Два события прошедшей недели непосредственно касаются журналистики и журналистов. Локальное событие: Ташкентский Университет журналистики и массовых коммуникаций с 2019/2020 учебного года примет 20 человек на грантовой основе для обучения военной журналистике. Международное событие: у американского президента, в добавление к «российскому следу», появился «узбекский след», за что господин Трамп должен благодарить своих, голландских  и российских  журналистов. Итак, кто, где и зачем «наследил»…
 
У друга Путина «из Ташкента» большие неприятности
 
…В конце прошлого года в Израиле  были  арестованы  шестеро подозреваемых в контрабанде алмазов на $ 81,5 млн.  Эту группу, как говорят, уже год «вела»  израильская полиция по поручению МААМ (Налоговое управления Израиля). По запросу прессы суд города Ришон ле Цион разрешил к публикации их имена:  это  Звулон Леваев, сын израильского миллиардера узбекского  происхождения Льва Леваева, его брат Моше Леваев, а также три сотрудника принадлежащей Леваеву фирмы LLD Diamonds.  Уже в нынешнем году были арестованы израильские активы Льва Леваева: сначала кое-какая мелочь на сумму в несколько миллионов долларов -  вилла,  алмазы, найденные в его апартаментах в Тель-Авиве на ул. Бецалель, 52 и в офисе LLD Diamonds.  Затем  настырные израильские сыщики раскопали активы еще на десяток миллионов. Эта созидательная, как любят говорить наши коллеги,  работа продолжается и сегодня:  известно, что «Леваев Груп» только налогов с оборота платит  (известны  активы в США, России, Израиле, Казахстане и в Африке) в сумме ок. $3 млрд. Но  какой же солидный  бизнесмен платит  «все» налоги?   Например, выясняется, что при продаже   казахского оружия в Африку  Леваев вообще вел «двойную» бухгалтерию. Когда он (как это получилось, все «забыли») урегулировал государственный долг Анголы Советскому Союзу, то как то вышло, что Леваев сам стал владельцем крупнейшего месторождения алмазов «Катока». СМИ сообщали также о схожих проектах Леваева в Намибии,  Конго, и в Казахстане… 

По российскому его бизнесу сведений больше: гранильные фабрики, отели и торговые центры, предприятия индустрии моды (вы не представляете, с кем он в этом деле сотрудничает!) и т.д. российская ФНС оценила в $3,8 млрд. Но дурные израильские примеры заразительны (или это уже судьба?) и ФНС решила тоже проверить  бизнес Леваева. В результате  (как посчитала ВТБ-Капитал), долговая нагрузка Africa Israel Investments - материнской структуры всех проектов Леваева - составила $4,4 млрд., из которых  $3,1 млрд. - краткосрочные долги, которые надо выплачивать «еще вчера». Потому ВТБ потребовал срочно погасить долг в $609 млн. И понеслось…
  
Сегодня кто-то уже говорит о конце империи Льва Леваева.  Его объявили в розыск в Израиле. Тут, конечно, какой-то глупый триллер, поскольку он спокойно уехал из Израиля  и живет в Москве по адресу 1-ая Брестская улица, дом 29 (есть еще два коттеджа под Москвой…).
 
Все вышесказанное подтверждает: многие выдающиеся деятели современности взращены именно в Ташкенте (интересно, на здании школы № 91 висит мемориальная табличка?). И это отличный старт, Леваев то и дело говорит:  он «вырос в Узбекистане, в СССР и потому знаю, как надо жить». И в числе этого «знания» старая-старая заповедь: дружи с начальством. Например – с Путиным. Фотографий, где они рядом,  не счесть. Одна – на видном месте в офисе в Тель-Авиве.   Но сегодня  это прием уже не работает. Почему?
 
Наш земляк  Леваев просто попал «под раздачу». Активный интерес к нему связан с необходимостью насолить президенту Трампу. А с ним он тоже «любил дружить». Как то Левиев пригласил Трампа (еще не президента) в свой магазин на Мэдисон-авеню (ультра-элитное заведение под названием Leviev Jewelry), где они были сфотографированы вместе, и теперь это фото тоже – обвинение. А ведь  Леваев  просто хотел сотрудничать с Трампом по недвижимости  в Москве…
 
Зато теперь в  интернете крутится  фильм голландской студии «Zembla», которая специализируется на журналистских расследованиях. Авторы ленты  «Сомнительные  друзья Дональда Трампа: алмазный король» («The dubious friends of Donald Trump: King of Diamonds») своей сверхзадачи не скрывают: «Трамп  замечен в тесных связях с «алмазным королем» из Ташкента», пользуется услугами «серых» российских и узбекских структур.    Там есть даже ссылка на нехорошее по своей репутации «Движение «Хабад», к которому принадлежит зять Трампа Джаред  Кушнер. А уж сам  Леваев – не иначе как «торговец кровавыми африканскими алмазами» (тут доля правды есть), который  отмывает свои доходы  через сделки с недвижимостью  с участием Трампа.
 
