Н
ачинающаяся неделя обещает нам в Ташкенте несколько знаменательных событий. Одно из них – так называемая Рабочая встреча представителей Узбекистана, России, Казахстана, Пакистана  и Афганистана, которые обсудят возможное строительство железной дороги из Термеза через Мазари-Шариф  до пакистанского Пешавара.  Для Узбекистана этот проект – как его оценивают знающие эксперты -  наиболее предпочтителен среди многих других. Их огромное множество  вызывает интерес  скорее у политиков, но усмешки (в лучшем случае) у бизнеса.  

Впервые о дороге Мазари-Шариф  -  Пешавар  широкой публике сказал наш министр иностранных дел Абдулазиз Камилов неделю назад в Женеве на международной конференции по Афганистану. Но подготовка к Рабочей встрече в Ташкенте идет уже полгода. И, когда после заявления Камилова я запросил сведения о будущей дороге в офисе «Российских железных дорог» (РЖД), они прислали мне кучу полезных документов, которые у них уже были по этой теме. Причем прислали ровно через 20 часов. Без запроса на «официальной бумажке» с гербовой печатью. Прислали «просто журналисту», которому это нужно для работы.   Честно говоря, я был поражен: как вы понимаете, подобный запрос в пресс-службу  наших железнодорожников получил бы отклик в несколько более поздние сроки…

Итак, что это за проект, и причем тут – как заявлено в заголовке – наши славные предки? 

Тут надо бы представить карту Афганистана и уяснить, что вверху на этой карте – Узбекистан. Слева от Афганистана  – Иран. Справа – Пакистан.  А совсем внизу, под Ираном и Пакистаном – желанный  всем  Индийский океан, по которому открыты пути по всему миру. Выйти на порты Ирана и Пакистана в океане – голубая мечта каждого узбекского экспортера. Эта мечта вроде бы приобретает реальные очертания, поскольку летом закончено формирование трассы Мазари-Шариф – Герат и теперь уже ясно, сколько эта железная дорога будет стоить, и почти ясно, кто за все это согласен платить. Попав в афганский Герат ваши  вагоны могут отправиться  в Иран, поскольку иранцы уже давно протянули свою дорогу до Герата. А дальше – иранский порт Бендер-Аббас  с криками чаек, таможней, бункеровкой и …

Все это хорошо, но очень дорого. Иран уже который год под санкциями, и иранцы вынуждены зарабатывать, где только могут:  79,9 миллионов человек надо кормить…
А вот дорога на пакистанский Пешавар сулит совсем другие цены, совсем другие уровни безопасности и совсем другие политические аспекты.  И прежде всего – для Узбекистана. Далее привожу цифры и факты, изложенные в документах  РЖД  и в очень обоснованном докладе сотрудника ННО «Научно-исследовательский центр» У. Ибрагимова на сентябрьской конференции в Ташкенте «Центральная Азия в системе международных транспортных коридоров».

Не нужно доказывать, что основная доля в перевозках по  Азии – у Китая: 83,7%.  Следующий в списке – Казахстан с 10,7%. Это ясно – через Казахстан идет значительная часть китайских грузов для Европы. Доля Узбекистана очень  мала – 2,9%. И винить в этом мы должны только собственную неповоротливость и бюрократию. Потому  дорога на Пешавар – это наш шанс.

Трасса планируется такая: Мазари-Шариф – Хульм - Пули-Хумри  - Доши – Сурабай – Джелалабод – Торкхам. Торкхам – это уже пакистанский пограничный переход,  дальше на Пешавар дорога давно  есть. От Пешавара до порта Гвадар – 2 часа езды…  А цена доставки 40-футового контейнера от Мазари-Шарифа до Пешавара (673 км) - $1950.  В Пешаваре же начинается и знаменитое высокогорное шоссе в Китай – Каракорумское. 

Игра стоит свечь…

Небольшая историческая подробность, на которую уже обратили внимание наши пакистанские коллеги. Трасса будущей дороги проходит  мимо Андарабада (по эту сторону афгано-пакистанской границы),  мимо Моманда, Мардана (по ту сторону) и  других населенных пунктов, хорошо известных  исследователям Индийского похода Тимура. Именно в городке Шахнаваз  вблизи Андарабада  (провинция Баглан) 10 декабря 1398 года   автор «Зафар Наме»  придворный поэт Шахруха  знаменитый Шарафаддин  Язди  сделал трагическую  запись: «Из голов неверных Тимур приказал воздвигнуть башни»… Два месяца спустя, дело тоже на «нашей» трассе, тот же Язди делает   запись  о казни 100 тысяч пленных воинов: «Они бы все равно умерли от голода…»  И не надо закатывать  глаза – время было такое. Тимур, если уж говорить начистоту, был жесток с врагами. Но вот, когда в «высокоморальной» Европе Папа Григорий  Девятый учредил Святую инквизицию, перед ней  предстали 150 тысяч несчастных – обычные горожане и крестьяне. Только в Испании инквизиторы судили 50 тысяч человек, из которых 31 тысячу сожгли живьем и 29 тысяч человек заживо замуровали в крепостных стенах…   

