Закончилась Ташкентская конференция высокого уровня по Афганистану. В прессе – Ташкентская декларация, итог вдумчивой работы выдающихся экспертов. Оценки – положительные со всех сторон политического спектра.
 
…Отщелкали фотовспышки. Отзвучали умные, недоуменные и даже провокационные вопросы от более чем 300 журналистов и умные на все это ответы узбекских дипломатов. Все разъехались… Газетчики, пытаясь понять, что же это такое в конце концов получилось, пишут итоговые статьи. Телевизионщики монтируют свои сюжеты…
 
А вот и наш отчет.
Во-первых и в-главных. Узбекистан : 1) в нужное время и 2 )в нужном месте обозначил свои реальные возможности выстраивания новых межгосударственных отношений, свою заинтересованность не только в своем благополучии, но и в благополучии соседа. Возможности эти появились год назад, все в регионе уже видят их успешную реализацию, и знают, с чьим именем их надо связывать. Мы набрали солидный дипломатический капитал, и он, этот капитал, уже работает. Ведь всем понятно, что только улыбками в нашем «горячем регионе» уговаривать кого либо о чем либо бесполезно.
 
Итак, - «в нужное время». Сегодня в Афганистане «виртуальные весы», на двух концах которых – либо силовое давление, либо политическое урегулирование - находятся в состоянии неустойчивого равновесия. Силовое давление – это «новая афганская стратегия» американского президента. С 2001-го года США потратили на военные операции «на Востоке» более $ 5 триллионов (триллионов!), и Трамп намерен потратить на свою военную операцию в нынешнем году в соседней стране еще $ 45 млрд. Этого хватило бы, чтобы кормить каждого афганца в течение 10 лет, покрыть всю страну дорогами, а Кабул заново отстроить и превратить в Новый Сингапур. Но о строителях пока никто не говорит, зато американцы уже перебросили сюда с кораблей в Персидском заливе 3800 солдат (и далее о новых пополнениях говорить прессе не будут), НАТО свой контингент увеличит с 13 до 16 тысяч, в том числе расположенный у границ Узбекистана немецкий контингент вырос до 1,3 тысяч.
 
Объявлено о перевооружении афганской армии (это американские расходы - $3 млрд. В том числе $800 млн. на новые итальянские штурмовики по цене $16 тыс. за штуку, специально разработанные для афганских условий). Говорят о «перестройке» логистики (это еще $ 780 млн.). Что важно – к этой «перестройке» Пентагон надеется привлечь страны Центральной Азии, воссоздав в новом виде (без России) знаменитую «NDN - Северную сеть снабжения» (в самый разгар, в 2012 г. узбекская FMN Logistics заработала на этом $850 млн., переправив через Термез ок. 3 тыс. контейнеров по средней цене $ 5 тыс. за штуку). Конечно, в 2010 г. состав миссии ISAF оценивался в 131,7 тыс. солдат, это намного больше сегодняшнего количества, но тревожит тенденция.
 
В то же время нельзя не видеть прогресс во внутреннем политическом ландшафте Афганистана. Сначала - о ситуации в пограничном с нами Балхе. Так вот о ситуации там, которая грозила подорвать само кабульское правительство. Придя к власти, президент Гани решил ограничить вольницу некоторых губернаторов. Решил начать с провинции Балх: в Балхе живут хазарейцы, а губернатор Атта Мохаммад Нур – таджик. И была надежда, что население эту инициативу Кабула поддержит. Но Нур заключил союз с нашим старым знакомым генералом Рашидом Дустумом, который сейчас еще и первый вице-президент, и тоже имеет что «предъявить» Гани. Подключились и племенные вожди хазарейцев. Гани уволил Нура с поста губернатора. На что эта афганская «Антанта» пригрозила военным походом на Кабул. В Ташкент, как помните, срочно приехали посланцы Гани: выяснять, поддержит ли Ташкент Дустума «если что». Мы такого обещания не дали. В результате буквально на днях Нур пошел на мировую с Гани, в Балхе – новый губернатор, но выдвиженец Нура. Пока все успокоились.
 
