Событием недели стало в нашем регионе заседание в Душанбе Совета глав правительств государств-участников ШОС. Мы не собираемся сейчас повторять изложение  протокола Совета, что за нас с блеском сделали коллеги. Мы расскажем о том, как принимались на Совете решения. Покажем, как в процессе переговоров менялись приоритеты. Словом, хотим пригласить вас за кулисы саммита – именно там и было самое интересное.

Каждая делегация высадилась в душанбинском аэропорту с огромным багажом: носители информации, «наброски» докладов и прочие «домашние заготовки». Получить заранее доступ к этим документам - мечта любого дипломата. Более того -  стратегическая цель. Располагая ими, можно заранее подготовить к дискуссии свои контрпредложения. 

Восток, как известно, дело тонкое. Взаимоотношения людей здесь деликатные и взаимноуважительные. Чем и воспользовался  корреспондент  Anhor.uz.  Пока все журналисты, аккредитованные на саммите, дисциплинированно сидели в отведенном им зале, сжимали в руках пресс-релизы и смотрели на события по телевизору, «наш человек» подсуетился и получил текст  предстоящих выступлений на основном заседании саммита  - в расширенном составе.  Да еще  какой текст! - С важной  редактурой текста , сделанной по итогам прошедших перед  этим «горячих» бесед в узком составе (тут кто-то явно не доглядел…). 

Чтобы эту правку  понять, надо пояснить ситуацию в странах-участницах саммита, понять, какой багаж был в кейсах каждой делегации. Начнем с хозяев, с Таджикистана.

Официально считается, что внутренняя ситуация здесь стабильна. Однако... Впервые в странах Центральной Азии нынешним летом здесь «отметилось» ИГИЛ: пятеро боевиков «халифата» топорами  зарубили двух американцев, голландца и швейцарца. Да, президент Рахмон утверждает, что это дело рук запрещенной в 2015 году Исламской партии возрождения, но ИГИЛ ясно дало понять: «Это мы, и мы уже здесь!» Госкомитет  нацбезопасности  10 октября сообщил о боях на границе с «членами таджикской организованной преступной группы (ОПГ)» (это их такая формулировка, чтобы не говорить «ИГИЛ»). Бой закончился для силовиков неудачно – бандиты ушли  в горы. А  Горно-Бадахшанская автономная область (ГБАО)  – старая головная боль Рахмона. В столице ГБАО Хороге уже больше месяца стоят регулярные войска, пытаются разоружить население. Рахмон  назначил срок – 16 октября, но пока сдали только 1,5 тысячи стволов. Госкомитет нацбезопасности на днях заявил: «ОПГ  ГБАО делают вид, что расстались с прошлым, но факты говорят об  обратном».  Дело в том, что многие  жители  ГБАО не согласны с продажей таджикским правительством  их  земель  Китаю.  В счет долга президент Рахмон уже продал соседям 1,5 тысячи квадратных километров территории. Вместе с населением. Последняя передача состоялась в мае 2013 года, когда жители  Мургабского района ГБАО неожиданно увидели на своих улицах китайские военные грузовики…

Не вполне корректны отношения Таджикистана и с другими соседями по региону. Anhor.uz  уже писал о блокировке таджикских грузов на туркменской границе. Тогда мы не рассказали и о другой проблеме: из Туркмении не выпускают студентов, которые учатся в Таджикистане. Сегодня таких уже больше тысячи.

Мы также лишь кратко рассказали  о железной дороге Таджикистан - Афганистан - Туркмения. Это было предметом дебатов: надо ли вообще её строить, поскольку  сегодня  грузы для Таджикистана свободно идут транзитом через территорию Узбекистана. Но вот нынче в Душанбе оказалось: проблема  недоверия друг другу в нашем регионе остается. А потому дискуссии по железной дороге прекращены: в беседе с премьером Госсовета КНР  Ли Кэцяном  президент Рахмон поставил перед своим китайским гостем вопрос  ребром: «Будет ли Китай финансировать строительство дороги из Таджикистана в Туркмению в обход Узбекистана?  Вдруг завтра что случится?». «Это наш приоритет!» - успокоил  китаец.

