До конца года американский доллар будет стоить 10 000  узбекских  сумов. Таким образом, наша валюта побьет все рекорды постсоветских стран: со времени ввода в обращение 1 июля 1994 года ($ 1 стоил 7 UZS) наша валюта обесценилась в 1 400 раз.  Поскольку это один из основных показателей экономики, объяснить такой  неприятный феномен    пытаются многие. 23 августа состояние экономики обсуждали в Сенате.  На этой же неделе на сайте Представительства Всемирного банка в Узбекистане появился их страновой обзор. Об этом же шел разговор на сессии Международного Пресс-центра. Ну, а мы сравнили все эти озвученные цифры с  последним отчетом нашего Центробанка.  Увы:  цифры, причины спада и рекомендации по исправлению ситуации везде оказались разными…
 
«А в попугаях я длиннее…»
 
Чтобы снизить настороженные ожидания читателей от предлагаемого текста, давайте вспомним старый-старый мультфильм про приключения попугая, обезьяны, слона и удава – «38 попугаев». Эту симпатичную ленту для малышей, похоже, взяли себе для руководства многие из нынешних публичных экономистов. Напомню: в фильме его герои измеряют длину  удава. Рулетки у них, ясное дело, нет. И они меряют своего приятеля подручным методом – шагами попугая, длиной хобота слона и т.д. «В попугаях» удав – длиннее всего…
 
По данным Госкомстата, ВВП Узбекистана по итогам 2018 года составил 407,5 трлн. сумов. Это на 5,1% больше, чем годом ранее. Эти  же цифры дает Всемирный банк .  Но на заседании Сената эта цифра прозвучала уже как 5,8 %, что объяснимо – со времени публикации отчета статведомства сумм подешевел (по разным оценкам) в среднем на 8 % и этих триллионов стало, конечно, больше.  С учетом дальнейшего обесценивания сума Всемирный банк  прогнозирует  наш ВВП за 2019 год в 523 трлн. сумов (рост  5,3%), в 2020 году – 643 трлн. сумов (рост 5,3%), и в 2021 году наш ВВП в суммовом исчислении будет поистине гигантским – 759 трлн. (рост 6%). Причем для достижения таких сногсшибательных показателей нам не надо делать ничего, кроме как не мешать суму катиться все ниже. Приготовимся к новым успехам…
 
Что такое экономическая статистика
 
«…Президент Королевского статистического общества (Великобритания) Леонард  Кортни вошел в историю как автор бессмертной фразы: «Есть три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика». Правда, это выражение приписывают еще, по крайней мере, четырем знаменитостям, что  является свидетельством того, как статистика нервирует общество. Это у меня цитата из самого себя – когда-то anhor.uz уже высказывался по поводу нашего статистического ведомства. Ситуация с тех пор не изменилась…
 
Вы обратили внимание, что документы ВБ по Узбекистану даются в сумах? Эти отчеты уже много лет готовит команда экономистов во главе с   Эскендером Трушиным и Вишаяком Нагараджем.  Они объясняют использование сумов  вместо  всем понятных долларов так:  «считается, что статистики Узбекистана уже 2 года используют международные методики экономических расчетов. Но их методика настолько своеобразна, что, если  считать их внутренние показатели в долларах, концов не найдет никто». Так что у нас  считают по-прежнему «в попугаях»…
 
Именно эту  «своеобразную методику»  мы увидели на последней сессии  Международного пресс-клуба (МПК). В числе спикеров - признанные авторитеты. Это заместители министров: экономики – Ботир Усмонов, финансов – Бахром Ашрафханов, инвестиций  и внешторга – Лазиз Кудратов.  Был представлен  и Сенат – Одилжон Иминов.
 
Для экономии места из всех затронутых  в МПК  проблем  возьмем одну из самых «горячих» - прямые иностранные вложения в наши конкретные проекты.  Данные берем и у ВБ, и из документа нашего Центробанка «Платежный баланс, международная инвестиционная позиция и внешний долг Республики Узбекистан за 2018 год».
  
Прямые иностранные инвестиции  в наши предприятия ВБ считает в 2017 году  -  $1797 млн.  (а наш Центробанк -$2577 млн.).  По итогам 2018 года цифры ВБ -  всего $624 млн. (наш Центробанк -$1890 млн.)  Объясняю такой разброс:  Центробанк включает в эти показатели «для количества» еще и реинвестиции, еще и займы материнских компаний, еще и вложения в фирмы, работающие по соглашениям о разделе продукции.
 
Такая «своеобразная методика» позволила бы при желании  очень подкорректировать  - для начальства - показатели. Но уже не в нашем случае:  даже при лукавстве  Центробанка Узбекистана видно катастрофическое падение (на 48 %) прямых иностранных инвестиций. 28 июня  Центробанк был вынужден подтвердить опасную тенденцию: в первом квартале 2019 года прямые иностранные инвестиции исчислялись в  $198,3 млн. против $427 млн. в тот же период 2018 года.
 
