Сегодняшний разговор – о космосе,  и о том, что во многом определяет исследования космического пространства – о деньгах. А еще  о том, что в таком серьезном деле надо учиться на ошибках. Лучше – на чужих…
 
«Пушка после выстрела откатывается назад…»

Непонятно, чего это я про пушку, хотя хотел про космос? Сейчас все будет…
 
В минувшую субботу днем в Ташкент прилетел космонавт Владимир Джанибеков. Это частный визит. 11 апреля Джанибеков присоединится к российской делегации из 20 человек, среди которых будет и космонавт Салижан Шарипов. И это будет уже официальный визит, во время которого решится (очевидно - решится, загадывать не будем) программа полета первого космонавта независимого Узбекистана. Причем, как мне вот сейчас подсказывает эксперт, в группу узбекских космонавтов войдет и женщина (тоже – возможно, загадывать снова не будем).
 
Полгода назад, в октябре 2018 года  Президент Узбекистана произнес фразу, с которой мы будем отныне отсчитывать вехи становления «узбекского космоса». После переговоров со своим российским коллегой на встрече с журналистами Шавкат Мирзиёев сказал: «Я не исключаю возможности, что в недалеком будущем на российском космическом корабле полетит гражданин Узбекистана». Все уже привыкли, что «просто так» Мирзиёев ничего не говорит: в том же октябре его Указом было создано национальное агентство «Узбеккосмос». Сразу была поставлена первоочередная задача: создать и запустить два спутника – телекоммуникационный и спутник зондирования Земли (в сумме эксплуатация двух этих аппаратов принесет народному хозяйству выгоду не менее $ 800 млн. в год). Началась новая эра…
 
Строго говоря, формирование и формулировка задач, заложенных в Указ Президента, начались еще в феврале прошлого года. Тогда  Распоряжением Президента «О мерах по развитию космических исследований и технологий» была создана Рабочая группа по космосу. И вот сейчас есть повод очень-очень кратко поговорить о её деятельности. Поскольку большинство проектов Рабочей группы - под грифом «для служебного пользования», пока приведу только один пример, его можно проверить в открытых публикациях. Итак, документом за подписью руководителя государства было предписано «в срок до 1 февраля 2019 года»  (то есть в январе) разработать и внести в парламент проект Закона «О космической деятельности». Но этот проект только 28 февраля был опубликован «для общественного обсуждения», и на сегодняшний день парламент его еще не видел. При этом агентство "Узбеккосмос" должно было  до 20 декабря 2018 года подготовить  Концепцию развития космической отрасли на 2019-2029 годы и  комплекс мер по  реализации Концепции. Та же история…
 
В Рабочую группу составом 11 человек при её формировании  включили двух  работников Генпрокуратуры. Тогда все удивлялись: зачем? Теперь понятно: даже их надзор порядка не  принес…  Чем  мы будем руководствоваться, если через неделю придется подписывать с российской делегацией соглашение о полете узбекского космонавта?
 
Тут поневоле сравниваешь великолепные, выдающиеся достижения наших ученых и конструкторов, и то, что «имеем сейчас». А начиналось то  все просто здорово! Еще в 1979 году под руководством академика Шавката Вахидова начало работать Ташкентское КБ машиностроения (затем «Коинот»), одно из ведущих в той далекой теперь стране.   Именно в Ташкенте  была изготовлена космическая бурильная установка, которую доставила на Луну станция «Луна-24». На зависть всему миру ташкентский бур прошел на Луне скважину глубиной 2,5 метра – этот рекорд не превзошли за полвека ни американцы, ни китайцы. Затем ташкентские  бурильные установки работали на Венере в условиях сверхвысокого давления и сверхвысокой температуры: это аппараты «Венера-13» и «Венера-14». Под Ташкентом, в Паркентском районе был создан (тоже единственный в мире!) полигон «Невич». Здесь имитировалась невесомость: многие советские космические аппараты испытывались именно здесь.
 
Энтузиасты-ученые пробовали использовать «советский задел» и в первые годы независимости. Именно тогда был сконструирован и уже собран национальный узбекский спутник зондирования Земли. Дело было только за арендой ракеты.  Что стало со спутником, чуть позже…
 
В январе 1998 года – новая славная страница узбекской космонавтики. Подполковник российских ВВС этнический узбек Салижан Шарипов летит на американском шаттле «Индевор» на российскую станцию «Мир». И вот тут нашему соотечественнику, занимавшему тогда видную должность в Звездном городке, приходит в голову замечательная идея: пусть с борта  «Мира»  Шарипов поздравит  Ислама Каримова по случаю его 60-летия! Свидетели говорят, что первый президент Узбекистана был очень тронут. Его ответное послание  опубликовали  СМИ Узбекистана, России  и Америки.
  
