Парламентский марафон завершился. Выборы признаны состоявшимися, и цифры, которые в понедельник в 14 часов огласит Центризбирком (обещали в 23.00 воскресенья), по-видимому, всех устроят. Неожиданностей нет, и это признак политической стабильности. Что в наше время уже немалое достижение.  Оглядываясь назад, на годы  предыдущего Парламента, я думаю, что мы хорошо поработали. Я говорю «мы» потому, что все-таки считаю членов Парламента нашими представителями. Их работа не может быть измерена только количеством принятых законов. А вот качеством – может.  Новая наша экономика, по отчетным данным  в целом успешная, что бы кто ни говорил, -  опирается на государственные акты, одобренные Парламентом.
 
Традиция нашего Парламента, еще раз декларированная партиями в ходе дебатов: мы, узбекистанцы, живем в соответствии с нашими принципами. С нашими, а не с теми, которые якобы являются «международными». Наши собственные принципы диктуют нам наши собственные обязательства перед поколениями старших и младших, перед историей. Мы не хотим излишней политизации общества в этот непростой век, но будем  анализировать новации и в общественном устройстве, и в международной политике. Мы строим независимые институты управления, но должны снабдить их реальным потенциалом влияния. Иначе тот  государственный инструмент, который мы вчера сформировали,  останется неиспользованным. Единственный способ использовать его потенциал  – соответствие  первому приоритету Стратегии действий до 2021 года, то есть «усиление роли Парламента и партий». У Парламента есть шанс достичь этой цели…   Надеемся…
 
К слову об оппозиции
 
Предвыборная кампания уже дала возможность гражданам оценить  реальные возможности партий в будущей Законодательной палате. Особенно – телевизионные дебаты. Прямо скажем – ярких личностей там не увиделось.  Возможно, партии, как хороший футбольный тренер, готовят своих «звезд» к решающим матчам, простите – к дискуссиям уже в Парламенте? 
 
«Плюрализм в обществе не может быть без оппозиционных партий,» - напомнил позавчера председатель Центризбиркома Мирзо-Улугбек Абдусаломов нашим коллегам.  Когда то НДПУ гордо обозначила себя «оппозиционной». Ну, что ж, и в Великобритании есть «оппозиция Её Величества», и очень даже горластая и действенная. Что не мешает ей не трогать «святое».  Давайте откровенно: у нас пока даже такой оппозиции нет. Потому все межпартийные схватки по общегосударственным задачам  идут по поводам «не выше махалли».
 
Издержки «партийной борьбы»
 
Или, вариант – партии обвиняют друг друга в чем-то, по их мнению, плохом и ужасном. Снова в качестве примера – НДПУ. Сотрудники anhor.uz провели блиц-конкурс на лучший предвыборный плакат: первое место по своей наивности занял вот этот, нарисованный художниками «Миллий Тикланиш».


 
На нем представительница НДПУ в красном пионерском галстуке советских времен салютует руководителю Компартии России (КПРФ) Геннадию Зюганову. Тот тоже в красном галстуке, с симпатией и надеждой смотрит на свою подругу из  Узбекистана.  Смысл плаката, как его замышляли в «Миллий Тикланиш»: коммунисты России ждут -  «а не обломится ли им чего-нибудь в  независимом Узбекистане с помощью братской НДПУ?». Но этого стратегического замысла не понял ни один из участников нашего опроса. По той простой причине, что никто у нас просто не знает г-на Зюганова в лицо, не знает, что это за партия такая – КПРФ, и почему сотрудничество с ней опасно для  НДПУ. Да и кто сказал, что программа НДПУ созвучна идеям российских коммунистов? Там и коммунисты давно не «коммунистические», а за их  идеи  самого г-на Зюганова из Компартии советского периода с треском бы исключили. К тому же такое сравнение – прямое нарушение нашего Избирательного Кодекса, статья 44 которого гласит: «Запрещается распространение  недостоверной информации, а также сведений, порочащих честь и достоинство кандидатов». Поскольку на плакате изображена реальная ведущий член НДПУ, можно было подать в суд. Впрочем, судя по цифрам голосовавших за НДПУ, им такая «против них» агитация  оказалась – как слону дробина.
 
Международный «аспект»
 
Судя по первым отзывам, и подготовка к выборам, и сам процесс голосования – все соответствовало самым строгим стандартам. Хотя стандартов, вообще-то, не существует: в США никаких международных наблюдателей не предусмотрено (приятное исключение только 4 штата), если кто-то особо любопытный из ООН или еще откуда вздумает приблизиться к избирательному участку, то это «вмешательство в выборы» и автоматически штраф $10 тысяч или 5 лет тюрьмы (по желанию – все-таки демократия).
 
