Редакция Kun.uz опубликовала полную аудиозапись конфликта хокима Ташкента Джахонгира Артыкходжаева с сотрудниками редакции. Ранее редакция просила журналистов и блогеров не обсуждать этот вопрос. В редакции Kun.uz отметили, что не имеют враждебности к хокиму, но ожидают, что правоохранительные органы примут меры. Ниже приводим перевод аудиозаписи:

«В наше время мы верили в одно, все следовали этому и верили. Была только одна работа, была построена дорога, был построен Ферганский канал, была сделана большая работа, понимаете. Принудительный труд, хашар… — это наши ценности. Завтра они скажут, что служение родителям — это обязательство.

Мы же потеряли эту ценность… Завтра они назовут принудительным трудом служение нашим родителям. Если не вы, то это сделают другие. Мы же потеряли такую ценность, как хашар. Где теперь хашар? Где? Даже собака подчищает хвостом порог дома. Сейчас мы не можем очистить не только улицы, но и [площадку] перед домом, сынок.

Мы же потеряли нашу традицию. Кто это сделал? Вы сами это делали. А? Идете в школу, направляете микрофон, заявляя, что это принудительный труд. В детстве мы же сами [убирали] снег в школе, или неправильно? Красили парты, красили двери, очищали кладбища. Где это все? Кто это сделал? Узбеки среди нас, собачьи дети, которые не знали ценностей.

Я же говорю, завтра, как в Америке, в Англии, дети будут говорить «папа, меня не ругайте, ты не имеешь права». Будут говорить, если так продолжится…

В религии написано, что зарабатывать деньги на чужом горе, зарабатывать прибыль… вот вы знаете, правильно? Это культура… (неразборчиво).

Нет этого, нет. Не дай бог, если завтра придет враг…Разделили народ и правительство. Раз законно, то мы тоже… (неразборчиво).

Дильфуза Расулова (представитель пресс-службы хокимията) тоже много раз говорила, что мы должны ладить с прессой. Один раз ладишь, второй раз ладишь, третий раз ладишь… (неразборчиво). А я что?

Неделей раньше продукцию, выпущенную на моем заводе, сайт пачкает в грязи. Пишет: «Монополия», «Artel никуда не годится!» Неделей позже, если дать им 10 тысяч долларов, эту же продукцию расхваливают, с пометкой «на правах рекламы»!

Они кто вообще? Они твари последние! Они людские дети или собачьи? Если ты принципиальный, то придерживайся принципов до конца. Скажи: «Я не продаюсь! Твоя продукция плохая, не буду покупать». Беспринципные, грязные, бедолаги!

Сегодня пишут: это человек, а завтра называют нелюдью. Вот ценность. Вот где вина. Я тоже человек, как и все… (неразборчиво). Эту неделю пишут, что здесь заставляют работать [рабочих на строительных объектах] по 12 часов. Следующую неделю пишут, что их не кормят. Будь они прокляты, здесь 3000 человек работают, живут с семьей, супругой, здесь работают. 3000 человек, вернулись из России. Про это никто не пишет. Только негатив. Воооо, сенсация… Знаете почему?

Хоть капля пользы от них была, капля пользы для людей? Вы видели, как перегорел этот парень (имеется в виду Абдурасул Вахабов). Утром идет в шесть часов, возвращается в двенадцать. Вы видели, он как собака [работает]. Никто этого не видел. Он мне никто, честно. Я только сегодня узнал его имя, его же зовут Абдурасул? Он никем мне не приходится. Я общался с ним полчаса, мне стало его жаль.

Проблем много. Куда мы хотим, что мы делаем? Не могу понять. Участником чего вы являетесь? Вот ребята, в жизни все есть. Есть временное. Есть певцы. Споют одну песню, которая становится хитом, потом их время проходит. Но Шерали [Жураев] — классика. Его музыка не умрет. Правильно?

Но мы перестарались со свободой. Спели все песни, которые хотели. Вот, стало много турецких сериалов, сократили. Все, закрыли. Тоже правильно. Потому что телеканал вышел за рамки.

Участником чего мы являемся? То, что мы делаем, — это фундаментально? Через 10 лет где мы себя видим? Будем мы или нет? Народ нас примет или нет? Фундамент, который мы сегодня строим, будет через 10 лет или нет? (неразборчиво) Кем вы себя возомнили? Есть ли от нас польза нации, народу или нет?

Честно, хокимы уже не могут просто ходить. Пусть придет ко мне, я работаю здесь полтора года, и докажет, что я взял взятку, сожрал хотя бы один сум нечистых денег. Тогда я не сын своего отца. Каким знаменитым был мой отец, был могущественным человеком в городе…

Я не знаю. Этого парня мне стало жаль. Душа болела… 

Пишите, сколько угодно. Никто вам не мешает.  Но каждый сам отвечает за себя перед Богом.
 
Мне интересно, у предпринимателей столько проблем, а поехали только по этому делу. Что здесь, чей-то интерес? Есть личная выгода. Не знаю.
 
Вы изучаете однобоко, другая сторона не интересует вас. Разве на территории хокимията можно ходить с камерой? На руках нет документа, нет формы. Например, я могу пойти к тебе домой с камерой? Какая будет реакция? Обидишься? А ну, убери камеру, скажешь ты, верно?
 
Вы не показали документов. Согласно этике, сначала спрашивают разрешение на съемку. У тебя есть право снимать на камеру без разрешения?
 
Давай, договоримся, по-мужски, хорошо? Это дело мы урегулируем в рамках закона. Не будем впутывать сюда народ, не публикуем на сайте. Будут изучены действия обеих сторон. Что скажет закон, суд, то и будет.  Если будут виновные, накажем их. Если ты виноват, тоже наказание. Только народ сюда не впутываем. Все решим через суд. Согласен. Нигде не будешь писать. Если этот разговор останется между нами, то пойдем до конца. Клянусь перед Аллахом, я не буду давить на суд. 
 
Все по закону. Если он виновен, то выгоню его. Если ты виноват, больше не будешь заниматься журналистикой. Оплатишь штраф, выйдешь из игры. За непрофессионализм. Если хочешь, можешь сказать, что больше не будешь журналистом, можешь даже и не сказать. Согласен? Дай руку. Народ не вмешивается.
 
Я не хочу видеть журналистику, которая сегодня «поет», а завтра исчезает. Хочу, чтобы были серьезные компании, выходили на мировую арену, чтобы узбеки вышли. Это моя мечта.
 
Я очень уважаю профессиональных журналистов. Профессионалов. Например, с удовольствием слушаю Познера. Он профессионал.
 
Но из-за мелкого материала его (зам хокима) не отдам. Просто так не отдам. Я не буду просто так обижать своего сотрудника.

Я могу сделать так, что вас махалля не примет, с вами ваши же соседи постыдятся здороваться, я могу сделать, что над вашими родителями будут издеваться.

Я это могу сделать в шесть секунд. Вы сомневаетесь? Я легко могу сделать из вас гея. Свобода слова. Посажу вас в такси к гею и сфотографирую. Всё. Вы – гей. Технологии.

Но я не будут делать такие грязные вещи. Мои родители не учили такому. Я могу это сделать. Шесть секунд. Организую. Но я не такой человек. Я смог объяснить?

Поэтому хорошо подумайте, перед тем как кидать камень в нас. Лучше работайте с нами. Вместо того, чтобы использовать ненависть людей против нас, лучше изучайте проблемы и помогайте решать эти проблемы».
  
Разобраться в предыстории ситуации можно тут.