Нынче модно писать статьи на темы «проблемы туризма в Узбекистане». Зачастую, такие статьи пишут люди, не имеющие отношения к этой отрасли. Попробую разложить ситуацию по полочкам, поскольку непосредственно занимаюсь туризмом.
 
У нас любят апеллировать цифрой в 2 млн туристов в год, которую предоставляет UNWTO (Организация по туризму при ООН). Офиса этой организации у нас в Узбекистане нет, и по всей вероятности это цифры Госкомстата.
 
Постараемся оперировать другими источниками. Согласно опубликованным Регистан данным, за 2016 год было продано 177 000 билетов иностранцам. Если где-то, в Термезе, Андижане и других сумели спрятаться ещё 1 800 000 туристов, то эта цифра и есть наш Госкомстат и UNWTO в одном лице. От нее и пляшем.
 
Итак, 200 000 туристов в год. Это сколько? Это меньше чем в горевшем в войне 2011-го года Египте. Это меньше, чем узбекистанцев посещает в год Турцию. Это меньше, чем жителей на Юнусабаде. Это в 32.5 раза меньше, чем приняла в прошлом году Грузия (население 3,5 млн. чел.). Это меньше раз в 10, чем нужно, чтобы не быть позором.
 
Почему так? Потому что предприниматели не идут в туроператоры. Туроператор - это тот, кто обеспечит поток туристов в страну. Вот вы как думаете, для поездки во Францию туроператор нужен? Полезно знать, что 82% туристов попадают во Францию с помощью туроператоров. А иначе никак. Процент людей, готовых ехать во Францию «дикарем» не превышает 20%. Полагаю, что в Узбекистане такой процент будет кратно ниже.
 
Так почему же предприниматели не идут в туроператоры? Да, потому что это невыносимо работать в Узбекистане туроператором. Кому интересно, может прочесть в Anhor.uz мой прежний материал о том, что такое быть туроператором в Узбекистане.
 
Самое интересное заключается в том, что в результате предпринятых государством мер, ситуация УХУДШИЛАСЬ. Причём так серьёзно, что туроператоров через год может просто не остаться. Выживут только мастодонты, владеющие автопарками и отелями (Долорес, Марко Поло, Ориент и т.д.). И тогда уже цифра даже в 200 000 туристов в год будет казаться нам мифической и недосягаемой.
 
Рано или поздно (скорее рано) начнут закрываться нерентабельные отели, затем перестанет быть желанной работа гида. У нас и так с этим большая проблема, но сейчас хотя бы есть массовость (относительная). Пропадёт и это. Перестанут функционировать лавки с китайским ширпотребом в Бухаре и Самарканде, позакрываются чайные дома и рестораны. В итоге туризм благополучно умрёт как отрасль, толком и не ожив.
 
Как так? - спросите вы. Очень просто. За последние полгода принят ряд постановлений, которые сделали невозможным для туристов путешествие в Узбекистан через туроператора. Работая «по белому», туроператор вынужден платить за отели в среднем в 4-5 (!!!) раз дороже, чем в прошлом году. В 5 раз! К тому же отели лишили сумов, потому что у них теперь все поступления пересчётом в валюте. А на что стирать простыни, мыть посуду - не ясно. Отели уже начали практиковать скидки до 15% за оплату наличными.. Заезжает группа в 30 человек в Самарканд на 3 ночи. Платят по 65$ с человека. Получается общая сумма в 5 850$. Но если оплатить наличными, скинут 850 долларов. За что? За то, что они эти деньги не инкассируют, не облагают налогом, не отчитываются за них. Они отправляют местного помощника Махмуджона на рынок, который поменяет эти деньги по чёрному курсу. И будет счастлив. При этом постояльцев регистрируют, все как положено.
 
Почему же налоговая их не трясет? А вот это - главный вопрос. Чтобы на него ответить, нужно знать, что в декабре НК Узбектуризм был преобразован в Государственный комитет по развитию туризма. И судя по всему, людей, знающих, что такое туризм или предпринимательство - там НЕТ.
 
У меня складывается впечатление, что новое руководство взяло курс на ликвидацию туроператорского сектора целиком. Как вы думаете, у них получается? Еще как! Вот вам пару цифр: один крупный самаркандский туроператор принял в марте 2016 году более 1000 туристов, в марте 2017 - всего 6 человек! Другой, уже ташкенский туроператор, рассказывал о своем обороте в марте 2016 года в миллиард сумов. В марте этого года - 42 миллиона сумов. Еще один крупный туроператор в этом году из штата в 36 человек, оставил только 9. И так у подавляющего большинства. Это называется тенденция.
 
Новый председатель Государственного комитета по развитию туризма на одном из собраний прямо назвал всех туроператоров преступниками. Нам часто говорят, что мы страну позорим, не соответствуем каким-то там стандартам качества и все такое. Эти гении планирования и прогнозов решили, что будут делать туризм сами.
 
Можно предсказать, к чему эта тенднция приведёт: к Интуристу образца времен СССР. Когда всё было под контролем, всё по списочку, каждый шаг расписан до зевоты.
 
Туризм в Узбекистане в опасности. И энтузиастов, готовых за свой счет его тут строить уже, скорее всего, не останется...
 
Мурат Сарсенов

Фото Asha Safar.