По крайней мере одно событие минувшей недели заставляет нас вспомнить и даже заново пережить «дела давно минувших дней, преданья старины глубокой».  Событие такое – в  Нью-Йорке на Генеральной Ассамблее ООН прошло голосование по ситуации в Крыму.
Текст резолюции – самый негативный для России. Среди тех,  кто не захотел поддержать Россию – страны Центральной Азии. Некоторые из них имеют с Россией Договора о стратегическом партнерстве. Потому  именно на этой неделе напрашиваются некоторые исторические параллели.


Ровно 70 лет назад в Кабуле умер  десятый и последний Эмир Бухарский Саид Амир Мир Алимхан.  В Кабул он попал изгнанником, после того, как в течение четырех  дней руководил обороной Старой Бухары от многократно превосходивших сил Красной Армии.

Хочу  предупредить возможных оппонентов: некоторые из сведений, которые  будут приведены – впервые в открытой печати. Сначала их секретили либо искажали коммунисты, исходя из своей идеологической доктрины. Потом эта эстафета продолжилась  нынешними историками (они-то почему?). Я не принадлежу к академической науке, моя сфера человеческих интересов – журналистика. Мое дело – факты. Интерпретация их и подгонка под «необходимые клише» - неблагодарное дело чиновников. Но гражданин обязан знать подлинную историю своей страны, своих героев  и своих друзей. Иначе как же оценить день сегодняшний?  Время нынче такое, время выбора…

(Далее цифры и факты, если не оговорено особо:  «National Geographic», R. Mark «Militargeschichte», Архив Русского Географического общества, «Туркестанский ежегодник», С. Айни «Бухара»).

 Ровно 300 лет назад Петр Первый приказал  естествоиспытателю  А. Бековичу-Черкасскому отправиться  в таинственную Хиву с целью проверить  слухи о  несметных  сокровищах и установления «сердечной дружбы»  с правителями той далекой земли. А. Бекович-Черкасский  почти  2 года готовил свою экспедицию и отправился в путь  в 1716 году. Вернулись  его уцелевшие  спутники в Петербург  в 1723 году. Они были «черны яко арапы, и худы  яко жерди», но счастье светилось в их воспаленных от слепящего Солнца глазах. Главное, что они привезли в столицу империи – «Карта Каспийского моря и Узбекской страны». И что бы ни говорили чиновники от истории, именно с того года в мировой географии и политике, после полной неразберихи,  утвердилось  это наименование - «Узбекская страна». А еще путешественники подтвердили:  золота, святая правда, «великое множество есть». 

Посмотрите на карту:  нынешнее «золотое сердце» Узбекистана – Навои – как раз в середине территории бывшего  Бухарского ханства.  Отчитываясь о своей экспедиции в районе реки Зарафшан, геолог барон П. Аминов  в «Туркестанском ежегоднике» за 1874 год   восторженно описывает перспективы золотого промысла этих мест. Сохранись Бухара как государство до нынешних дней – не было бы равных ей по богатству. Но вот нет у истории сослагательного наклонения…  Впрочем, в начале прошлого века технологии добычи золота были примитивны, и основной доход  бухарская казна получала от «золотого руна» - торговала каракулем. Правители Бухары всегда были одними  из богатейших людей России. Кроме легендарных сокровищ в хранилищах Арка, у последнего Эмира Бухарского Саид Алимхана на счету в Российском Государственном банке было 27 млн. руб. золотом и около 7 млн. руб. – в частных банках. В 1916 году он положил во французские и английские банки 182 млн. золотых рублей (золотой рубль 1898 года  сейчас  приравнивается в зависимости от курса  $5-10 тыс .).

Но вот грянул 1917 год. Большевики были великие мастера прикарманивать что им не принадлежит.  «Золотая» Бухара грезилась и манила. Первый штурм древнего города красные предприняли в 1918 году. Саид Алимхан атаку успешно отразил. На второй штурм Красная Армия пошла 28 августа 1920 года. Исход сражения на этот раз был ясен до его начала. В битве за Бухару участвовали 11 аэропланов-бомбардировщиков, корабли Амударьинской флотилии  и 5 бронепоездов – грозные  сухопутные броненосцы того времени.  Из своих крупнокалиберных орудий они прямой наводкой расстреляли  крепость - выпустили  12 тысяч снарядов. Потери были огромны.

