Неделя между Рождеством и Новым годом обычной быть просто не может. Так получилось и в этот раз: она была  насыщена «горячими» новостями  и достойно завершила 2018 год. Обращение Президента к Парламенту стало первым по значению событием.  Не дело простого репортера комментировать столь значительное выступление, это с присущим им вдохновением сделают экономисты-академики. Мы же поставим перед собой другую задачу: найти связь между нашими локальными планами и региональными проблемами.

Судя по «утечкам» из нашего оборонного ведомства и МИДа, их озабоченность «номер один» - ситуация в Афганистане. Тем более сейчас, когда американцы и их союзники кардинально сокращают своё присутствие. Даже спустя неделю после заявления Д.Трампа о выводе войск в Кабуле еще нет внятной программы, как правительство президента А.Гани намерено теперь  действовать. Находясь в состоянии некой неопределенности (а я бы попросту сказал – паники) Гани отменил назначенные на апрель президентские выборы, чем вообще ввел в ступор государственные органы (Гани оказался достойным учеником Трампа!). Новой даты выборов нет, коллеги в Кабуле говорят, что вроде бы отложено на несколько месяцев, и бухгалтер  anhor.uz  с облегчением переводит дух: билетов на Кабул пока брать не надо…  Это шутка такая…

Между тем ситуация в стране ухудшается с каждым днем. Washington Post  заявила 19 декабря: «Инсургенты являются сегодня более могущественными, чем когда-либо». Талибов уже впрямую, не таясь, поддерживает пакистанская разведка ISI: на случай, если те придут к власти, будет с кем говорить…   Как выяснилось, именно пакистанцы привезли на недавние переговоры  в ОАЭ не только четыре основных фракции талибов, но даже и представителей «сети Хаккани», которые всегда демонстрируют свою «автономию». Да и переговоры инициировали вовсе не американцы, а, как проговорился один из участников встречи Хафиз Яхья («сеть Хаккани»), как раз пакистанский МИД.  И дискуссию направлял не американский спецпредставитель З. Халилзад, не могущественные саудиты, не принимающая страна – ОАЭ, а именно ISI. Вспомним в этом плане уже не единожды повторенное З. Халилзадом утверждение, что, мол «талибы же тоже сражаются с ИГИЛ». Но вспомним и слова главаря «Аль Каиды» А. аль-Завахири о том, что «талибы – подлинные бойцы, сражающиеся за правое дело» (неофициальный перевод). Поскольку, как говорит Всемирный Банк, четверо из пяти афганцев никогда и ничему не учились, уже третье их поколение беспрестанно воюет, война – это естественное состояние для пуштуна. Другого  он просто не представляет. Потому прекратить войну в Афганистане – это значит перевернуть для афганца все представление о мироустройстве. Это сложнее, чем просто подписать мирный договор…

Будучи в Ташкенте, Москве и других узловых пунктах своего недавнего турне по «заинтересованным» странам  З.Халилзад  убеждал, что американцы ни в коем случае не прервут  эти «судьбоносные» переговоры с талибами, рисовал целую программу.  Все- таки США  истратили в Афганистане с 2001 года $ 1 триллион, просто чтоб деньги зря не пропали. Но сказано это  все было до решения о выводе войск. На этой неделе А. Гани пытался связаться с  З. Халилзадом, тот отмолчался, поскольку из Вашингтона никаких новых  разъяснений нет. Даже в интервью кабульскому ТВ «Толо»  З. Халилзад по итогам переговоров в ОАЭ был вынужден сказать  кратко: «Талибы признали, что победить нас, американцев, они не смогут». Обычного для американских  дипломатов шапкозакидательства далее не последовало… Тогда А. Гани сам проявил инициативу и срочно уволил «мягких» главу Минобороны и МВД, усадив в эти кресла двух убежденных врагов талибов (у одного – кровная месть) и противников пакистанских спецслужб. Давно он такой решительности не проявлял…

