2001 года «Time»приводит признания Тебурского о том, что Дахман решил отправиться в Афганистан в мае 2000 года. Он добрался до Лондона из немецкого Дюссельдорфа.

Задержанный в Бельгии Абдельхаудин Аберкан в феврале 2004 года сделал очень важное признание. Оказывается он был знаком с Дахманом и слушал его проповедь в 1999 году в мечете Форе. Именно он отвезет на фургоне Дахман и Тебурски в аэропорты Франкфурта и Амстердама.

Итак, трудно определить, откуда Дахман вылетел в Лондон из Дюссельдорфа, Франкфурта или Амстердама? Но в лондонском аэропорту он попался — полиция засомневалась в подлинности его бельгийского паспорта и начала проверку. Дидиер Мартини дает подробности этого задержания. Согласно ему, Дахман признался британской иммиграционной службе, что его паспорт фальшивый, так как преследуется правительством своей родины — Туниса. Он попросил политического убежища. Его заблокировали в транзитном центре, откуда ему удалось сбежать. В результате Тебруски получает указание направить в столицу Великобритании курьера с новыми документами. В июле, переждав необходимое время, Дахман вылетает в пакистанский город Карачи.

Таким образом, по версии Дидиера Мартини и Малики Аруд, Дахман попал на базу «Аль – каиды» — «Абу Хабаб» в 2000 году. Там он и встречает Рашида Авер. Оба проходят физическую и идеологическую подготовку. По данным Le Monde от 2005 года, c ними были «футболист-террорист» — Трабелси, а также два араба французского просхождения: Джамель Бегал (приговоренный к десяти годам лишения свободы в Париже) и Закария Мусави (обвиненный американцами в участии в нападениях 11 сентября 2001 года).

Малика остается в Брюсселе и “ждет лишь одного его слова, чтобы следом покинуть столицу Европы”. Муж позвал её в январе 2001 года. Малика, “проделав длинный путь под все скрывающей паранджой”, присоединилась к нему в «Абу Хабабе». Французская Le Monde пишет, что тогда она привезла различные предметы от Тебурского: французско-арабские словари, компьютер, доллары и два мультиметра — измерительные приборы для изготовления бомбы замедленного действия.

Позже пара переедет в двухэтажный дом из 7-ми комнат в «арабском квартале» или «городе избранных» в Джелалабаде. В таких особняках жили важные для «Ал-кайиды» люди, одним из которых был Дахман. Он уже несколько раз встречался с бен Ладеном.

По свидетельству жителей Джелалабада, арабы, и в целом члены “Ал-кайиды”, среди которых были чеченцы, уйгуры, узбеки, европейцы, американцы и представители других стран, в отличие от бедного местного населения жили в роскоши и достатке. Они одевали новые военные униформы, имели самое новейшее вооружение и ездили на последних моделях японских “Тойота” и передвигались по стране свободно и без препятствий. Их почитали и здоровались с ними, так как они были мусульманами и занимались джихадом. Но многие считали их агрессорами, так как они находились в Афганистане с оружием.

По словам Аруд (CNN), она хотела организовать «гуманитарные проекты, к примеру, открыть детский дом и преподавать «истинный ислам», но, то что она увидела – абсолютная нищета и разрушительные последствия войны, потрясло ее. Пара во всем этом обвиняла ООН, Соединенные Штаты и их европейских союзников, которые в январе 2001 года объявили санкции против талибов. Они жили в «сердце клана Усамы бен Ладена», в том числе его жена. Дахман научит жену использовать оружие. По ее словам, Дахман и Авир часами уединялись и разговаривали, и больше не пускали к себе никого.

Вскоре, Малика устает от регламентированной суровыми мусульманскими законами жизни в Афганистане, в стране, «где истинный мусульманин может реализовать свои возможности» и на три месяца возвращается в Бельгию. Этот факт из её показаний привела французская газета Le Figaro 28 мая 2003, после выступления Малики в брюссельском суде.

По данным Le Monde, 19 мая 2001 года Дахман из Пакистана вылетит в Лондон. В аэропорту Хитроу его задержат из-за «подозрительного паспорта» и ему удастся убежать.

Таким образом, у нас опять несостыковка, которая вызывает много вопросов:

1) Дахман попался в лондонском аэропорту Хитроу 19 мая 2000 года, или 19 мая 2001-го?

2) Это случилось во время прибытия из Германии в Лондон, или полёта из Пакистана в Лондон?

Это очень важный момент. Если верить первому случаю, то выходит Дахман больше так и не вернулся в Европу. Это означает, что документы убийц Масуда – фальшивые паспорта на имена «Тавзани» и «Баккали», письмо из Центра исламских расследований Лондона, «мултипл – визы» посольства Пакистана в Лондоне и визы талибов в посольстве Талибан в Пакистане, которые понадобились на территории, контролируемой ОФА, были им доставлены, но кем? Маликой Аруд, которая вернулась на «отдых» в Бельгию или другим человеком? И, конечно, возвращение Малики на три месяца в Бельгию совпадает с процессом приготовления этих документов. По данным бельгийского сайта DH от 27 мая 2003 года, хотя Малика опровергла, что не имеет никакого отношения и не привозила с собой фальшивые документы в Афганистан, суд к тому времени выяснил, что она приехала в Бельгию в мае 2001 года, и вернулась в Афганистан в августе того же года.

«Эта поездка в оба конца была бы направлена на сбор фальшивых бельгийских паспортов, предназначенных для использования убийцами, которые притворялись журналистами.

В пользу этой версии также говорит тот факт, что Авер – второй террорист в европейской истории Дахмана нигде не фигурирует. Источники не дают точных данных. Это может означать, что все документы ему были переданы в Афганистане.

