Вчера New York Times опубликовала статью Шарона Вайнбергера о том, как  Узбекистан  покупал у американцев мощную систему слежения за интернетом, СМИ и отдельными людьми. Почему New York Times выбрала для публикации время, когда в Америке находится представительная делегация нашей страны высокого уровня – вопрос к дипломатам…
 
«План таков: мы могли дать  Узбекистану возможность контролировать все коммуникации»
Прежде всего, кто такой Шарон Вайнбергер, и насколько ему можно верить? Скажу сразу – он совсем не Джулиан Ассанж и даже не Эдвард Сноуден. Но г-н  Вайнбергер - глава вашингтонского бюро Yahoo News и известный журналист-расследователь. Совсем недавно вышла его книга «The Imagineers of War: The Untold Story» («Военные предположения: нерассказанная история»), которая произвела некоторое брожение в умах, близких к ЦРУ, АНБ и другим столь же почтенным организациях. Именно в этой книге он рассказал об «Узбекском проекте», что (в виде обновленной по последним данным газетной статьи)  New York Times предложила своим читателям. Почему газета сделала это в дни пребывания в Вашингтоне узбекской делегации – думайте сами…
 «Впервые я услышал эту историю  от американского консультанта по вопросам обороны (фамилию называть не могу, это поставит под угрозу его профессиональные контакты за рубежом). Я говорил с ним на протяжении многих лет о продаже оружия, особенно в бывшем Советском Союзе. Несколько лет назад рынок Узбекистана выглядел перспективным», - говорит Вайнбергер в начале статьи. Он утверждает, что правительство Узбекистана «намекало, что хочет купить то, что на  официальном языке разведки известно как «законный перехват», а среди защитников частной жизни – «как технология наблюдения за личностью». 
 

В ответ на эти «намеки» американская компания, в которой работал упомянутый выше консультант по вопросам обороны, решила предложить   спецслужбам Узбекистана технологию наблюдения за мобильными телефонами, интернетом, и даже стационарными наземными линиями. Команда представителей американской компании отправилась тогда в  Ташкент, где встретилась с официальными лицами и рассказала, что может  предложить: «Мы не хотим мешать  вашим людям пользоваться интернетом, но мы поможем вам его контролировать». Так, по словам Вайнбергера, глава делегации сказал  «узбекскому генералу, ответственному за закупки» (фамилию я опускаю, он уже не генерал).
 
Спасибо Израилю…
Высокотехнологичные технологии наблюдения, когда-то принадлежавшие  спецслужбам в богатых странах, теперь предлагаются частными подрядчиками по всему миру в рамках  многомиллиардной индустрии. У нас в Центральной Азии рынок «держит» израильская  NSO Group. Это «дочка»  Unit 8200 ( их версия американского АНБ). Работает по прямому приказу Беньямина Нетаньяху еще с 2010 года. В ней задействованы ветераны израильской разведки, которые по возрасту уже пересели за конторские столы. Именно ветераны подразделения 8200 создали  NSO Group. 
  
В то время как другие виды оружия подчиняются строгим международным  нормам — даже если они часто нарушаются — торговля шпионскими технологиями едва регулируется. Американский консультант по вопросам обороны, о котором идет речь, утверждает, что ничего в том, что он предлагал несколько лет назад, не было незаконным с точки зрения и узбекских законов: «Главное, как это оборудование назвать…».

В результате переговоров американская компания не получила контракт. Вайнбергер  «слышал, что контракт перешел израильской фирме (мною уже упомянутой), хотя этого, конечно, никто не подтверждал: правительство Узбекистана никогда не размещало тендер в Интернете, не говоря уже об объявлении победителя». Его предположение, похоже, подкреплено  Privacy International (неправительственная организация, которая отслеживает экспорт технологий наблюдения), которая заявила, что две компании, работающие из Израиля, создали центры мониторинга в Узбекистане «с возможностью перехвата любого телефона  в пределах технической досягаемости в интересах органов безопасности».

