В Ташкенте 23 октября начинает работу 13-я Международная узбекская хлопковая и текстильная ярмарка. Это важное событие в мировом хлопковом бизнесе: наша страна твердо удерживает свое место в ряду главных продавцов со своими семью процентами мирового предложения волокна. Правда, было время, когда в этой почетной табели о рангах мы стояли на 2 строчки выше. Сейчас  американцы задают тон в хлопководстве, их доля в мировом экспорте – 29%. Даже Индия отстает – 16%. Потом – Пакистан с 10%.  Следующие – мы. Есть ли возможность побороться за более высокое место в этом списке? Есть! Об этом – сегодняшний разговор…

Поскольку на зависть многим население нашей страны быстро растет (почти вдвое за годы независимости, нынешний уровень прогнозировался на 2040 год), правительство уже в 2 раза  сократило площади под хлопком в пользу зерна и овощей. Соответственно в структуре экспорта доля хлопка упала с 59, 7% в начале 90-х годов до нынешних 7,5%. Однако хлопок и текстиль по прежнему дают ежегодно около $2 млрд ( ВВП (GDP) в прошлом году $67,2 млрд), что сравнимо с доходами от продажи золота. Что позволяет по-прежнему считать хлопководство стратегически важной отраслью. И, соответственно, развивать её.

И вот в 2017 году эта отрасль начинает радикальную «перестройку». Причем второй раз за более чем вековую историю нашего хлопководства в этом помогут наши конкуренты на мировом рынке – американцы (как говорят «ничего личного, только бизнес»). Член группы Всемирного банка Международная финансовая корпорация (IFC) 24 октября в рамках  хлопковой ярмарки объявит о начале проекта под поистине радостным девизом «Развитие социально ответственного и экологически устойчивого производства хлопка». Ну, всем известно, что, воспитанные на Голливуде, наши американские коллеги обожают всякую свою инициативу окрашивать в максимально оптимистические тона. Так что насчет «социальной ответственности» на уборке хлопка пока говорить не будем. А вот все остальное – очень интересно… И  очень важно: при условии реализации проекта на всех стадиях – от первичной подготовки почвы до сбора урожая – узбекский хлопок получает путевку в мировую элиту, в  стандарт «Better Cotton». А это и солидные покупатели, и солидные цены.

IFC пригласило в Узбекистан всемирную знаменитость – хлопкового эксперта Джона Бредли. Список его заслуг  занимает страницу. Он внимательно, скрупулезно, досконально (и т.д.) «проинспектировал» несколько хлопковых хозяйств разной степени успешности, отраслевые НИИ  и вынес жизнеутверждающий вердикт: «Все плохо. Все неправильно. Но исправить можно…» Основанием для такого мнения стала и история нашего хлопководства, однажды уже прошедшая коренную перестройку, нам не привыкать (см.  https://anhor.uz/columnists/hlopok-aplodismenti-dvumya-rukami)...

В «Туркестанских ведомостях»  конца 19-го века я прочел как-то о членах Общества  сельского хозяйства -  о Мирзе Кариме со станции Кауфмановской (Хаваст),  Алиме Ходжи из селения Троицкое, ташкентцах Шиире Магомете   и  Г. Белякове . У двух из них уже были свои представительства в Оренбурге и в двух текстильных центрах – в Иваново и в Лодзи (Польша была тогда частью Империи). Любой купец думает о расширении бизнеса, а вот местный малоурожайный хлопок эту возможность не давал. Тогда члены Общества на свои средства завезли в Узбекистан в 1870 году  перуанский хлопчатник «Си  Айленд».   Г.Беляков засеял американским хлопком свой первый участок из 620 десятин – это в центре нынешнего Ташкента между метро «Буюк ипак юли» и «Пушкинская». «Американец» прижился… В октябре 1876 года на Первой  Сельскохозяйственной выставке  в Самарканде купцы Ислам-ходжа и В. Самолевский с громадным успехом продемонстрировали свой хлопок.  Тогда решили завезти еще мексиканский «Упланд» (1884 год). Начались селекционные изыскания.  Особенно успешен был в этом деле  Ислам-ходжа, благодаря энергии которого посевы заокеанского хлопчатника за 20 лет увеличились в 7 раз. В 1915 году в Туркестане было 235 хлопкозаводов, и, чем можно гордиться, оборудование для них производилось, в том числе,  на местных предприятиях и в двух мастерских Бухарского эмирата.

