20-е пленарное заседание Сената приняло законопроект «Об оружии». Он ждет подписания у Президента страны,  после чего текст, предложенный общественности и парламенту впервые еще два года назад, станет  действующим Законом. И все мы склоним перед  Законом головы: Закон не обсуждается, Закон выполняется. Однако до того, как Первое лицо государства поставит под этим документом свою подпись, граждане имеют возможность высказать свое мнение. Anhor.uz просуммировал  мнения специалистов и сейчас представляет их читателям.

 
Закон  нужен еще вчера!

Законопроект  «Об оружии» был одним из первых документов новой Администрации. За  два года он прошел  серьезную проверку, изменились некоторые его «акценты». Конечно, Сенат привлек хороших экспертов, и это было демократическое  обсуждение. Но, как отмечал великий демократ  Алекс де Токвиль: «Демократии имеют тенденцию терять из виду общую картину в суматохе повседневных дел. Время от времени нам нужно делать шаг назад и  задумываться о том,  какой путь мы прошли, и движемся ли мы в правильном направлении». Сенат, конечно, движется в правильном направлении. Это касается и Комитета по обороне и безопасности, который в Сенате отвечает  за подготовку таких документов.  В Комитете два фермера, один врач-педиатр, один агроном, один гидротехник, один археолог, один инженер-электрик, один инженер-механик и два юриста. Все они – достойные люди, беззаветные слуги народа. Но знают  ли эти замечательные люди  разницу между 20-м оружейным калибром и калибром 5,6 мм?  Вот что мы в итоге имеем...

…Оружейное законодательство  в большинстве  постсоветских  стран  пока находится в тупике:  мешают  советские стереотипы, согласно которым правом на  оружие обладает только государство (не везде. В Эстонии, например, если при  себе удостоверение личности, разрешение на оружие не требуется).  Особенность нашей собственной  ситуации  в том, что точное количество  оружия у населения неизвестно. Между тем Узбекистан является  объектом «внимания»  зарубежных экстремистских группировок. Поэтому в преддверии принятия Закона «Об оружии» в марте прошлого года МВД попыталось  выявить уровень незаконного  оружейного оборота. Итоги остались «внутри» ведомства. Но зато есть  инструкция: сотрудники Нацгвардии  от 6.00 до 22.00   могут прийти к охотнику для проверки его оружия, и охотник должен подчиниться. Кстати, «правильные мужики» помнят, как в начале 90-х годов в лавочке на Куйлюке можно было приобрести гранату (рыбу глушить) - тогдашняя цена ок. 150 сумов…
 
. ..Наш новый Закон имеет заметные отличия от оружейного законодательства других стран. Почти везде  предусмотрено владение оружием  военнослужащими, сотрудниками МВД, структурами, схожими с нашей  Нацгвардией (жандармерия), судьями ( у нас согласно  Инструкции Минюста 29-81). Наш Закон идет дальше: у нас право на владение оружием имеют сотрудники Министерства по развитию информационных технологий… 

Терминология:  что такое огнестрельное оружие?

…Начнем с того оружия, которое вы теперь вправе носить в кармане (в дамской сумочке). Статья 248-я  Уголовного Кодекса Республики Узбекистан за «незаконное владение огнестрельным оружием» обещает до 5 лет.  А статья 3-я  Закона «Об оружии» максимально четко прописала, за что же такая кара.  Статья гласит, что «огнестрельное оружие» это оружие, которое  обязательно  ( ! ) имеет «ствол, затвор, магазин, рамку, ствольную коробку». Увы, вспомним де Токвиля:  разработчики Закона «нечетко» представляют сегодняшний  рынок  оружия: уже лет  20  существует «бесствольное» оружие (нет ствола!) – в СНГ это  пистолеты «Оса» (ПБ-4), «Стражник», «Макарыч» и т.п. Калибр у них вполне приличный – 18 мм.