Бухарский эмир в детствеСоветские и нынешние историки пытаются принизить воинскую доблесть Саида Алимхана.  Вот мол, и  в Петербургском  кадетском корпусе (см. фото) он изучал государственное управление, но никак не военные науки.   Как объяснить тогда потомкам тот факт, что со своим маленьким войском (в те дни добровольцами в его армию записались все бухарские студенты)  Эмир достойно оборонялся  4 дня?  

Я думаю, причина «непонимания»  вот в чем: Саид Алимхан  руководил  сражением, надев  свой парадный мундир русской армии с погонами генерал-майора Терского казачьего войска.  Потом, в далеком Кабуле, незадолго до смерти, он скажет: «Я должен был до конца исполнить свой долг солдата перед своим братом, белым царем. Я ушел, только когда понял - воевать больше нечем и незачем».

30 августа печальный исход сражения стал ясен. Стены крепости разрушены, и на улицах уже стучат пулеметы красных.  Ночью Эмир и тысяча его гвардейцев покидают пылающий город.

И вот тут начинаются чудеса. Как тысяча конников  смогли незамеченными выбраться из осажденного города? У них обоз, который сковывает движение. Но бросившиеся в погоню два  эскадрона Красной Армии  их не могут догнать. Несколько дней небольшой отряд Эмира отсиживается буквально под носом у красных – в Байсунском ущелье. Но никто его не видит? Через несколько дней Саид Алимхан уже в Душанбе, это пока еще не занятая красными территория ханства. Отсюда путь – в Афганистан, в изгнание.

Здесь чудеса продолжались.  Саид Алимхан обосновался в новой  резиденции в 18 км. от Кабула и стал заново создавать свою администрацию. И тут оказалось –  на той стороне границы исчезли два каравана с золотом, отправленные на всякий случай в Афганистан незадолго до сражения.  Что могло быть в тех караванах, ясно из тех «немногих остатков», что нашли большевики в подземельях Арка. Вот выписка из описи  Наркомфина Туркестанской АССР:  78,6 тонн серебра, 1453 золотых слитка, 220 кг. золота в изделиях, 41840 русских золотых монет, 10037 бухарских золотых монет, крупных бриллиантов – 1041 каратов без учета 53 особо крупных, представляющих госценность.

Когда в 1925 году после очередной административной дележки территорий советские власти решили еще раз  оценить найденное в Арке – вы не поверите! - оказалось, что и это добро исчезло! Загадки – сначала караваны, потом «остатки»…

Но когда в СССР что-то было непонятно,  тихим голосом говорили: «Так надо…».  Потому Эмир и оказался «там», чтобы  не смог «здесь» никому  рассказать, куда делись  его сокровища…

Есть свидетельства, что Саид Алимхан имел карту с указанием, где его доверенные люди схоронили золото. И даже до 1931 года пытался тайно вывезти ценности. Копия этой карты в наши дни оказалась у геолога А. Скригитиля из Душанбе. Во время погромов в 1990-х годах он уехал в Подмосковье. В  один прекрасный день милиция нашла его скованную наручниками жену, а сам А.Скригитиль исчез. Я, в то время корреспондент «Коммерсанта», пытался его найти, но натыкался постоянно на какие-то странные преграды. Оборвалась последняя ниточка? Не думаю – кто то держит ее в своей руке...

А теперь снова в Кабул 1944-го года. То самое интервью уже полуслепого старца Саида Алимхана. И снова – чудо! Как вновь загораются глаза этого человека и как крепнет его голос, когда он говорит: «Там, в Бухаре, на маленьком клочке земли, я последний защищал великую Империю». Свой выбор он сделал один раз и навсегда. У Эмира  не было Договора о стратегическом партнерстве с Россией. Но  у него было слово  мужчины.

До встречи здесь же.
Юрий Черногаев,
Специально для Anhor.uz


Мнение автора может не совпадать с мнением редакции