Что до решительности, то, на фоне общего разброда и шатаний, её в регионе демонстрирует именно Ташкент. Ташкентская конференция марта 2018 года – тому пример. Ш. Мирзиёев в своем обращении к Парламенту сказал о ней, суммируя  многие  мнения: конференция «стала самым масштабным мероприятием в современной истории этой страны» (т.е. Афганистана). И еще, по поводу мнений дипломатов о нашем  участии в переговорах: «Все они признали, что Узбекистан может стать эффективным посредником в афганском урегулировании»…

Тут надо сказать о состоявшейся в пятницу традиционной встрече посла России в нашей стране В. Турденева с прессой, во время которой он тоже заговорил об Афганистане: «Когда в Москве готовилась встреча по Афганистану, в так называемом «Московском формате консультаций», она сюрпризом для А.Гани  не была». Тем не менее Кабульское правительство решило в ней не участвовать. Почему? – это знает только А.Гани. Потому усилия Ташкента заметны и приветствуются, отметил посол и пожелал успеха назначенной на 12-13  января встрече глав МИД в Самарканде в формате «страны Центральной Азии – Индия- Афганистан». (Давайте  отметим, это важно: Пакистан не пригласили…).

Чтобы закрыть тему итоговой пресс-конференции посла – основные её аспекты. В. Турденев напомнил, что в 2017 году Ш.Мирзиёев предлагал организовать Узбекско-российский  форум межрегионального сотрудничества - вот эта идея и  была реализована с громадным успехом во время октябрьского  визита В. Путина в Ташкент. Российского президента сопровождали 1200 бизнесменов и 10 губернаторов. А в России губернатор имеет гораздо больше возможностей, чем хоким  в Узбекистане (впрочем, и ответственности тоже намного больше), что и обусловило беспрецедентный объем подписанных документов - $ 27,2 млрд. Все «решалось на месте».  В те же дни состоялся Узбекско-российский образовательный форум. Участвовали 140 ректоров. Я даже не призываю представить себе сложность этой задачи – собрать в одно время в одном месте 140 руководителей ведущих вузов. Да сроду такого не было… Ну, а цифры товарооборота читатели уже не раз видели…

Но подождем радоваться. Дальше и про Россию, но и про Афганистан. Про ту самую связь между нашими локальными планами и региональными проблемами.

Узбекско-российские  проекты реализуются вовсе не в вакууме. Кругом – конкуренты. Совсем недавно Anhor.uz говорил о «рабочей встрече» в Ташкенте представителей железных дорог Узбекистана, России, Казахстана, Пакистана и Афганистана. Речь на встрече шла о железной дороге Термез - Мазари-Шариф – Пешавар (это уже Пакистан). Проект замечательный. Договорились работать над ним дальше…

И вот… Ровно через 10 дней после ташкентской встречи в Кабуле вели переговоры главы МИД Китая, Афганистана и Пакистана. Как пишет The Global Times, обсуждали строительство железной дороги из Кашгара (это Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая - СУАР) через Пакистан в Кабул. СУАР – это постоянная головная боль Пекина с постоянной жаждой автономии.  Для китайцев принципиально важно ускоренное развитие этой территории, важно дать людям работу и деньги. Для этого нужна инфраструктура, «окно в мир». То есть – железная дорога, желательно с перспективой экспорта. Так вот дорога Кашгар -Пешавар-Кабул  -  это то самое «окно».  Уже есть целое межгосударственное соглашение – КТЭС. 

Значит – Китайско-пакистанский экономический коридор. 25 декабря в Пекине уже подвели первые итоги. Для нас они весьма «занимательны». Китайцы денег не считают, раз решили – сразу строят. И в тех самых долинах-перевалах, по которым мы планировали проложить  свою дорогу  на Пешавар, уже успешно работают китайские геодезисты. Мы с россиянами только в конце лета решили обсудить экономическое обоснование дороги, к тому сроку китайцы планируют укладку рельсов…

 Великий Шарафаддин Язди, автор «Зафар Намэ», много писал в своем замечательном труде об Индийском походе Тимура. О походе через  перевалы этой громадной горной страны, что отделяет Афганистан от Пакистана. Мы надеялись повторить путь  Великого. Оказалось, для нас это дорога в никуда. Кабул отдал эту дорогу китайцам…

 До встречи здесь же,
Юрий Черногаев.