У чиновников – своя жизнь
 
А вот спикеры ПМК озвучили на этой неделе совсем другие цифры:  прямые иностранные инвестиции по сравнению с прошлым годом выросли в 2019 году в три раза! Такой цифры в природе просто нет! Если этот специалист перепутал прямые иностранные инвестиции с общим объемом инвестиций в экономику (то есть это и наши собственные деньги,  и кредиты, и займы), то вот подлинная информация: общий объем общих инвестиций в основной капитал в первом квартале 2019 года вырос на 29,9% по сравнению с тем же периодом прошлого года.
 
Но и это еще не все. Спикер продолжал:  есть уверенность, что прямые иноинвестиции  в скором времени составят $ 10 млрд.  Цифра вообще несуразная – напомню, что ВВП Узбекистана (по номиналу) за прошлый год - $ 47 млрд.  Специалист, занимающий в министерстве вторую по значимости должность,  должен, как я раньше предполагал, думать.
 
Чиновники должны  также, как я уверен, следовать  Постановлению президента от 25 февраля 2019 года «О мерах по улучшению позиций Узбекистана в международных рейтингах и индексах». Документ  включает формирование  «национальной  системы мониторинга» и обеспечение «реформы по обеспечению соответствия международным стандартам».  Если, по понятиям чиновников, итоги  мониторинга  могут  быть сопряжены  с подтасовкой фактов и цифр, это не совсем то, на что мы надеялись…
 
Ау, инвесторы…
 
Согласно Постановлению президента  от 29 апреля нынешнего  года «О мерах по дальнейшему совершенствованию механизмов привлечения прямых иностранных инвестиций в экономику республики», 25 процентов акций государства в  трех коммерческих банках («Алокабанк», «Туронбанк», «Азия Альянс Банк») и страховой компании «Кафолат» выставлены на торги для иностранных инвесторов. Этим постановлением также  выставлены на продажу для иностранных инвесторов акции (от 35 до 100 процентов в акционерном капитале) в 25 госпредприятиях химической, нефтегазовой, электроэнергетической и пищевой промышленности. Эта стратегическая инициатива должна стать паровозом в сфере прямых иностранных инвестиций, но вот буксует паровоз.  Как раз по тем причинам, о которых  вы теперь знаете.
 
Кстати,  1 марта правительство ввело новую  трехлетнюю визу для инвесторов и членов их семей, которая может продлеваться сколько хочешь.  А инвесторы, вложившие  $ 3 млн.  в Узбекистан, могут получить 10-летний вид на жительство с гарантиями на образование и медобслуживание.  Ну что еще людям надо…
 
Спокойно, не все так плохо
 
Один из международных документов, с которыми не спорят – это страновые отчеты ВБ. В этом году ВБ озаглавил свой отчет по Узбекистану просто празднично: «Узбекистан. Навстречу новой экономике. Лето 2019».  Документ был закончен группой экспертов 30 июня. Опубликован 8 июля. На сайте офиса ВБ в Узбекистане появился 22 августа. Но по ряду причин мы будем ориентироваться на оригинальный текст 8 июля.
 
Замечательная цитата: «Узбекистан проводит масштабные рыночные реформы.   Прогнозируется, что к 2021 году  экономический рост достигнет 6 процентов. 12-месячная инфляция достигла максимума в 20 процентов в начале 2018 года, но затем снизилась до 14,3 процента к декабрю». Чтобы не создалось впечатления, что они там во Всемирном банке витают в облаках, уточню: у ВБ нет своего мониторинга в Узбекистане. Они делают свой анализ, исходя из  стандартных для ВБ принципов раскрытия финансовой информации, но из отчетности  наших ведомств. А что такое наш мониторинг, мы только что показали.
 
Экономика вся состоит из плюсов и минусов. Вот с  января  у нас импортные тарифы повышены на 443 товара  с нулевой ставки до 30% (посуда, мебель, канцелярские товары, бытовая  техника, автозапчасти и т.д.). Была увеличена оптовая цена на муку первого сорта (1400 сум), а также  введены свободные цены на хлеб, продаваемый населению.  Это плохо?

А вот как сказать -  в страновом отчете ВБ есть  интересные диаграммы.

 
 Смотрим «Диаграмма  5. Структура экспорта». Она должны  вызвать у граждан страны чувство гордости. Сравните  показатель «Хлопок»  - не он определяет сегодня наше место в мире, а «Услуги», то есть малый бизнес. И  - «Прочее, в том числе товары с большой добавленной стоимостью – текстиль и золото».
 
Теперь смотрим на «Диаграмму 6. Структура импорта». Сравните  «Продукты питания»  - да мы же проедали весь свой капитал! Зато сейчас  импортируем  «Машины и оборудование» для новой экономики.
 
Теперь, когда вы испытали чувство гордости,  за народ можно особенно не беспокоиться.  Мало что  растет курс сума…  На пропитание-то хватает?  А с подачи нашего Центробанка  «национальная черта бедности» в стране   предполагает потребление  продуктов, эквивалентных 2100 калориям на человека в день.  Это один килограмм  черного хлеба. Так что «бедных» у нас  или вообще нет, или они не больше 11%  от всего населения (это так считает ВБ). Но наши чиновники с ВБ не согласны.   Официальная оценка уровня бедности в Узбекистане не учитывает непродовольственные товары. Чиновники считают -  зачем при нашей жаре еще и штаны  с рубашкой…
 
До встречи здесь же,
Юрий Черногаев.

 
Смотрите по теме:
Сказать правду?