Я  нашел статью в журнале «Калашников», журналисты которого провели испытания «Осы» на свинье весом 80 кг.( Кто не в курсе: странным образом именно свиньи болеют «человеческими» болезнями, огнестрельные раны у них очень похожи на человеческие…)  Так вот, из шести выстрелов пять – рваные, трудно заживающие раны, один – смертельное проникающее ранение. Несчастная свинка подтвердила: «Оса» -  опасное оружие. А по нашему Закону этот пистолет не считается «оружием»: поскольку у «Осы» нет ствола.  Она не подпадает под Законом прописанное определение. Патроны закладываются в специальную кассету, и роль «ствола», из которого вылетает пуля, играет гильза этого самого патрона. А гильза – не часть оружия…

Конечно, короткая гильза вместо ствола не в состоянии обеспечить меткость на расстоянии, скажем, 50 метров. Но вам,  в случае нападения грабителей, стрелять придеться на 1-2 метра: гарантирую – не промахнетесь. Зато не нарушите Закон: у нас «Оса» считается «предметом, конструктивно схожим с оружием». Или «баллистическим оружием», или «кинетическим оружием нелетального  действия».  А значит, ношение  этого оружия не образуют состава преступления. Но дальше в Законе - нестыковки: статья 9-я запрещает «оборот огнестрельного бесствольного оружия», то есть продажу и пр. А владение/ношение? Так можно или нельзя?  Конечно, и в «чужих» законах немало удивительного: в той же Эстонии статья 29-я их Закона спокойно разрешает иметь с 18 лет огнестрельное оружие, но вот резиновые дубинки  - запрещены.

Еще про терминологию. Статья 38-я говорит, что в стране (цитата) «ведется и издается» Оружейный кадастр. Так вот: не ведется…  Нет его. Хорошо бы его иметь, но тогда так и надо сказать: «О создании…». Как сказано в следующей  за этой статье  - «О создании Пулегильзотеки…».

Исключения вызывают вопросы

Статья 10-я разрешает свободно владеть «охотничьим» оружием калибра 4,5 мм включительно. Скажем прямо, на всю страну такого наберется штук десять, с таким «оружием» на охоту не ходят. Зато у многих есть сегодня пистолеты типа «air gаn» калибра 4,5 мм. Это, ясное дело, не охотничье оружие. Но вот (собственный опыт) испанский П-23   пробивает металлическую жесть. Так как с этой категорией?  А если эти пистолеты вывели из правового поля, то надо сделать так, чтобы теперь к таким пистолетам  не придирались  сотрудники МВД.  Для примера: разрешены же в любом тире пневматические  винтовки (ИЖ-22 или ИЖ-38 с энергией выстрела всего 3,9дж.): а  вложите  в нее две таблетки нитроглицерина и при попадании в открытое тело следует анафилактический шок и возможна смерть…  Итак, на всякий случай, запомним: ограничения по «air gаn» касаются только калибров «свыше 4,5 мм», которые в Узбекистане пока не востребованы.

Исключение из этого: популярные сейчас пистолеты «Лидер», «Ратник», «Гроза», «Хауда» и т.д., стреляющие резиновыми пулями 11 мм. И на них Закон внимания не обратил. Зря…  Энергия выстрела у этого оружия – ок. 26 джоулей (далее для краткости – дж.)  Для «вывода человека из строя» (короче – убийства) энергия пули должна быть не меньше 78 дж. А чтобы сделать вашего противника инвалидом -  вполне достаточно  26 дж.  И по российскому Федеральному закону об оружии пистолеты (винтовки) с энергией выстрела свыше 25 дж. продаются только по охотбилетам и с регистрацией. А с поправками от января нынешнего года они запрещены для охоты из гуманных соображений – не убивают, а калечат…


Большой простор для будущих адвокатских речей в судах дает совершенно проблематичная ст. 26-я Закона, которая требует перед выстрелом «четко предупредить» будущую вашу жертву. Не тратьте  времени на крики: а) ваше промедление даст вашему противнику преимущества, б) потом в суде все равно скажете: «А как же, предупреждал…». Возразить, я надеюсь, будет уже некому…

