Приводим материал «Медузы» в сокращенном виде про главные вопросы о будущем пандемии.

Распространение коронавируса, видимо, уже нельзя остановить — зачем тогда нужна отмена авиарейсов и другие жесткие меры? Это просто паника?

Коротко. Нет, это требуется для смягчения удара по системе медпомощи: карантин и другие меры «размазывают» появление новых случаев во времени и дают медикам шанс помочь тяжелым пациентам.

В эпидемиологии принцип смягчения удара по системе медицинской помощи является общепризнанным. Его наглядно иллюстрирует простая картинка с двумя вариантами развития эпидемии фактически любого заболевания: без сдерживающих мер и с их активным применением.

В первом случае скорость распространения инфекции может быть настолько быстрой, что очень скоро число заболевших, нуждающихся в медпомощи, превышает имеющиеся ресурсы медиков, которые нельзя быстро увеличить. Начинает не хватать коек в палатах интенсивной терапии, аппаратов искусственной вентиляции легких и просто врачей. В итоге смертность оказывается существенно выше, чем во втором сценарии.

Если же распространение инфекции удается существенно замедлить за счет активных сдерживающих мер, эпидемия при этом по-прежнему продолжает распространяться, но появление новых тяжелых пациентов «размазывается» во времени. В результате ограниченных медицинских ресурсов оказывается вполне достаточно для оказания помощи. Дополнительный плюс такого сценария еще и в том, что медики, которые принимают основной удар на себя, рискуя заразиться, могут работать в более спокойном режиме и не подвергаться чрезмерной опасности.

А это сработает? Кому-нибудь уже удавалось сдержать эпидемию?

Коротко. Да, может сработать, если меры достаточно жесткие и принимаются вовремя. Об этом говорит история борьбы с испанкой и нынешняя ситуация в Китае, Сингапуре и других странах.

Настоящих масштабных пандемий респираторных заболеваний в истории человечества происходило немного, поэтому эмпирические данные о том, насколько эффективны разные меры сдерживания, ограничены. Однако они есть: например, здесь можно прочитать обзор всех известных мер сдерживания от американских Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC).

Самый яркий пример — сравнение последствий введения карантинных мер в разных городах в США во время эпидемии испанки 1918 года: анализ, проведенный группой Марка Липсича, показал, что отсрочка с отменой массовых мероприятий и введением карантина в одних городах стоила им многих жизней, однако в других городах эти меры позволяли эффективно сдерживать инфекцию. Вот так, например, выглядит разница между Филадельфией и Сент-Луисом. В первом городе заболевания стали появляться 17 сентября, однако карантинные меры не вводили до 3 октября. Во втором — между первыми заболевшими и закрытием школ прошло всего два дня. Подобная драматическая разница наблюдается и для нынешней эпидемии при сравнении города Ухань и других районов Китая.

Кроме того, эффективность таких мер хорошо показана в подробных математических моделях.

Если эпидемию не остановить на ранней стадии, заболеют вообще все?

Коротко. Заболеют не все, но очень многие. Эпидемия пойдет на убыль только тогда, когда доля переболевших или вакцинированных станет значительной. 

Динамика эпидемии подчиняется не слишком сложным математическим законам: если в среднем один инфицированный человек заражает больше одного человека в восприимчивой популяции, то число заболевших будет расти по экспоненте. Эта экспонента может быть более крутой — если ничего не делать, или менее крутой — если вводить карантин, закрывать школы и предпринимать другие меры по «сглаживанию пика». Однако число новых инфицированных все равно будет удваиваться за некоторые равные промежутки времени. И так будет происходить до тех пор, пока среди потенциальных мишеней для атаки вирусу не станут попадаться устойчивые к инфекции люди — на них цепочка передачи будет обрываться. В качестве иллюстрации можно провести очень грубый расчет: если каждый инфицированный заражает в среднем двух человек, то, когда доля переболевших достигнет 50%, лишь один из этих двоих продолжит быть восприимчивым к инфекции — и экспоненциальный рост остановится.

Устойчивость к инфекции можно получить тремя путями. Во-первых, она может быть просто генетической особенностью некоторых людей, во-вторых, ее можно приобрести в ходе вакцинации — если, например, удастся «размазать пик» настолько сильно, что за это время появится новая вакцина. И, наконец, устойчивость можно приобрести естественным путем, то есть просто переболеть новой инфекцией. Разные пути приобретения устойчивости иллюстрируются историями разных заболеваний: например, во время средневековых эпидемий чумы значительную роль сыграла генетическая устойчивость, оспу и полиомиелит удалось почти победить с помощью вакцин, а значительная доля переболевших в популяции объясняет отсутствие ежегодных масштабных эпидемий ветрянки и, до некоторой степени, гриппа.

Что делать лично мне? Я могу взять отпуск только на пару недель. Сделать это прямо сегодня или подождать пика эпидемии? 

Коротко. Если вы не в группе риска, сделайте это сегодня: так вы поможете пожилым и больным. Если вы сами в группе риска (пожилые, а также люди с хроническими заболеваниями), но не можете самоизолироваться, дождитесь пика.

Есть вещи, которые многие могут осуществить, не потратив слишком много ресурсов:
  • перейти на работу из дома,
  • научиться тщательно мыть руки,
  • научиться правильно чихать (прикрываться бумажной салфеткой, после ее использования выкидывать ее в мусор и обрабатывать руки. Если при себе салфеток нет – прикрываться сгибом логтя),
  • изолировать всех членов семьи, даже здоровых, если в доме есть человек с подозрением на инфекцию,
  • избегать массовых мероприятий.