Пару слов и о Джареде Кушнере, который теперь тоже «связан с Узбекистаном», и тоже через беднягу Леваева. У них была успешная сделка:  Africa Israel Investments  продала Kushner  Cos.  бывшую штаб-квартиру  New York Times  за $296 млн. ( Джаред взял кредит в Deutsche Bank, купил четыре  пустых  этажа,  которые сразу  сдал в  аренду по высокой цене, среди новых арендаторов  National Geographic , и -  погасил кредит). Через год  Кушнер «рефинансировал» эту недвижимость за $370 млн.  Что имеем: талантливый 35-летний бизнесмен спланировал  успешную операцию, заработал  $ 74 млн. Обычный бизнес! Но вот такая незадача – продал незадолго до дня выборов!  Бруклинский прокурор запросил   записи о сделке: «Что-то тут нечисто. Этот парень из Ташкента незаконно вмешался в выборы»…  Сейчас расследованием занялись и журналисты,  ждем «разоблачений»…
 
«Там, где мы бывали, нам танков не давали…»


 
Теперь о нашей новости. И это не только приятная новость, это замечательная новость. Ташкентский Университет журналистики и массовых коммуникаций уже в этом году примет 20 человек на факультет (отделение) военной журналистики. Будет продолжена славная, героическая традиция.
 
Вы заметили: чье бы имя великих поэтов мы ни произносили, все они всегда сопровождали своих повелителей в их военных походах. Вот цитата из anhor.uz: « Великий Шарафаддин Язди, автор «Зафар Намэ», писал в своем замечательном труде об Индийском походе Тимура. О мужестве воинов и искусстве полководца…». Вот они, истоки военной журналистики, продолженные уже в наше время. Надеюсь, вы помните Ремарка и Хемингуэя – «На Западном фронте без перемен», «Прощай, оружие»?  А видели фронтовые репортажи К. Симонова?  Если нет, то  дальше можете не читать, этот текст не для вас…
 
В мое время на Ближнем Востоке был Палестинский Институт кинематографии (это и студия, и учебка). Отличные документальные фильмы помогли многим понять, чего хотят палестинцы. Эмблемой Института были перекрещенные кинокамера и Калашников. А девизом: «Кино – оружие».   Вот у  нас промолчали,  что документальный фильм про циркачей из «белых касок» в Ираке и Сирии получил в прошлом году Оскар.  Зря не говорили, кино (и ТВ) и сегодня – оружие.
 
Моя удача – я был знаком с Маликом Каюмовым, и он то отлично знал силу кино на войне. Каюмов  был фронтовым кинооператором на Калининском фронте. Его снимки боев под Ржевом – классика. В Белоруссии он был два раза ранен, но вернулся в строй. В шеренге военных корреспондентов  были  С. Джура, И. Рахим, Н. Сафар, Назармат и еще почти 30 узбекских писателей и поэтов. Это они писали историю, писали кровью. Это про них «Песня фронтовых корреспондетов» - послушайте. И ещё:  не надо сейчас переписывать то, что написано великими…
 
Сегодня военная журналистика – снова на передовой. Снова стало  ясно, что военная журналистика – вершина  профессии. Это особая каста. Это на всю жизнь. Их надо понять. Тут ведь дело не в том, что адреналин зашкаливает. Военный журналист уверен: человек с надписью «Pressa” на бронежилете  может сделать больше, чем батальон спецназа. Ты не имеешь права носить оружие. Но ты говоришь правду о преступлениях, которые кто-то хочет скрыть. Ты делаешь известными героев, - если ты не расскажешь о подвиге, кто о нем узнает? Эта твоя надпись «Pressa» тебя никак не защищает, и ты знаешь – она скорее приманка для снайпера. Оправдываешься тем, что жизнь была короткой, зато  красивой.
 
В Афганистане в прошлом году погибли пятеро наших коллег – афганцы и европейцы. У европейцев был выбор – сидеть в офисе в Бонне или глотать пыль в Афгане. Они выбрали пыль, потому что считают, что это их профессиональная обязанность – сообщать миру новости.  Даже если мир зажмурился, и не хочет ничего знать. Это трудно: когда ты небритый и немытый третий день, все батарейки сели и редактору это не объяснишь. Зато ты знаешь, что у тебя сейчас «эксклюзив». Но он «эксклюзив» еще только полчаса, потому что сюда уже едут конкуренты из CNN. И тогда ты пробежишь даже по минному полю, если с другой его стороны – телефонная будка…
 
Иллюстрацией к этому тексту я выбрал фотографию обложки замечательной книги военного корреспондента лондонской «Таймс»  Криса  Айреса.  Книга  про войну в Ираке. Заголовок переводится «Военные репортажи для трусов». А эпиграфом в книге вот такие слова: «Военный корреспондент держит свою ставку – свою жизнь – в своих руках, и он может поставить  на ту или иную лошадь, или он может положить её обратно в карман в самую последнюю минуту… Быть трусом и не быть казненным за это – его пытка…». Это слова фронтового корреспондента  «Тайм Лайф» Роберта Капа, который погиб во Французском Индокитае в 1954 году. Запомните эти слова, в них – вся философия военного корра: «Быть якобы трусом – это пытка для мужика. Но ты обязан остаться в живых, чтобы сделать свою работу. Твоя газета ждет репортаж, а не подвиг…»
 
Вот такие дела…
 
До встречи здесь же,
Юрий Черногаев.
 
А вот так выглядели военкоры – от Первой мировой и до наших дней – в своей привычной обстановке…