Если верить второму случаю, и тут стыкуются многие данные, в первую очередь, собрание руководителей «Ал-кайиды» в Кандагаре и визит бен Ладена на базу «Абу Хабаб», где были выбраны оба добровольца—камикадзе на убийство Масуда. После этого Дахман отправится в Лондон, чтобы получить рекомендательное письмо, пакистанскую и талибскую визы, на что и уходит три месяца.

В обоих случаях Дахман, сбежав из транзитной зоны или изолятора, скрывается в Лондоне. «Лондонистан» (так назвала британскую столицу журналистка Мелани Филлипс), вернее, мусульманское население того времени в Лондоне было под влиянием египтянина Абу Хамза ал – Мисри, «араба–афганца», потерявшего в Афганистане руки и левый глаз. Он был имамом в мечети Финсбури Парк, обустроенной королем Саудовской Аравии.
Салафитский имам Омар Бакри, бывший лидер «Хизб-ут-тахрира», во время интервью с Дидиером Мартини в 2004 году, говорит, что мусульманин должен помогать мусульманину, скрывать своего единоверца от властей, даже давать свои личные документы. Отсюда пришли многие члены «Ал-кайиды», в том числе Амор Слити, встретивший Дахмана в Афганистане.

В «арабском квартале» Лондона Дахман провел три месяца. В это время он получил новый паспорт, а также по данным Le Monde, рекомендательное письмо от Ясира Сири, директора Исламского исследовательского центра. В Лондоне он получил и “мултипл” – многоразовую визу в посольстве Пакистана. Так он выехал в Пакистан, где в посольстве талибов, скорее всего в Карачи, получил визу и через Хайберский проход прибыл в Джелалабад.

Малика вспоминает, что в начале августа 2001 года Дахман просит её срочно вернуться в Афганистан. Она говорит, она не знала, что «ее муж только что принял решение стать камикадзе и хочет в последний раз повидать жену». Дахман сказал жене, что наконец-то нашел работу: будет работать «журналистом» и его первое задание – «интервью» с Масудом. По словам Аруд, Дахман ушел из дома «на пару недель» 10 августа.

Очень странно, что в показаниях Малики Аруд об этом времени, когда оба — муж и жена были в Европе, ничего не говорится, как будто жена об этом ничего не знала. Но Дахман сидя в Афганистане мечтает “в последний раз” увидеть жену и просит её срочно приехать. Это еще раз подтверждает тот факт, что Дахман из Афганистана не вернулся в Европу. Но когда судья спросил, «просил ли её муж привезти с собой два фальшивых паспорта, которые найдут потом у смертников?», Малика дала отрицательный ответ.

Таким образом, у Дахмана и Авер уже были бельгийские паспорта на имена двух марокканцев – «Мухаммад Карима Тавзани» и «Мухаммад Касима Баккали». Вопрос фальшивых паспортов в нашей истории очень интересен. Есть две версии: 1) по официальным данным, они были украдены в 1999 году из бельгийского консульства в Страсбурге (Франция) и посольства в Гааге (Нидерланды). Паспорта были выданы 34-летнему Кариму Товзани и 26 — летнему Касиму Баккали, гражданам Марокко; 2) паспорта были фальшивыми, а имена выдуманными.

В Марокко фамилия «Тавзани» особо распространена среди людей науки и искусства, кем хотел быть в жизни Дахман, но стал террористом. А фамилия «Баккали» распространена в долине Сус, где живут барберы. Сам «Касим» или Авер родился в тунисском городе Сус. «Баккал» тот же «бакалейщик».

«Вероятно, тот, кто соединил воедино Касема и Баккали, был поклонником поэзии» — пишет французский журналист Константин Лежандр.

Пакистанская «мултипл» — многократная виза была выдана Халилуррахман (или Абдулрахман)-ом, первым секретарем посольства Пакистана в Лондоне. Сопроводительное письмо было подписано Ясиром Сири, директором Центра исламских исследований (на арабском — «Ал–марсад ул-аъломи ал-исломи»), базирующемся в Лондоне.

В письме Сайяфу, Сири писал, что эти двое «журналистов» до Афганистана работали спецкорреспондентами ТВ Arab News International (ANI-TV) в Чечне и то, что это ТВ функционирует в Объединенных Арабских Эмиратах. На самом деле, такое ТВ не существовало нигде. «The Arab News» принадлежит саудовскому принцу Ал–Валиду бин Талал бин Абдулазизу ас–Сауд.

Алан Каллисон, работавший на американскую газету The Wall Street Journal, был одним из десятков журналистов, которые в октябре 2001 года из Таджикистана попали на территорию Объединенного фронта. По дороге из Бадахшана в Панджшер на Гиндукуше в результате аварии экран его компьютера был разбит. 13 ноября, когда Талибан покинул Кабул, первым делом он поехал на базар, чтобы найти новый компьютер. К его счастью, ему попались два компьютера – настольный IBM и ноутбук Campaq, которые были украдены из кабинета Мухаммада Хатеф, одного из приближенных бен Ладена. Каллисону эти ценные компьютеры достались за 1100 долларов. Позже выяснилось, что настольным компьютером пользовались сам Усама и его заместитель Завахири (с 1997 до 12 ноября 2001 года). Там хранились тысячи важных документов и писем, среди которых и было письмо, написанное «неуклюжим французским» от Ясира Сири, директора лондонского Центра исламских исследований. Также были обнаружены письма, где лидер «Ал-кайиды» писал Мулле Омару, что после гибели Масуда дела будут идти как по маслу…

(Продолжение следует)

За терактом Масуда стояли не только «Ал–каида» и «Талибан», а целых 20 стран и мировых организаций.