Подавляющая часть интернет-контента, предоставляемого пользователям в Узбекистане – пиратская. Это означает, что обладатели авторских прав на фильмы, сериалы и музыку не давали разрешения на его использование и тем более не получают авторское вознаграждение, пишет юрист Мадина Турсунова.

Пиратский контент вытеснил уважение к труду автора

В онлайн-кинотеатрах Узбекистана размещено более 30 тысяч фильмов, сериалов, клипов и мультфильмов, но их авторы не получают никаких отчислений.  На это обратил внимание президент Узбекистана на совещании, посвященном мерам по совершенствованию системы защиты интеллектуальной собственности, которое состоялось 12 октября 2020 года.

По данным портала www.uz в доменной зоне UZ насчитывается порядка 30 сайтов, на которых можно смотреть фильмы и сериалы, кроме того существуют сайты с музыкой и клипами, доступными для прослушивания и скачивания.

В Узбекистане отсутствуют официальные интернет-платформы с лицензированным контентом, поэтому подключить подписку на Netflix или Spotify не представляется возможным.

В условиях тотального потребления зарубежного медиаконтента, в стране до сих пор не сформировался свой собственный медиарынок.
У производителей нет заинтересованности в создании качественного медиаконтента, который мог бы конкурировать с зарубежными аналогами, а также в цивилизованном ведении медиабизнеса и соблюдении интересов авторов и правообладателей.

Телевизионный, анимационный и кино-контент в основном создается путем плагиата и копирования идей, сюжетов. Вещание и ретрансляция телевизионного контента происходит с нарушением авторских и смежных прав, поскольку система получения разрешения на вещание зарубежных каналов остаётся непрозрачной.

Защитить авторское право – миссия невыполнима

Зарубежные правообладатели не защищают свои интересы в Узбекистане, хотя имеют возможность это сделать в соответствии с международными конвенциями, членом которых является страна, а также законодательством Узбекистана.


Причина проста – защитить авторское право в Узбекистане довольно сложно. Рынок Узбекистана не представляет интереса для крупных правообладателей, а расходы, которые придется понести для того, чтобы привлечь к ответственности за нарушение авторских прав – несоразмерны.


Даже если удастся выиграть судебный процесс, максимальное наказание, которое может быть – это лишь признание факта нарушения и наложения запрета на новые публикации.



Взыскать с нарушителя ущерб и доходы, полученные от незаконного распространения контента, невозможно. До сих пор в законодательстве Узбекистана не определены размеры компенсации и возмещения ущерба правообладателю за использование объекта авторских прав.

Потребитель не платит, автор не делает

Для того, чтобы люди перестали потреблять «пиратский» контент нужно им дать альтернативу лицензионных платформ за адекватную плату. Но если заключать лицензионные соглашения на весь контент, то местные платформы уже не смогут предоставлять контент пользователям бесплатно или на основании тех минимальных платных подписок, которые существуют сейчас - в эквиваленте 10-15 долларов в месяц.

В таких условиях отечественный рынок не будет развиваться. Потребитель привыкает пользоваться «пиратским» контентом бесплатно и в будущем не захочет покупать даже качественный национальный контент за деньги. А если не будет спроса, то и не будет интереса вкладывать в качественный продукт. Это замкнутый круг.

В условиях безнаказанности и игнорирования национального законодательства и международных конвенций в Узбекистане «пиратский» контент будет продолжать процветать.


Традиционное законодательство устарело

В период с 2006 по 2019 год Узбекистан присоединился к четырем международным конвенциям и договорам об авторском праве и смежных правах. Это Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений, Конвенция об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм, Договор Всемирной организации интеллектуальной собственности по авторским правам и Договор Всемирной организации интеллектуальной собственности по исполнениям и фонограммам.

Последние два международных документа были разработаны и приняты в 1996 году, после появления и распространения интернета. Существовавшее традиционное законодательство не предполагало появление интернета и цифровых технологий, позволяющих создавать бесконечное количество копий объектов авторских прав, а также размещать и скачивать произведения. 

Они заложили основу для формирования новых механизмов защиты авторских прав в цифровой среде – интернете. Несмотря на то, что Узбекистан взял на себя обязательства по предоставлению защиты авторских прав в том числе и в цифровой среде, в законодательстве до сих пор не внедрены новые меры защиты.

Главной причиной процветания пиратского контента в Узбекистане является отсутствие эффективных инструментов по пресечению действий сайтов нарушителей и ограничению доступа к пиратскому контенту. На практике нарушителем ваших прав выступает поставщик услуг хостинга или владелец сайта, страницы веб-сайта, где размещен неправомерный контент.

Например, если на сайте в доменной зоне Узбекистана выявлен пиратский контент, правообладатель не имеет законных и технических средств, с помощью которых можно было бы обратиться к администратору веб-сайта или хостинг-провайдеру с жалобой о нарушении авторских прав.


В мировой практике эта система называется Takedown notice, буквально – «заявление о прекращении неправомерных действий».

В 1998 году в США был принят Digital Millennium Copyright Act который разграничил ответственность хостинг-провайдеров, поисковых сервисов и администраторов сайтов и ввел механизм, согласно которому у Интернет-сервисов, провайдера и сайтов должны существовать специальные формы, с помощью которых можно подать жалобу. То есть у правообладателя появилась возможность в досудебном порядке обратиться с жалобой о нарушении и пресечь его техническими способами.