 Конечно,  площади так увеличились потому, что хлопководство было выгодным делом. И не только для нарождающегося «класса капиталистов». В 1901 году поливальщик за 1 день работы получал 1,2 рубля, сборщица за день – 50 копеек (это при том, что баран стоил 2 рубля, местная корова – 30 рублей, голландская дойная корова «с доставкой» – 50 рублей). Кстати, именно Шиир Магомет и его друзья приобрели в Оренбурге саженцы для сквера в центре Ташкента. В интервью «Туркестанским ведомостям» Шиир Магомет тогда сказал, что это его «подарок потомкам». Как потомки отблагодарили, мы знаем…

…Вернемся в день сегодняшний. Подробный отчет и рекомендации американского эксперта позволили  IFC разработать подробную и, что важно, выполнимую программу. Джон Бредли и его команда четко указали наши недоработки. Уверен, были бы живы сегодня Ислам-ходжа и Мирза Карим, они, не дожидаясь советов IFC, уже приступили бы к делу… Но в программе IFC задействованы Минсельводхоз, «Узпахтасаноатэкспорт», «Узбекенгилсаноат» и другие столь же важные ведомства… Пока они поймут, что к чему и все согласуют, пройдет некоторое время.

Тем не менее IFC уже получила осторожное «добро» на реализацию в 2017 году пилотной фазы проекта в Ферганской и Джизакской областях. Согласились 10 фермеров. Если специалисты сочтут, что все идет как намечено,  в 2018 году к проекту подключатся уже 3 тысячи фермеров.  А с 2019 по 2022 годы проект охватит и остальные регионы страны. Узбекский хлопок типа «Better Cotton» станет реальностью…

Теперь о том, как этот «Better…» будет внедряться. Для примера Джон Бредли предлагает сравнить американскую и нашу технологии. Американский фермер за весь сезон проводит на поле только 2 операции, мы – до 15. Такое вмешательство, считают американцы, только истощает почву, препятствует росту корней. Требует больше труда и топлива ( у нас за сезон фермер тратит на 1 га 100 литров дизтоплива, его американский конкурент – только 20 литров). У американцев «нулевая обработка» почвы сохраняет органику. Мы высеваем на 1 га  400-500 тысяч семян (растения  потом надо прореживать), американцы – всего 80-90 тысяч.  Культивация на 30% снижает количество бутонов, раскрывшихся коробочек, в США её давно не делают.  Наши привычные средства для дефолиации  лишь убирают листья, американские средства – способствуют раскрытию дополнительно 40% коробочек.

Американские гербициды в конце сезона разлагаются и  почва не становится «наркоманом», зато, поскольку наши гербициды «лучшие в мире», то они «остаются навечно»… И т.д., список большой и грустный. Грустный хотя бы потому, что разлагающиеся гербициды придумали у нас еще при Советах, но потом решили, что все от «той страны» - ненужное и  вредное… И машин у нас работало в сезон до 40 тысяч, сейчас лукавая статистика предлагает радоваться, что есть 5 тысяч. Кстати,  американцы подсчитали, что комбайн выгоден только на плантации не меньше 1 тыс. га, так что фермерам есть над чем поразмыслить…

А теперь давайте подумаем, почему при всех победных реляциях мы продали в 2015 году 700 тыс. тонн хлопка, а в 2016 году – только 550 тыс. тонн?  И мы в 90-х годах продавали хлопок даже Америке, а сегодня наш главный покупатель – Бангладеш (29%). И Китай (26%), который купит все, и ему еще мало…

До встречи здесь же,
Юрий Черногаев.