Тут вы можете спросить – а кто нас оценивал? Вопрос по существу, так как неизвестна их, наблюдателей, компетенция. К нашей гордости – наблюдателей  у нас сегодня 316 человек. Посмотрите на состав: 45 человек, действительно, солидные люди с парламентским опытом – члены Парламентской Ассамблеи ОБСЕ. Остальные 271 – некие эксперты. Мы посмотрели, как их набирают: ОБСЕ объявляет набор, называет исходные требования к «экспертам» - если вы им соответствуете, так почему бы не проехаться в Узбекистан. На прошлых выборах я лично познакомился с хорошим парнем – булочником из Брюсселя, у которого как раз был «мертвый сезон» в бизнесе. Вот он и «законтрактовался» экспертом…
 
Эксперт должен быть сыт
 
Между тем, приглашение наблюдателей – это та еще «свадьба». Всего на выборы из нашего общего с вами бюджета ассигновано 230,5 млрд. сумов ($25 млн.) По данным «Бюджета для граждан», эта цифра составляет чуть меньше 170 млрд сумов. В том числе на выборы в Законодательную палату – 96,8 млрд.  Есть там такая еще глава «товары и услуги» - 41,7 млрд. сумов.  Расшифровка этих денег – в документе под названием «перечень централизованных расходов Центризбиркома». Вот пункт «8» - «завтраки, обеды, ужины, кофе-брейки для иностранных участников», пункт «11» - «Сувениры для зарубежных делегаций».  Кроме того, партиям выделено 46,6 млрд. сумов на «агитацию», а это также включает  прием гостей. Да за такие деньги… ну и так далее…
 
Цена рейтинга
 
Набор документов, по которым иностранные эксперты должны были составить представление о нашей стране, весит 1,2 килограмма – солидная пачка. Один из документов -  недавний рейтинг английского The Economist, в котором наша страна названа «Страной года».

Специалисты  к таким регалиям относятся достаточно спокойно, поскольку 2 года назад «Страной года» была названа Мьянма, где уже лет десять тотальный голод. А в 2018 году – Армения (после Бархатной революции экспорт сократился на 24%,   экономика на грани фола, если бы не членство в ЕАЭС, страну ждал коллапс),  но надо было поддержать бывшего оппозиционера, ставшего премьер-министром Никола Пашиняна.
 
Перечень достижений, согласно которым наша страна стала лауреатом, велик. Среди них есть несомненные успехи, выводящие государство в лидеры региона. Но наши коллеги «засомневались» вот в  таком достижении: страна «пригласила иностранных журналистов». Все мы знаем, что нет аккредитации у Deutsche Welle, все мы помним, что была отозвана аккредитация на недавний саммит глав государств  Центральной Азии у газеты «КоммерсантЪ» и РИА, что многие национальные СМИ не получили доступ на саммит…
 
Впрочем, хорошо известно, что эксперты The Economist пишут в своих рекомендациях на представление то, что страна-претендент прислала. Поскольку у The Economist в арсенале 13 рейтингов: от The Economist Intelligence Unit до Индекса биг-мака, то  ясно, что «разбор» заявок на рейтинг – это довольно рутинная работа. Но выгодная: когда в 2015 году  издательский дом Pearson продал свои 50% акций в Economist Group итальянской группе Аньелли за $731млн., пришлось опубликовать бухгалтерию. Выяснилось, что рейтинги дают изданию 12% дохода.
 
Как бесплатно поднять имидж
 
Был у нас на днях повод практически бесплатно поднять имидж страны, рассказать о ней сразу многим-многим представителям мировых СМИ. Даже в прямой трансляции ТВ. Перед выборами в национальный парламент мы этим не воспользовались.
 
Имеется в виду событие совсем рядом. Это пресс-конференция Владимира Путина, собравшая в этом году 1895 журналистов. Вопрос не лимитируется, можно было сказать и о выборах.   Практически есть два способа прорваться к микрофону. Нас это не интересует?
 
Anhor.uz выяснил, что ни один журналист из Узбекистана не обратился с запросом ни в АИМК, ни в пресс-службу нашего МИД, ни в Посольство России.
 
Ну что ж, в любом случае, выборы состоялись. Как говорили предки: цирк уехал, пора подметать площадь…
 
До встречи здесь же,
Юрий Черногаев.