«Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев принял решение и прорабатывает вопрос присоединения Узбекистана к Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС)», - сообщила  сегодня на встрече с председателем Законодательной палаты Олий Мажлиса Нурдинжоном Исмоиловым спикер Совета федерации РФ Валентина Матвиенко. Пока у anhor.uz нет официальных комментариев этого заявления, но тот высокий уровень, на котором это заявление сделано, обозначает резкий поворот во внешней политике.
 
Сегодня в ЕАЭС входят Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Россия. Если Узбекистан, действительно, войдет в состав ЕАЭС, то, как считает г-жа Матвиенко, у наших стран «появятся новые возможности как для двустороннего взаимодействия, так и будут устранены барьеры и преграды, которые существуют в межгосударственных отношениях.  Это соответствует мировым практикам и учитывает процессы глобализации. Надеюсь, процесс согласования не затянется, и мы будем иметь возможность сотрудничать в рамках евразийской семьи».

Не будет лишним напомнить, что наша страна довольно скептически оценивала возможности ЕАЭС. Что же изменилось? Многое. ЕАЭС наработал опыт, заработал авторитет и вот в таком состоянии уже может представлять реальный интерес.

Приведу конкретный пример, что мы теперь можем получить. Вчера Высший Евразийский экономический совет  подписал Соглашение о свободной торговле товарами, а также рамочное соглашение о всеобъемлющем экономическом сотрудничестве с Сингапуром. Позднее также будет подписано пять (а теперь то, может быть, и шесть - с учетом Узбекистана) двусторонних соглашений о торговле услугами и об инвестициях. Это позволит создать всеобъемлющую зону свободной торговли формата «товары + услуги + инвестиции».
 
Соглашение о Зоне свободной торговли касается пошлин и распространяется на все сферы нетарифного регулирования, включая техническое, санитарное и фитосанитарное и так далее.
 
Сингапур не будет применять ввозные пошлины ко всем товарам стран ЕАЭС, - представляете, какой рынок открывается? Через Сингапур товары с узбекской маркой могут быть представлены на огромном рынке Юго-Восточной Азии. В АСЕАН - зона беспошлинной торговли. А через Транстихоокеанское партнерство наша страна получит доступ  и на рынки Японии, Канады и Мексики. Такое наш бизнес мог видеть только в розовом сне. В то же время тарифные обязательства ЕАЭС предполагают предоставление беспошлинного доступа для сингапурских товаров, составляющих 40% от всей товарной номенклатуры сразу после вступления Соглашения в силу и 87% — после завершения всех переходных периодов. Да, сначала нашему бизнесу придется поднатужиться, но это справедливая система, а не то, что нам предлагает некий великий сосед с Востока. Здесь все равны: прописаны правила проведения расследований и введения мер торговой защиты, условия сотрудничества в области таможенного регулирования, экологии, государственных закупок, электронной торговли, и даже обеспечение защиты интеллектуальной собственности.
 
ЕАЭС и Сингапур начали консультации о возможности заключения соглашения еще в 2015 году (для сравнения: подготовка первого такого договора с Вьетнамом заняла шесть лет, но вот каков эффект: рост торговли с $4,3 млрд по итогам 2016 года до $5,9 млрд по итогам 2017-го и $6,7 млрд по итогам 2018 года).
 
Вот как оценивают возможности ЕАЭС эксперты российского «Коммерсантъ»: «В прошлом году страны союза подписали непреференциальное соглашение с Китаем (не предполагает снижения пошлин) и договорились об отмене тарифов по ряду товаров в торговле с Ираном. В случае с КНР основная цель — снизить неторговые барьеры, которые сейчас ограничивают доступ на рынки (включая меры по защите внутреннего рынка, технические барьеры в торговле, санитарные и фитосанитарные меры). Также этот документ закрепляет использование норм ВТО в торговле с Китаем (пока ЕАЭС в целом не входит в ВТО, так как Белоруссия не является членом организации). Соглашение же с Ираном (заключено на три года) предполагает снижение среднего тарифа по промышленным товарам и сельхозпродукции». Все это - возможно, и наше будущее.
 
Однако anhor.uz изменил бы своим правилам, если бы не отметил и проблемы. Страны ЕАЭС недостаточно быстро снимают барьеры во внутренней торговле, при этом в правовой базе союза нет механизма предотвращения восстановления уже ликвидированных барьеров. Да, работа ведется. Есть проект предложений по развитию интеграции в рамках союза до 2025 года. Он подготовлен Евразийской экономической комиссией (ЕЭК) и направлен в страны союза для согласования. Документ есть в редакции anhor.uz  и вот его главные положения.
 
В документе перечисляются мероприятия, главным образом нацеленные на снятие различных ограничений, присутствующих на внутреннем рынке союза. В списке ЕЭК значится 71 препятствие для работы общего рынка, в том числе 17 барьеров (то есть прямых нарушений норм ЕАЭС), 16 изъятий (узаконенные отступления от общих правил) и 38 ограничений (препятствия, существующие из-за отсутствия общей нормативной базы), хотя всего два года назад суммарно их было 60 (9, 17 и 34 соответственно). Увы, это следствие работы бюрократов.
 
В планах обозначен и переход на электронные формы разрешительных документов в сфере оценки соответствия и обеспечения единства измерений (впрочем, здесь срок исполнения предложено перенести с 2021 на 2025 год). К 2025 году стороны должны, наконец, начать признавать электронные цифровые подписи друг друга (хотя эта проблема уже сейчас значится в списке барьеров для снятия). К 2022 году предложено создать единую систему обеспечения качества продукции и оказания услуг, а также вести согласованную разработку и внедрение международных стандартов и скоординировать развитие инфраструктуры для оценки качества продукции (испытательных комплексов). Еще один блок касается унификации требований к таможенной инфраструктуре и электронному обороту данных между таможнями и участниками внешней торговли.
 
Если нас это не пугает, почему бы не вступить в ЕАЭС?
 
Юрий Черногаев.
 
Смотрите по теме:
Что мы потеряли в ЕАЭС?