На нынешней неделе многие в нашем неспокойном регионе с облегчением вздохнули:  выборы в Афганистане, о необходимости которых говорили все, совершились! Это уже пятые выборы с тех пор, как в 2001 году талибов выгнали из Кабула. На все эти выборы потрачено свыше $1,5  млрд. международных денег. Если бы эти доллары просто взять и раздать населению, то целый год афганцы могли бы не работать и жить на привычном для себя уровне( даже не считая наркотрафик в $30 млрд. -  это было бы так, на сигареты…). 

В Волеси  Джирга 249 мест. Для выборов зарегистрировалось  8,8 миллионов избирателей, но какова  это  степень «гражданской  активности» , судить нельзя. В стране уже 30 лет не было переписи населения, и «на вскидку» считается, что афганцев сейчас  30 миллионов плюс-минус еще два…  На выборы пришли только 3 миллиона. И тому есть причина: в дни выборов талибы и другие формирования совершили на избирательные участки 230 атак. Для примера: в Кабуле на участках убито 9 избирателей, 144 ранено, в  Кундузе – 31 убит, 165 ранено. Потери понесли и кандидаты: за время предвыборной кампании из 2565 кандидатов  144 убито и 350 ранено, в день выборов 10 убито и около сотни ранены (злые языки говорят, что именно с расчетом на такую «естественную» для Афганистана убыль и было зарегистрировано  такое большое количество кандидатов…). Кстати, ни у кого из них нет того, что мы привыкли считать политической программой.

Выборы проходили  на 19 тысячах избирательных участков: 11667 – для мужчин, 7429 – для женщин, 46 – для кочевников «кочи» (у них своя квота в парламенте – 10 мест, и эти кресла почти всегда пустуют) и 22 участка – для сикхов и индусов (у этих  тоже своя квота – 1 место, зато их депутат считается самым «громкоговорящим»). Одна треть этих участков так и не открылась по соображениям безопасности. В провинции Газни выборы не проходили по причинам острых этнических противоречий между таджиками и пуштунами. В Кандагаре выборы отложены из-за убийства генерала Абдула Разика, губернатора провинции Залмая Веса и  тяжелого ранения американского генерала Джеффри  Смайли. На 79% участков выборы проходили, как сказано – «не совсем по правилам»  ввиду отсутствия электричества. Я думаю, четко и ясно этот кошмар  охарактеризовала New York Times: «Никто из здешних  не помнит такого сезона, как сегодняшний – с опасностями и безысходностью на каждом шагу. Выборная кампания омрачена ужасным насилием. Междоусобицы и политический раскол рвут разрушенную страну на части. И мало кто верит Гани…»

Последняя  фраза – ключевая. Весной будущего года – президентские выборы. Но за то, что нынешний президент досидит до них на своем посту, вряд ли кто в Кабуле поставит даже доллар. Нынешний состав Волеси  Джирги требует расторгнуть  афгано-американский  Договор о безопасности, подписав который, Ашраф Гани спихнул с президентского кресла Хамида Карзая. Причина возможного расторжения: американцы не сдержали ни одного своего обещания…  И иногда «играют не по правилам». Anhor.uz не раз уже писал о полном кавардаке в кабульских властных коридорах.

Несмотря на то, что в стране сейчас 14 000 американских солдат и 16 тысяч солдат НАТО (они дислоцируются главным образом на юге и их миссия считается «небоевой»), гражданская война в стране продолжается. На днях на совещании в Китае  замминистра обороны Афганистана Хилалуддин  Хилат сообщил, что в стране 50 219 боевиков (как он подсчитал с точностью до одного? – так это же Восток…) В том числе все группировки  талибов – 38 тысяч, «Сеть Хаккани» (самое  боеспособное формирование!) – 11 тысяч, и ИГИЛ – 2 тысячи.  Выступавший там же замминистра обороны России Александр Фомин, в числе прочего, привел данные российских агентов в Сирии, которые должны нас насторожить. Так, в сирийском  Идлибе, куда сейчас вытеснили боевиков из основных регионов страны,  есть «узбекский»  район Аль-Кусур.  Разведка утверждает, что боевиков там сегодня намного  меньше, чем в начале года. Остались  только семьи. А вот афганский замминистра в это же время говорит об увеличении численности боевиков у него в стране: в афганских формированиях ИГИЛ  узбеки сейчас - на третьем месте по числу после «паков» и самих афганцев.

