«OOO Jemchug House подал претензии не по адресу. Минкультуры это не тот орган, который должен возмещать финансовые потери застройщиков. К тому же, у меня большие сомнения, что застройщик понес многомиллиардные расходы. Главная задача министерства - определить и вынести окончательный вердикт, является ли дом №7 историческим объектом или нет. Лично я убеждена, что дому №7 необходимо вернуть статус объекта культурного наследия»: об этом заявила во время пресс-конференции по делу дома №7 на улице Бабура заместитель министра культуры и по совместительству руководитель Департамента культурного наследия Камола Акилова.

Конференция началась с того, что министр культуры выразил свое отношение к действиям трех собственников, которые продолжают жить в доме №7 и бороться за его сохранение.

«С одной стороны жители дома ведут переговоры с застройщиком, пытаясь выторговывать большую сумму, а с другой стороны публично выставляют себя борцами за сохранение исторического объекта. Такие противоречивые действия вызывают неоднозначные мысли. Для меня важно, чтобы люди, любящие свой город, искренне отстаивали исторические объекты», - сказал Озодбек Назарбеков.

При этом министр согласился с тем, что поведение жильцов и их личные переговоры о компенсации в данном случае играют второстепенное значение, куда важнее – сохранить исторический дом. 

«Несмотря на то, что я ранее не занимал должность руководителя в госорганах, я люблю Родину и мне не безразлично будущее страны. Я также не меньше общественности обеспокоен судьбой дома №7. Мы не знаем по какой причине в 2006 году этот дом был исключен из списка объектов культурного наследия, и почему тогдашнее руководство позволило этому случиться. Исходя из того, что сегодня мы имеет два протокола научно-экспертного совета при Департаменте культурного наследия, содержание которых разнится [первая комиссия вынесла решение, что данный объект не представляет историческую ценность, вторая комиссия дала согласие на включение дома в список культурного наследия – Авт.], мы вынуждены провести повторную историко-культурную экспертизу с независимыми специалистами из Академии наук РУз», - сообщил Озодбек Назарбеков.

При этом министр признал, что во время проведения научно-культурной экспертизы две комиссии допустили процессуальные нарушения. Кроме того, он не исключил, что возможно имела место быть коррупция, или заинтересованные лица пытались ввести в заблуждение экспертов.

«Я недавно занял кресло министра культуры и до недавнего времени не занимался вопросами сохранения исторических объектов. Поэтому в сложившейся ситуации я вынужден отменить решение второй комиссии и назначить новый совет для более глубокого изучения вопроса. Для меня самое главное – соблюдение закона, поэтому с участием независимых экспертов будет проведена еще одна экспертиза, которая поставит точку в этом вопросе и вынесет объективное решение», - сказал глава Минкультуры.   


Министр отметил, что с начала нулевых сотни объектов по неизвестным причинам были исключены из списка культурного наследия. Даже Минкультуры не ведомо точное количество объектов, которых лишили статуса «неприкосновенности». Как правило, после публикаций в СМИ или во время сносов всплывает информация о том, что объект был незаконно лишен исторического статуса. Нередко министерство узнает после того, когда от здания не остается ничего. В 2019 году Минкультуры создало Единый каталог объектов материального наследия Узбекистана, куда вошли более 8200 объектов. Однако, как сообщил Озодбек Назарбеков у министерства недостаточно ресурсов, чтобы уследить за таким большим количеством сооружений. 


На фото: здание Министерства культуры

«В Департаменте культурного наследия работает всего 25 кадров. Этого недостаточно для того, чтобы постоянно держать под контролем более 8 тысяч культурных объектов. К сожалению, общество слабо проявляет интерес и участие в сохранении объектов культурного наследия. Мы просим СМИ и блогеров помочь нам разбудить общество. При любой попытке покуситься на исторический объект, мы просим дать нам знать. Но самое важное – необходимо, чтобы хокимы пересмотрели свое отношение к вопросу сохранения культурного наследия, придерживались законов, когда принимают решения о выделении земельных участков и считались с Департаментом культурного наследия», - сказал Назарбеков.  

Ранее в интервью Anhor.uz директор и учредитель ООО Jemchug House Тимур Туракулов заявил, что сомневается в ценности дома, и в связи с этим обратился в Генеральную прокуратуру. В жалобе застройщик потребовал от Министерства культуры выплатить компании компенсацию в размере 10 млрд сумов (около 1 млн долларов), если дом будет окончательно признан памятником.

Действие застройщика, мягко говоря, не поняли в министерстве. Заместитель министра культуры и по совместительству руководитель Департамента культурного наследия Камола Акилова заявила, что никогда Минкультуры не выплачивал расходы, понесенные застройщиком, и впредь не собирается этого делать.

«Минкультуры это не тот орган, который должен возмещать финансовые потери застройщиков, поэтому министерство независимо от исхода дела не станет этого делать. К тому же, застройщик требует баснословные суммы, не прилагая соответствующих документов. У меня большие сомнения на счет того, что OOO Jemchug House понесла многомиллиардные расходы. Поэтому с этим вопросом еще надо разобраться. Задача министерства определить и вынести окончательный вердикт – является ли дом №7 историческим объектом или нет. Лично я убеждена, что дому №7 необходимо вернуть статус объекта культурного наследия».

На вопрос о том, что важнее для министерства – сохранить дом или определить истину, Камола Акилова отметила первое.  

В свою очередь Зухра Досметова - член экспертного совета, кандидат архитектуры и доцент Национального института художеств и дизайна им. К. Бехзода заявила, что дом №7 не представляет интерес с художественной точки хранения, но он интересен, как архитектурный ансамбль ул. Бабура. «Его важно сохранить и для студентов - будущих архитекторов как живой пример зодчества 30-х годов. Поэтому, прежде чем принимать решения следует помнить, что студенты могут лишиться очередного объекта для научного и практического изучения архитектуры Ташкента», - заключила Зухра Досметова. 
 
Элина Рустамова

Следите за нами в Telegram