В зарубежных странах хостинг-провайдеры, интернет-сервисы являются информационными посредниками, которые не несут ответственность за нарушения авторских прав в случае, если:

  • не получали финансовой выгоды от действий нарушителя;
  • не обладали информацией о нарушении и не способствовали ему;
  • немедленно предприняли меры после получения заявления правообладателя.
После получения заявления хостинг-провайдер или поисковый сервис обязан ограничить доступ к объектам авторского права/смежных прав, в отношении которых подано заявление и предоставить заявителю информацию о принятых мерах. В противном случае, наступает ответственность за нарушение авторских прав.

Решить проблему без суда невозможно

Интернет-среда считается самой сложной для защиты авторских прав, так как очень сложно идентифицировать владельца сайта, его территориальное расположение и применимое законодательство для пресечения нарушения.

В Узбекистане невозможно идентифицировать правонарушителя – это еще одна проблема, с которой сталкиваются правообладатели. В публичных базах данных записей о доменных именах (WHOIS) не всегда представлена достоверная информация, часто нет контактных данных.

Обращение к хостинг-провайдерам также не решает проблему, так как они не несут ответственность за контент, который размещается на сайтах и не обязаны предоставлять информацию об администраторах сайтов. Текущая система безнадежно отстала от всего остального мира и требует кардинальных реформ.

Инвентаризация сайтов, о которой говорили на совещании президента, не поможет – остается открытым вопрос, что будет после инвентаризации?


Если действовать в рамках закона и заблокировать пиратские сайты, то население вовсе лишится доступа к развлекательному контенту. В этой ситуации инвентаризация может показать реальную картину с нулевым уровнем защиты авторских прав в Интернете.

Нужны конкретные механизмы защиты авторских прав в интернете, подкрепленные техническими мерами: разграничение ответственности за нарушение авторских прав, внедрение системы takedown notice и эффективных досудебных мер защиты, установление размеров компенсаций.

Важно соблюсти баланс интересов общества и правообладателей. Это можно сделать лишь путем создания альтернативы пиратскому контенту и внедрения эффективных механизмов защиты авторских прав в цифровой среде.

ОКУ не влияют на ситуацию

Каким же образом создавать альтернативу пиратскому контенту, когда количество авторского контента растет с каждым днем и не всегда есть возможность идентифицировать правообладателя?

Авторам сложно отслеживать дальнейшую судьбу своего произведения, потому что он один, а потенциальных пользователей и покупателей контента в десятки раз больше.



Представьте ситуацию, что автору популярной песни для предоставления разрешения на использование своего произведения нужно заключить тысячи лицензионных соглашений с пользователями, радиостанциями, телевизионными каналами по всему миру.

С другой стороны тем же радиостанциям, телевизионным каналам и контент-провайдерам нецелесообразно обращаться к автору каждого трека, произведения или кинофильма за разрешением. Практически индивидуальное управление правами в современном мире – невыполнимая задача.

Для этой цели создаются организации по коллективному управлению имущественными правами (ОКУ), которым авторы предоставляют право распоряжаться своими авторскими правами и собирать авторское вознаграждение.

ОКУ упрощают процесс получения лицензии, так называемой «очистки прав» на авторские произведения и обеспечивают интересы правообладателей и пользователей. Фактически в каждой стране ОКУ выступают единым окном для получения разрешения для всех категорий пользователей на равных и прозрачных условиях, занимаются сбором и распределением авторского вознаграждения.

В Узбекистане в 2006 году было создано первое ОКУ – Общественное объединение «Гильдия авторов и исполнителей Узбекистана». На данный момент в стране зарегистрировано несколько таких обществ. Но система коллективного управления так и не заработала в Узбекистане по причине огромного сопротивления пользователей и компаний, которые привыкли бесплатно пользоваться авторским контентом.

В общественных местах, парках, кафе, ресторанах, торговых центрах играет музыка, на телевизионных каналах транслируются передачи, кинофильмы и сериалы, на концертных площадках проходят концерты, на волнах радиостанций круглые сутки звучит музыка.

С точки зрения законодательства такое использование музыки в общественном месте считается публичным исполнением, за которое должно выплачиваться вознаграждение. Все это требует разрешения правообладателей с последующей уплатой авторского вознаграждения.

Право на ретрансляцию – это тоже объект смежного права, оно должно лицензироваться. Примером является ретрансляция спортивных соревнований и чемпионатов.

Решением является поддержка деятельности ОКУ при условии осуществления контроля над законностью и прозрачностью их деятельности. ОКУ аккумулируют большие средства и зачастую это является благодатной почвой для злоупотреблений и мошеннических схем. ОКУ в своей работе должны исходить, прежде всего, из интересов авторов и правообладателей.

На сегодняшний день пользователи и компании, которые готовы платить авторское вознаграждение сталкиваются с трудностями в «очистке» прав. Система коллективных обществ создана для того, чтобы на территории страны распространялся лицензионный контент, а пользователи могли получить его на законных основаниях.

Сфера авторских прав не терпит простых решений, а требует осознанного подхода для создания благоприятной среды для развития креативного творчества и индустрии развлекательного контента.

Признание наличия проблем в данной сфере на самом высоком уровне – это большой шаг вперед, но от слов нужно переходить к действенным мерам по соблюдению баланса интересов авторов, общества и государства.

Мадина Турсунова, юрист

Материал создан при технической поддержке Представительства IWPR в Центральной Азии в рамках менторской программы проекта «Развитие новых медиа и цифровой журналистики». Содержание данного материала, взгляды, мнения и их интерпретация принадлежат автору/-ам и могут не отражать официальную позицию IWPR.