О самом горячем и о самом холодном…

…Но  вот сосед, бывший военный, интересуется вполголоса: «А как там насчет пулеметов и т.д.?» Смотрим: что стреляет очередями, запрещено. Упоминаются «метательные», «сигнальные» виды оружия…  «А вот как насчет ручных огнеметов?» - кладет меня на лопатки сосед. И он прав оказался!  Если вы выйдите на проспект Навои с ручным огнеметом наперевес, нарушения закона не будет…  Если «пальнете» - платить будете только за причиненный ущерб…

Можно еще долго размышлять по поводу статей об огнестрельном  оружии, но надо пару слов – о холодном. Статья 9-я запрещает ножи с клинком длиннее 9 мм, которые автоматически приводятся в боевое положение («выкидные» и пр.). А вот как быть с национальными ножами,  носить в ножнах можно?  Это сувенир или это оружие?


Еще пример: некоторые люди обзавелись в Афганистане замечательными ножами «kа-bar» (ножи американских морпехов). Их тоже носят в ножнах. Как быть с ними?  В российском Федеральном законе есть оговорка, что определенные виды холодного оружия могут быть «частью национальной одежды» и они разрешены: кинжалы на Кавказе, сабли у казаков и т.д.  Коллеги из силовых ведомств, с которыми я беседовал, говорят, что  все такие сомнения «уточнят» ведомственные инструкции МВД и Нацгвардии.  Так они собираются действовать, исходя не из Закона, а из собственного мнения чиновника? Его завтра уволят, а «инструкция» останется… Зачем тогда мы два года обсуждали Закон «Об оружии»?

Пистолет в чужих руках…

И если уж чиновники готовы писать собственные «инструкции» (и уже и поправки к Закону), то полезно  поучиться на чужих ошибках. Потому поинтересуемся: «А вот «у них» строже или как?». Оказалось – «или как». Например, с  пулеметом Гатлинга (наверняка видели в кино: у него вращающиеся стволы) в США интересная история: сегодня их не продают гражданским лицам, но владение такой скорострельной мини-пушкой, выпущенной до  1986 года,  является легальным. И эту замечательную «игрушку» можно купить на аукционе – ок. $400 тыс. Кстати, насчет артиллерии: в Америке вы можете владеть настоящей пушкой и не нарушать при этом закон.  Её даже не надо  регистрировать. Зато стоят пушки  недешево: около $3 тыс.

В США есть понятие «свободное ношение» (free carry). Согласно этому подходу, для «скрытого» ношения заряженного оружия не требуется ни лицензии, ни разрешения. Цена «народного» револьвера 32-го калибра  (примерно наш 7,62)  как в Ташкенте у «air gаn» 4,5 мм. -  ок. $300.  Когда то очень давно Bермонт был единственным  штатом «без разрешений и лицензий», и был штатом с самым низким уровнем преступности! А как же: любая старушка-божий одуванчик могла спокойно отбиться от любого преступника: у неё в сумочке калибр 9мм. Когда Аляска последовала  примеру Вермонта, преступность в штате почти исчезла! А вот в Юте, когда ношение оружия несколько лет назад запретили, преступность выросла за год вполовину – губернатор  срочно отменил своё  решение… Оружие в Америке не могут носить только осужденные преступники и лица, «планирующие использовать оружие в преступлении». Но  кто ж об этом скажет?  Ну, мало ли у них смешных законов…

Ну, а если серьезно, то вот эта  народная философия вполне отражает наши ожидания от нового Закона: «Доброе слово и пистолет звучат убедительнее, чем просто доброе слово…» Или вот: «Господь создал людей сильными и слабыми. Но пришел полковник Кольт и уравнял шансы…».

До встречи здесь же,
Юрий Черногаев