Все это было. Осталось в памяти (уточню: в памяти специалистов)…  Тот самый человек, который включил в  программу космического полета поздравление  Шарипова, вернулся на родину и живет сейчас в Ташкенте. Его огромный опыт никак не востребован. Проблемы «Узбеккосмоса», над которыми бьются сегодня сотрудники нашего нового космического агентства, он успешно решал еще 20-30 лет назад…   Полигон «Невич» предлагали выкупить американцы, мы не захотели. С полигона сняли охрану, сверхсекретными приборами стоимостью в тысячи долларов местные жители заколачивают  гвозди в свои заборы… Спутник так и не запустили. Причина проста – не смогли договориться «кто тут  главный» (потом по этой же причине  угробили и авиационный завод). Ведь и деньги были на аренду ракеты: в начале 90-х годов запуск «Союз ФГ» стоил всего $ 20 млн. (сегодня аренда «Союз 2.1» стоит $ 35 млн., с разгонным блоком «Фрегат» - $ 49,5 млн. Аренда «Falcon-9» - $ 55-65 млн.)… Объединение «Коинот» занимается сегодня конструированием механизмов для переработки кукурузы…
 
«Пушка после выстрела откатывается назад», - говорят военные. Вот и мы: славно «бабахнули», и – назад…  Но  хочется верить, что все свои ошибки по дороге в космос мы уже сделали…
 
Наш ВВП глазами иностранцев…
 
Космос – дело не дешевое. Тут считать надо. Сейчас – разговор о Валовом внутреннем продукте (ВВП), подсчеты которого по-прежнему изумляют зарубежных бухгалтеров.  И они предлагают свои цифры, порой для нас даже более выгодные. Посмотрим и мы вышедший на прошлой неделе доклад Всемирного банка «Обновление экономики Европы и Центральной Азии. Весна 2019: финансовая интеграция» .
 
ВВП можно считать по-разному. Можно по методике Всемирного банка, это общепризнанные реальные цифры. Как вы понимаете, в подсчетах Всемирного банка ему все равно, что он считает – показатели Зимбабве или США, Узбекистана или Франции… Есть способ считать по Паритету покупательной способности( ВВП по ППС). Считается, что это достаточно лукавые цифры. Они выгодны политикам, которые могут «накрутить» любую цифру, следуя своей собственной статистике. Потому не буду спорить с нашими экономистами, которые приводят  показатели ВВП по ППС, которым все равно никто не верит. А вот цифры Всемирного банка очень интересны.
 
До 2017 года ВВП Узбекистана стабильно был на уровне $67 млрд., чуть больше – чуть меньше в зависимости от года. В 2018 году, когда в экономике начались всеобщие реформы, ВВП упал до $48 млрд. Иначе и не бывает – тотальная перестройка экономики всегда болезненный процесс. А вот в нынешнем году Всемирный банк прогнозирует $49 млрд. «У нас получилось! Машина заработала!» - вправе воскликнуть все узбекистанцы. И это –  реальная тенденция нового курса страны.
 
Вот какие показатели насчитал нам Всемирный банк нынешней весной по приросту ВВП. В 2017 г. прирост ВВП – 4,5%, в 2018г. (в конце года уже выявился прогресс) – сразу 5,1%, в 2019 (тенденция роста нарастает) – 5,3%, в 2020г. – уже 5,5 %, в 2021г. – 6,0 %. Особенно заметна эта линия в показателях прироста сельхозпроизводства: в 2018г. – еле-еле 1,2%, в 2019г. (резкий рост, который мы все видели в прошлом сезоне) – 2,9 %, в 2020г. (тенденция к росту уже оформилась) – 3,2 %, в 2021г. (даже если погода подведет, посевы то прошлогодние) – 3,4%.
 
Отмена экспортного контроля дала рост экспорта: текстиля – на 41,1%, пищевой промышленности – на 25%, металлов – на 27,6%. Вот что меня и многих не радует, так это рост экспорта газа  - на 65%.  Аnhor.uz уже  писал об этом невыгодном для страны и народа бизнесе. Есть же положительный пример: как только цена на золото снизалась, мы тут же ограничили экспорт – на целых 10,8 %. Хотя швейцарские наши покупатели и делали изо всех сил изумленные лица, мы показали, что тоже разбираемся…
 
Как видим, цифры у Всемирного банка не такие сногсшибательные, как в наших отчетах, но они реальные. Им верят инвесторы. В любом случае, вывод Всемирного банка таков: «Среднесрочные перспективы для Узбекистана остаются благоприятными».
 
До встречи здесь же,
Юрий Черногаев.