В Кабуле между тем явные подвижки в межафганском политическом урегулировании. На мирной Кабульской конференции (25 стран, ООН и НАТО) 28 февраля президент Гани предложил талибам «без предварительных условий» войти в политический процесс, стать партией и даже занять несколько постов в правительстве. А Пакистану, который, как ни крути, а талибам помогает, предложил переговоры «с чистого листа». И вот результаты.
 
Пакистанский премьер в апреле приезжает в Кабул. А ярый оппозиционер, 10 лет воевавший с правительством Кабула, но в 2016 году заключивший мир в обмен на признание своей партии «Хизб-и-Ислами», Гульбеддин Хекматиар заявил, что «лично» войдет в контакт с одним из руководителей талибов Хайбатуллой Ахундзадой, чтобы он последовал примеру Хекматиара. Заявил это дважды: 19 марта в Джалалабаде и за 4 дня до Ташкентской конференции - в Кабуле.
 
Интересную подробность «шепнули» нам коллеги с ТВ Tolo: перед кабульским выступлением Хекматиар был в районе Даркад провинции Тахар. Этот район афганская правительственная армия который год не может взять штурмом по причине расположения там некой «небольшой базы» неких «бледнолицых» (я не назвал страну!). И еще одно крохотное замечание: в Индонезии (крупнейшая мусульманская страна мира) на 15 марта была намечена такая же, как наша, мирная конференция по Афганистану.
 
Индонезийцы провели большую работу и истратили большие деньги на подготовку. Чего стоило только уговорить одного из лидеров талибов муллу Мухаммада Расула дать согласие. Так вот, «кое кто» приложил значительные усилия, чтобы индонезийская конференция нашей не мешала – её отложили. Спасибо тем нашим друзьям, кто посодействовал…
 
Получается, сегодня на афганских «весах» - неустойчивое равновесие между силой и примирением. Ташкентская конференция, это признали все её участники, - весомый довод в пользу мира.
 
Теперь второй наш тезис: Узбекистан обозначил свою заинтересованность «в нужном месте». Не буду повторять сегодняшние сообщения прессы о расширяющемся экономическом сотрудничестве двух государств, это несомненно, огромное достижение нового курса нашей страны. Скажем о будущем, хотя бы о двух самых масштабных проектах «нашего места, нашего региона».
 
Узбекистан строит в Каракалпакии громадный металлургический комбинат. Мощность – 1,5 млн. тонн стали в год. Кому то надо будет эту сталь продавать. В мире стали – намного больше спроса, предстоит жесточайшая конкуренция. Причем у нас – неизвестный в сталелитейном бизнесе бренд. Кто купит? Афганистан! При условии, что там будет мир.
 
Второй проект – железная дорога от Мазари-Шарифа до Герата. Как сказал anhor.uz генеральный директор Боштранслойиха Рустам Рузиев, к июлю этого года будет готово ТЭО. Стоимость дороги предварительно - $ 2,7 млрд. Идут переговоры по финансированию, и не исключено участие китайцев. Даже несмотря на то, что дорога будет строиться по стандарту СНГ, т.е. ширина колеи 1520мм, а не китайская 1435мм, как они настаивали. Тут наши дипломаты и строители сумели убедить китайцев, что трасса М-Шариф – Герат стратегически выгодна и им тоже. То, что это дорога для экспортных грузов из Центральной Азии в порты Атлантики – это ясно. А вот для Китая это единственная возможность надежного снабжения своей крупной военной базы в пакистанском порту Гвадар.
 
Сегодня Гвадар снабжается морским путем – мимо американских баз в Тихом океане, на Филиппинах, мимо стояночных пунктов американских кораблей в Индии. Кто его знает, что будет завтра? А до дороги Термез-Хайратон-Мазари-Шариф-Герат и иранско-пакистанского участка никто «посторонний» не дотянется… Так что, и «в нужном месте» мы оказались вовремя. Еще один бонус Ташкентской конференции и тем, кто её задумал и провел.
 
До встречи здесь же,
Юрий Черногаев.