Как видите, теперь о  Китае. Ли Кэцян прибыл в Душанбе с официальным визитом, поэтому его протокол несколько отличался от расписания других участников Совета. Специально для него Эмомали  Рахмон  устроил прием в саду – повтор  того, что состоялся  в конце сентября для глав государств СНГ.  К счастью, остались целы витрины с дарами благословенной таджикской земли и эстрада для артистов – прием удался. Правда, китайский премьер выглядел  весьма озабоченным: буквально по соседству, в китайском Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) происходят неординарные события. 9 октября Постоянный Комитет 13-го Народного конгресса СУАР на своей 5-ой сессии принял решение о создании «лагерей перевоспитания уйгуров-мусульман». На всякий случай не буду эти лагеря ни с чем сравнивать, но решение это у уйгуров  радости не вызвало. Тем более что этим же решением запретили носить бороды, давать детям «арабские» (т.е. мусульманские) имена, распространять понятие «халяль» и пр. Зато обязали  смотреть определенные передачи пекинского ТВ. (И  тут надо сказать, что со времен Кашпировского-Чумака  телевидение далеко продвинулось в возможности создавать сильные психологические установки. Наши китайские друзья в этом деле успешно используют сакральные знания китайской народной медицины).  Когда-то уйгуры составляли 90% населения СУАР, сегодня половина жителей – китайцы из центральных районов. Кстати, есть  здесь и 14 тыс. узбеков… Решение Народного конгресса вызвано, как сказали, «необходимостью усиления борьбы с исламским экстремизмом»…

Теперь самое время – об Афганистане. 20 октября там выборы в нижнюю палату парламента, в Волеси  Джиргу. Правительство президента Ашрафа Гани пришло к выборам, с  трудом удерживая власть хотя бы в Кабуле. Как утверждает Al Jazeera, если в январе этого года талибы и другие квазивоенные структуры контролировали 56,3% территории страны, то сегодня – уже 70%. Еще 15% территории – вообще «черная дыра», непонятно кому принадлежащая. Никогда еще талибы не захватывали крупные города – теперь это им по силам. Гани призывает противников к диалогу – они над ним просто смеются. В своем «стане» президент теряет поддержку: Волеси Джирга собирается разорвать  афгано-американский  договор о безопасности, а этот договор привел Гани к власти. Недавно подали в отставку сразу четверо «самых сильных» людей – советник по нацбезопасности Ханиф  Атмар, министр обороны Тарик Бахрами, министр внутренних дел Вайс Бармак и начальник Нацуправления безопасности Масум Станикзай. Последних трех Гани умолил остаться, пообещав им манну небесную.  Согласились, просто чтобы не свалить страну в пропасть. Наш старый знакомый Абдулрашид Дустум и его два сподвижника - Атта Нур (бывший губернатор граничащей с Узбекистаном провинции Балх) и бывший президент Хамид Карзай создали резко оппозиционную президенту Великую национальную коалицию Афганистана (GNCA) и в начале лета даже планировали военный «поход на Кабул»… 

…Это проблемы только трех стран-участниц  саммита. А такие «скелеты в шкафу» были у каждой делегации. И вот в руках у anhor.uz документы, которые показывают, как оттачивались в предварительных беседах  формулировки. По их  правке можно  проследить ход подготовки к общей  дискуссии, понять, от чего страны-участники  готовы сегодня пока отказаться, а на чем будут настаивать.  Для дипломатов – крайне важно…
Чтобы не осложнять отношения с ташкентским  МИДом,  раскроем только чужие секреты.  

Перед нами – первоначальный текст выступления главы правительства страны, которая от нас к Северу. По поводу Афганистана, в частности, вначале планировалось сказать: «Мы поддерживаем усилия, которые ведут к национальному примирению и восстановлению экономики. В том числе в рамках формата Московских консультаций и контактной группы ШОС-Афганистан». (Что интересно: после этих слов – как шпаргалка для выступающего – мелким курсивом идет справка про «Московский формат» и про контактную группу.) Но в предварительных беседах выяснилось: Ташкент претендует на свою долю успеха в урегулировании, а группа ШОС-Афганистан не провела ни одного мероприятия. Тогда, чтобы не нервировать коллег,  про Москву и про контактную группу решили в дискуссии в расширенном составе не упоминать. Из текста это выкинули и, говорят, эту идею вообще переформатируют (нашим дипломатам на заметку!).

Интересен пассаж про ВТО, в которую страны ШОС то входят, то выходят.  В первоначальном тексте  предлагалось главе делегации сказать: «Серьезным испытаниям подверглась система стратегической стабильности… под угрозой базовые принципы торговли, определенные правилами ВТО». И снова – интересы Узбекистана. Мы, вроде бы, наметили вступать в ВТО?  А если правила ВТО «под угрозой», то зачем вступать? Как это объяснить парламенту? (Они наш парламент не знают, думают – он что-то решает...) К тому же уже есть ЕАЭС, и он ближе и роднее? В результате эксперты северной страны решили, что дело это мутное и непонятное, лучше пусть слова про  ВТО  их премьер вообще не произносит…   Вместо этого перед словом «система» вставили слово «вообще». А «вообще система» – тут каждый понимает , как хочет…
Зато потом  был консенсус…

До встречи здесь же,
Юрий Черногаев.


Фото REGNUM