Г-н Вайнбергер  подробно говорит об этой израильской аппаратуре вот на таком примере. Печально известная (и уже забытая) «журналистка» которая бежала из Узбекистана  и сейчас живет во Франции, рассказывала Amnesty International,  что наша служба безопасности  отслеживает ее телефон во Франции даже после того, как она сменила номер.  Вайнбергер поясняет: и американцы, и израильтяне могут  искать пользователя телефона на основе его уникальной «голосовой печати», независимо от того, какой номер телефона он использует, и точно определить его местоположение. Такие  возможности израильтяне описали  в документе  «Всемирное отслеживание мобильных телефонов»: это сложный бизнес с участием компаний программного обеспечения, поставщиков оборудования и даже традиционных телекоммуникационных компаний.  И  этой возможностью сегодня обладают наши спецслужбы…
 
И не так дорого?
Может статься, что простой налогоплательщик засомневается: а на кой это все нам надо? И сколько стоит? В статье New York Times на это отвечает Стивен  Арнольд, бывший менеджер Booz Allen Hamilton и специалист по  разведывательному программному обеспечению: «Большинство оценок такого оборудования являются «чистым вздором», поскольку требует сбора данных, которые  производители  никогда не предоставляют». Впрочем  NSO Group   оценивает рынок в $12 млрд. Фирма, создающая каталог этих технологий, когда-то названный «Маленькой черной книгой электронного наблюдения», в 2016 году сменила название своего издания на «Большую черную книгу». Выпуск 2018 года включает 150 поставщиков.

И это не остается без нашего внимания. В 2002 году TeleStrategies провела первую всемирную конференцию  для компаний, «собирающих информацию». Конференция, названная журналистами «Сбором прослушивателей», теперь проводится несколько раз в год: это уже были  Вашингтон, Дубай, Прага, Панама-Сити, Куала-Лумпур. Джерри Лукас, который владеет TeleStrategies, отказался комментировать г-ну Вайнбергеру работу своей компании: « Я не позволяю себе говорить с прессой об этом закрытом мире, скажу лишь, что на каждой нашей встрече присутствуют покупатели с  юга постсоветского пространства».

Когда в мае 2013 года  Эдвард Сноуден уехал в Гонконг с кладезем сверхсекретных материалов АНБ, это изменило разговор об электронном наблюдении в одночасье. Главное – изменило цены и подняло интерес. Страна типа центральноазиатской, которой реально угрожают международные террористы, не всегда  имеет ресурсы для покупки знаменитой «всепроникающей» программы  Prism, но он может купить услуги NSO Group. И в  2013 году около трети покупателей на The Wiretappers Ball уже были из «незападных стран»: Китай, Индия,  Южная Африка и страны Центральной Азии( Из интервью 2013 года г-на  Арнольда, бывшего менеджера  Booz Allen).

Налетай, подешевело…
В 2015 году Hacking Team, итальянская компания, которая продает программы  для  взлома  электронных устройств, была и сама взломана . Добрые люди разместили в интернете документы, показывающие, что эта хакерская команда продала свой продукт  Азербайджану и нескольким другим постсоветским странам.
 
До сих пор никто не придумал  решения, как регулировать эту отрасль. Более того, «частные  шпионы» расширяют рынок. На последней выставке оружия в Абу-Даби компания WiSpear (зарегистрирована на Кипре, принадлежит NSO) рекламировала «носимую» систему наблюдения, которая шпионит за телефоном в нескольких сотнях метров. В  проспекте говорится, что система проверена «в сложных условиях Центральной Азии».

Эдвард Сноуден сегодня предлагает запретить частные шпионские программы. «Коммерческая торговля секретами приносит мало общественной пользы и  много общественного вреда. Она создала  наемный класс цифровых диверсантов, - написал он недавно  мне», - говорит в своей статье г-н Вайнбергер. Уже сегодня  сложные шпионские программы  NSO Group  могут попасть к частным пользователям. Сведения из архива anhor.uz: продукт FlexiSPY может купить кто  угодно  за $68 ( к нам не обращаться!). Производитель FlexiSPY говорит, что его изделие тайно « включает микрофон телефона и записывает  разговоры вокруг», а также «шпионит за SMS, электронной почтой и фотографиями». Наши коллеги в Кабуле сообщали как то, что «иностранные солдаты» готовы продать оборудование такого же типа за хорошо обработанный лазурит.

Тот самый американский консультант по обороне  весьма практичен: «Продажа специфического оборудования в Узбекистан была законной и этичной. Наши партнеры из Узбекистана считают, что, когда играешь с другими странами, надо следовать их правилам. Да, израильтяне предложили на самом деле взлом. Но на нашем языке это  законный перехват». «Он сказал мне, - пишет Вайнбергер, - что считает, что  эта технология  поможет сохранить Узбекистан в безопасности. И даже Стив Свэрдлоу, исследователь Human Rights Watch в Центральной Азии, считает, что правительство может законно использовать системы наблюдения в целях противостояния терроризму. Мы всегда говорили, что узбекское правительство имеет право защищаться». 

Если уж Human Rights Watch так говорит, тогда да здравствует шпионская аппаратура…

До встречи здесь же,

Юрий Черногаев.