Строительство первой в стране АЭС вызвало к жизни многие проблемы, о которых не только простые граждане, но даже и члены парламента не догадывались…  Об этом, а также о перспективах узбекской «нефтянки» - заметки Юрия Черногаева с конференции «Нефть и газ Узбекистана» и «Power Uzbekistan 2019».
 
Чего мы не знаем про атомную энергию
 
«Особенный момент для Узбекистана» - так охарактеризовала начало строительства АЭС директор Всемирного ядерного университета при Всемирной ядерной ассоциации Патрисия Уиленд в своем выступлении на конференции «Power Uzbekistan».  Аnhor.uz в своих публикациях уже приводил замечательные цифры:  какие подвижки сулит народному хозяйству энергия  АЭС.
 
Строительство, которое, очевидно, начнется в будущем году, продлится 10-12 лет. И это  будет «особенный момент» не только для нас. Еще для многих -  для тех, кто решит пройти этот «марафон»,  вместе с нами. С целью  -  заработать.
 
«Примкнуть» к щедро финансируемому проекту достаточно легко, надо лишь иметь соответствующий «послужной список». Корреспонденты anhor.uz  за четверть часа подсчитали в интернете 58 (пятьдесят восемь!) якобы очень солидных, перспективных, с «историей» участия в «атомных» конференциях и «атомных» проектах  конструкторских, консалтинговых и прочих бюро, институтов и фирм. Есть ли вред от сотрудничества с ними – не знаю. А польза? Участники ташкентской конференции дисциплинированно выслушали пространное выступление уже упоминавшейся г-жи Уиленд: мы узнали, как она покупала квартиру, где живет в Лондоне и как там хорошо по сравнению с Бразилией, охарактеризовала тренеров-преподавателей своего университета, рассказала, что уже на пенсии и много чего еще… В Ташкенте народ покладистый, ей даже поаплодировали.
 
Потому-то  было очень важно выслушать заверения генерального директора Агентства «Узатом» Журабека Мирзамахмудова, что Узбекистан намерен последовать примеру Китая при формировании своей атомной отрасли. В свое время власти Поднебесной ввели у себя один единственный ориентир – советский опыт. В частности, установили  российские требования по  безопасности ядерной энергетики (самые строгие в мире). Без всяких там международных обсуждений.  Китайцы сэкономили на этом  много времени на дискуссии  и самое малое $500 млн.  Вполне  возможно, эти же правила будут введены  и у нас.  На северного соседа Узбекистан ориентируется и в подготовке кадров. Ташкентский филиал знаменитого московского МИФИ  осенью примет первых 100 студентов. Еще с прошлого года в этом институте учатся 56 наших юношей и девушек, нынешней осенью есть квота  на 30 человек…
 
Пока строится станция, выпускники без дела сидеть не будут.  Президент по атомной энергии фирмы  Worly  Александр  Суперфин 15 мая подписал с «Узатом» договор об образовании Uzatom Worley engineering, и теперь уже на правах «своего человека» откровенно говорит о проблемах, которые молодым специалистам придется решать. Основные: отсутствие прецедентов в стране и в регионе (публика должна знать, что происходит). Отсутствие инфраструктуры (вообще не просчитано, выдержат ли наши сети столь мощный поток энергии). Нет пошагового плана создания нормативно-правовой базы (на условиях анонимности один из руководителей новой отрасли поделился впечатлением от обсуждения  в первом чтении в Законодательной палате Закона о мирном использовании атомной энергии: «такой ереси он не слышал давно…»).
 
