«Новая АЭС – станет делом всей моей жизни, и, надеюсь – моих детей» - говорит 33-летний начальник Управления науки и инноваций Агентства УзАтом Шавкат Абдукамилов. И поясняет: «Узбекская АЭС будет работать 60 лет на тех реакторах, которые мы установим сейчас. Потом несколько десятилетий (если технологии не изменятся) на вывод станции из рабочего режима. Затем  все повторится сначала. И весь этот цикл будем делать мы, я и мои дети. Выходит, сегодня я начинаю династию узбекских атомщиков!». Так говорили на площадке  Узбекской АЭС собеседники узбекских журналистов - молодые строители 30-ти специальностей.  Агентство УзАтом на этой неделе предложило журналистам ознакомиться с ходом строительства, и любознательные корреспонденты anhor.uz приняли участие в поездке…
 
«У меня уже три внука. Первый  закончил колледж, третий только недавно родился. Первый рос при дефиците электричества, третий будет жить в благоустроенном, современно по всем меркам поселке. И это здорово!» - говорит жительница села Ханбанды Наталья Пеплова. А инженер расположенного рядом рудника Учкулач Олимджон Эргашев связывает возрождение своего предприятия тоже с АЭС, которая позволит возобновить производство и даст работу людям в округе.


 
Такие беседы с жителями Джизакской области надо бы послушать тем не особенно грамотным, но очень голосистым людям, которые не вполне одобряют возведение АЭС: «А вдруг чего случится?» Перед поездкой я беседовал с представителем «экологической общественности» (фамилию называть не буду, не хватало еще ему рекламу делать). Так этот человек с «тревожным» пафосом напутствовал меня: «Будущая станция стоит на площадке, в десятке километров от которой проходит тектонический разлом. В 2014 году там было 6-балльное землетрясение. Более того, там идет горообразование и площадка поднимается на 3 мм каждый год…»


 
Специально для скептиков генеральный директор  Государственного унитарного предприятия «Государственный проектный НИИ инженерных изысканий в строительстве, геоинформатике и градостроительного кадастра» (DUK «OzGashkLITI») Юлдаш Магрупов провел  очень познавательную лекцию.  «OzGashkLITI» - генподрядчик по подготовке строительства. Институт проводит 80%  изысканий в Узбекистане. Важную миссию по подготовке стройки АЭС страна поручила ему после очень придирчивого изучения предложений  ташкентцев и их конкурентов из Франции и Турции. Г-н Магрупов с удовольствием говорит: «Мы им утерли нос…» На обширную программу по электростанции институт (это коммерческое предприятие) уже потратил 214 млн. рублей, закупив самое современное оборудование: от беспилотников, оборудования для спутникового мониторинга площадей  до автоматизированных буровых и метеостанций-автоматов.


 
Свой рассказ г-н Магрупов начал с того, что подвел итог уже проделанной работе (а впереди еще 2,5 года кропотливых изысканий): «Мы уже выдали отчет из 18 томов по 250 страниц в каждом. По каждому из строжайших требований МАГАТЭ даны 1000 аргументов. У МАГАТЭ перечислены 15 «неблагоприятных факторов», при наличии которых строительство АЭС под вопросом. Так вот наша нынешняя площадка, - это очень редко встречается в мире, - полностью свободна от 14 из них. 15-й фактор – подземные воды на расстоянии 6-12 метров от поверхности, легко решаются инженерным способом».
 

 
Тут мы пробуем задать «сногсшибающий вопрос» про горообразование в 3 мм в год. Ответ: «Опыт МАГАТЭ позволяет учитывать подъем площадки в 10 мм». Дискуссия продолжается:  «А как быть с 30-километровой «зоной риска», в которую попадают Джизак и еще 36 поселков с 39 тысячами жителей?»
 

 
В ответ вот такая  мировая  статистика. Радиационное воздействие привычных для узбекистанцев  тепловых электростанций на население  примерно в 20 раз выше, чем  от АЭС равной мощности. В угле (приблизительно столько и в газе) всегда содержатся природные радиоактивные вещества – торий,  продукты  распада изотопов урана (радий, радон и полоний), а также долгоживущий радиоактивный  калий-40. При сжигании  они практически полностью попадают во внешнюю среду. В АЭС такого просто нет, и  годовая доза дополнительного для живущих вблизи АЭС наших людей (излучение 0,01–0,05 мЗ в/год) будет сравнима с дозой однократного рентгеновского снимка зубов, или  в 10 раз меньше дозы облучения телезрителя (0,48 мЗ в/год).
 
Юрий Черногаев.

Фото Юрия Корсунцева.

Смотрите по теме:
МАГАТЭ: площадки под Узбекскую АЭС еще нет.