Поэтому вот к чему хочу  вернуться. В мае этого года anhor.uz, и другие издания, писали о так называемом «письме МИДа Узбекистана» в одно из посольств в Ташкенте. Многие посчитали его «фейком». У меня и сейчас нет доказательств в аутентичности этого документа, однако он не содержит ошибок ни в содержании, ни в оформлении. «Фейком» этот документ  считают главным образом потому, что он содержит явно завышенные цифры проникновения боевиков на территорию Узбекистана. Но вот что важно: в этом «письме»  прослеживается упрек в адрес сил НАТО, которые, мягко говоря, упустили контроль над ситуацией в Афганистане.  А я напомню и мнение депутатов  Волеси  Джирги об «игре не по правилам»…



У них не раз был повод намекнуть на странные вещи, которые происходят в афганском небе. Журналисты в Кабуле ( а они то на месте лучше видят, чем обозреватели в Москве или в Ташкенте) уже привычно рассказывают о неких вертолетах, которые помогают оперативно осуществлять «рокировку» бандитов по территории страны.  Бойцы  ИГИЛ главным образом находятся сегодня на севере, близ границ Узбекистана и Таджикистана. Но, когда летом в провинции  Бадхез на границе с Туркменией развернулись крупномасштабные схватки, туда мгновенно были переброшены новые силы из Бадахшана (это уже граница с Таджикистаном). Как?   Еще загадка:  22 октября в уезде Сахаб провинции Кундуз  (это граница с Таджикистаном) в результате успешной операции афганского 209-го корпуса «Шахин» были ликвидированы два весьма известных боевика – мулла Ясин и мулла Мансур. Операция, конечно, успешная, но вот эти двое последнее время склонялись к переговорам с Кабулом при помощи стран-соседей. И ведь что показательно: Ясина и Мансура убили, но это единственные потери их  бандгруппы.  А вот случай в Балхе (это уже граница с Узбекистаном): перед выборами произошел взрыв у штаб-квартиры местного депутата парламента – трое убитых. Все трое были известны как сторонники политического диалога с  соседними странами.  И т.д.  Хорошо, если это все совпадения. Но есть и такая точка зрения:  кто-то явно подсказывает боевикам  направление их следующих действий.

Впрочем, игроков, желающих сыграть свою партию на нашей территории, становится все больше.  21 октября в Ташкенте был с визитом государственный министр по иностранным делам Катара Султан бин Саад аль-Мурейхи (Наша пресса назвала его должность иначе – «государственный министр иностранных дел». А это – разница.). Аль-Мурейхи  выяснял нашу позицию по делам в регионе,  в том числе по Афганистану. С чего бы вдруг Катар так заинтересовался? Все просто.  Незадолго до этого министр иностранных дел Катара Мухаммед бен  Абдельрахман Аль Тани  был в Пакистане (да, у них там двое занимаются иностранными  делами. Было время, министров обороны было даже трое! Катар – абсолютная монархия. Принцев – много. И, если все хотят быть министрами обороны –  да пожалуйста!). При встрече с премьером Имран Ханом посланец Катара попросил освободить из пакистанской тюрьмы муллу Барадара. Этот мулла - один из четверых, кто в 1994 году вместе с  муллой Омаром создали талибан. И  Барадар не скрывает своей приверженности идее «вилоята Хорасан» (до сих пор считалось, что у талибов – сугубо внутриафганские планы).  Муллу Барадара  арестовали в Карачи в 2010 году и посадили именно за экстремизм.

Так вот сейчас по просьбе Катара (возможно, и еще по чьей-то) его освободили.  В игре в нашем регионе появилась  очень опасная и сильная фигура. И катарцам интересна наша реакция…

Получается, выборы в соседней стране – только часть огромного калейдоскопа, который меняется каждый день.

До встречи здесь же,
Юрий Черногаев.