Не знаю, понравится ли вам это  утверждение: в конце концов, правнук Тимура в пятом поколении, Эмир Ферганы и основатель Империи великих моголов Шах Джахан подарил индийцам Тадж Махал (его строили и мастера из Бухары). Это неравноценная замена потерянным жизням, но вот такие они – «игры времени»…

И вот сейчас по этой дороге покатятся узбекские тепловозы с грузом «мира и дружбы», короче – с целью взаимовыгодного бизнеса.  Почему я уверенно говорю – «по этой дороге»? А другой просто нет.  Там горы. Железная дорога пройдет именно по тем долинам, по которым в Индию прорывалась конница Тимура.

К этой дороге давно присматривались и в России. Еще в 19-ом веке, когда строилась Закаспийская железная дорога, эмир Бухары и его приятель русский царь договаривались о прокладке железной дороги от Бухары до Пешавара. Старинная мечта властителей  Бухары о пути в Индию называлась тогда  Индоволжской  железной дорогой, бухарские купцы готовы были участвовать в «деле».  Переговоры наткнулись на острое нежелание англичан видеть у себя под боком  дорогу, по которой русские могли быстро перебросить войска. В середине  прошлого века советский руководитель Н. Хрущев довольно подробно проработал эту идею с руководителями  уже  независимых  Индии и Пакистана. Дорогу хотели строить  даже более длинной  – от Пешавара протянуть  до Исламабада и до Нью-Дели.  Денег у СССР было много, нужно было только согласие – но тут Индия и Пакистан категорически рассорились…

Я могу надеяться, что на Рабочей встрече в Ташкенте проект  Мазари-Шариф – Пешавар сможет вынести за скобки  политические риски. Слишком уж привлекательны  для узбекского бизнеса деловые аспекты  этой идеи. Мы сможем отвлечь на себя часть китайского экспорта, который сейчас минует нас, проходя севернее, по казахстанским железнодорожным сетям. А это немалые деньги: в прошлом году китайский транзит через Казахстан составил 6,6 млн. тонн, в 2025 будет уже 16 млн. тонн, а в 2035 – 42,4 млн. тонн. Но! Переходы  Алашанькоу  и Алтынколь на казахско-китайской границе работают уже на пределе возможного.  Дело в том, что здесь грузы «малой механизацией» перегружают из китайских вагонов с колеей 1435 мм в казахские вагоны с колеей 1520 мм. Это долго и дорого. (На более современном переходе Серахс на туркмено-иранской границе  вагоны просто  переставляют на другие тележки.) Возможности же узбекских железных дорог уже сегодня сравнимы с  казахскими: в 2018 году мы могли обеспечить транзит 4 млн. тонн, в 2025 году – 5 млн. тонн. Только дайте нам выход за пределы границы! К Пешавару, откуда до океана рукой подать…

Дорогу из Термеза в Пешавар, - как считают специалисты, с которыми я беседовал –  китайцы одобрят и еще по одной причине. 83% китайских грузов в Европу идут морем. То есть мимо военных баз некоей великой державы, по «горячему» Южно-Китайскому морю, через Суэц, возможности которого даже после реконструкции ограничены, и, наконец, через перегруженные сверх меры европейские порты. В случае «успешной реализации» проекта дороги Китай (Кашгар уже начали отстраивать как крупный хаб) – Киргизия – Узбекистан наши друзья получат из Термеза резервный, безопасный, дешевый маршрут. И, наконец – интересы Индии и Пакистана. В этом году эти две стремительно развивающиеся страны отправили в Европу  34 млн. тонн грузов, в 2025 эта цифра вырастет до 46 млн. тонн. И все – морем.  То есть проблемы, как и у китайцев. Так давайте и им предложим наши надежные и дешевые (об этом надо подумать) услуги…

Да, в Ташкенте на этой неделе предстоит многое обсудить. Например:  конкуренция с уже существующей дорогой Китай – Казахстан – Туркмения – Иран. Безопасность: Пешавар – это штаб-квартира так называемой  Пешаварской  шуры  талибов. Вот построим дорогу – бандиты на свои теракты будут на электричках ездить. С комфортом…
Так что: успехов переговорщикам.

До встречи здесь же,
Юрий Черногаев.