По поводу дискуссии в парламенте: думаю, есть сейчас повод сказать отдельным «специалистам» вот что. В мире сейчас 450 реакторных блоков и строится еще 20. Первое - их экологичность: использование их энергии позволяет предотвратить 2 млрд. тонн вредных выбросов ежегодно. Притом, что «лёгкие» нашей планеты в состоянии «переработать» лишь 2,5 млрд. тонн выбросов. Второе - их экономичность: в атомной энергетике цена топлива составляет лишь 7% от затрат на получение энергии, на тепловых электростанциях – до 80%. То есть мировые цены на газ сразу дают корректировку цены электроэнергии. Третье – их возможности в предотвращении безработицы: 1 Гвт генерированной АЭС мощности дает возможность создать 200 тысяч рабочих мест. Просьба к законодателям выучить эти цифры перед голосованием…
 
Нефть по-прежнему больше, чем топливо…
 
…16 мая продолжалась также работа конференции «Нефть и газ Узбекистана». Особый шарм ей придало присутствие в Ташкенте президента компании ЛукОйл  Вагита Алекперова.  ЛукОйл уже инвестировал в узбекскую «нефтянку»  $7,5 млрд. Г-н  Алекперов был принят главой государства, где сообщил, что намерен вложить еще $2 млрд., что делает его  крупнейшим инвестором в нашу экономику (ВВП Узбекистана по номиналу в 2018 г. - $48 млрд.)
 
На конференции были представлены 37 очень интересных докладов. Обозревать все их – это писать докторскую диссертацию. Но мы обязательно при случае упомянем  доклад генерального директора СП ООО «New Silk Road Oil and Gas» Ян Эньбяо: он обрисовал  планы китайской нефтяной корпорации CNPK в народном хозяйстве Узбекистана, которые  заставляют задуматься…
 
Международное энергетическое агентство – МЭА на прошлой неделе представило обзор мировой энергетики. Мнение его экспертов: «Мировая энергетика – на переломе». Так что две ташкентские конференции оказались весьма кстати, чтобы сопоставить мировые тенденции с нашими планами.
 
Мировой объем инвестиций в энергетический сектор в прошлом году составил $1,85 трлн.  И тут Узбекистан со своей  АЭС в тренде: производство электроэнергии в мире третий год подряд привлекает бОльший объем инвестиций, чем нефтегазовый сектор ( до 2014 года ситуация была противоположной).

 
Таблицы ИД «КоммерсантЪ»

Тем не менее, мировые инвестиции  в нефть и газ за год тоже слегка подросли -  на 1% ,  до $720 млрд.  И мы не отстаем: за годы независимости вложения в отрасль составили $36,7 млрд. А в 2018 г. более 40% прямых иностранных инвестиций – именно в «нефтянку». Новые $2 млрд.  от  ЛукОйла  сегодня  выглядят вполне обдуманным бизнесом, а вовсе не «подарком» лучшему другу. 
 
Кстати, инвестиции  в добычу угля выросли в мире на 2% (до $80 млрд.)- это первое увеличение с 2012 года. И снова мы должны сделать реверанс в сторону тех людей, которые  недавно потребовал навести порядок в нашей угольной отрасли – рано её списывать на пенсию. На бурый уголь решено перевести производство  кирпича, цемента, а также тепличные хозяйства. Это позволит ежегодно освобождать для использования в качестве топлива до 10 млрд. кубометров природного газа: «Узбекнефтегаз» решил вернуть свои долги населению, дефицита не будет…
 
Говорили на конференции и о наших планах по выпуску электромобилей:  чтобы не отстать, надо начинать. Отчет МЭА  указывает, что  продажи электромобилей в прошлом году выросли на 70% по сравнению с предыдущим годом - до 2 млн.  В мире количество таких автомобилей оценивается уже в 5 млн.
 
Еще одно сторона отечественной энергетики – возобновляемые источники – выглядит так. Удорожание производства солнечных панелей и ветрогенераторов привело в 2018 года к снижению инвестиций: в сегменте солнечной энергетики — на 75% с 2010 года, в ветроэнергетике — на 20%.
 
Ну и наконец: самым крупным инвестором в свою энергетику остался Китай ($375 млрд. в 2018г.).  Россия вложила  $105 млрд.
 
До встречи здесь же,
Юрий Черногаев.
 
фото: ИД «КоммерсантЪ»