Махалля имени Абдурахмона Жомий одна из старейших в Ташкенте. Около 850 домовладений и 3 800 жителей, большинство знают друг друга в лицо. Здесь жили выдающиеся люди  - художники, поэты, писатели, журналисты, юристы. Махалля Жомий помнит как Рахим Ахмедов дарил свои картины школе по соседству, как Александр Винер собирал мальчишек и девчонок в своей мастерской и учил рисованию или просто рассказывал о картинах, художниках, искусстве. Махалля помнит Куддуза Мухаммади, других поэтов и писателей. 
 
Здесь нет многоэтажных особняков, но улицы чисты, благоустроены, есть своя мечеть, свои меценаты. Увы, в этом ряду появились и те, кто пытается нагреть руки на благотворительности.
 
В 2015 году председателем махалинского коммитета был избран Боходир Бобохонов. Избранию предшествовали интриги, сам процесс был сомнительным, но поскольку не был опротестован сходом  жителей, новый председатель взошел на должность. К слову, никого в хокимияте Юнусабадского района, где согласовывается кандидатура, не смутило, мутное прошлое, связанное с его бухгалтерской деятельностью в санатории «Чинобод», возможно, человеку просто дали шанс. Допустим.
 
Работа в махаллинском комитете  нелегкая, малооплачиваемая и, можно сказать, это скорее общественная работа с небольшим вознаграждением. Я уже упоминала , что меценаты  махалли традиционно помогали малоимущим, многодетным и нуждающимся. Роль махаллинского комитета в этом проста и прозрачна – собрать сведения о жителях, найти людей готовых помочь материально  и донести до нуждающихся материальную помощь. Сейчас уже сложно сказать когда это началось и что развязало руки Боходиру Бобохонову  
 
Накануне Хайит байрам  один из жителей махалли обратился к председателю с просьбой предоставить список людей, нуждающихся в материальной поддержке. Основным условием, следуя исламской традиции, было обеспечение анонимности благотворителя.  28 июня 2017 года 16 человек у себя дома, в присутствии председателя махалинского комитета им. А. Жомий и представителя мецената получили по запечатанному пакету с деньгами. Спустя 30 минут людям по телефону было велено вернуть конверты представителю махаллинского коммитета. Точно установить сумму и количество людей из тех шестнадцати, вернувших  конверты не удалось. Люди запуганы, не хотят связываться с местной властью (!), но есть письменные и другие доказательства нескольких людей, которые подтвердили, что вместо всей суммы в конверте им представители махалли вернули лишь одну пятую. Никаких протоколов, кроме списка получателей в махалле нет.
 
Дворик  Хатира опы Толиповой чисто выметен, полит, хозяйка аккуратная, доброжелательная,   пожилая женщина рассказывая об истории с конвертом денег плачет. После звонка она, не распечатывая конверт, послушно отнесла его в махаллинский комитет. К вечеру ей вернули одну пятую суммы. Сыну Хатира опы Дилмуроду 40 лет, он родился с синдромом Дауна, последние пять лет Дилмурод прикован к постели. Она верит, что ей вернут деньги. «У меня сильно болит душа за этих нечистоплотных людей», - сказала Хатира опа, провожая меня у калитки. Хатира опа хрупкая маленькая женщина с ясной и твёрдой гражданской позицией. Она одна из немногих,  кто невзирая на настоятельную просьбу председателя не рассказывать об эпизоде с деньгами, осмелилась рассказать правду.
 
По такой же схеме «активисты» действовали и с Мухаббат Атхамовой, в семье которой  есть ребенок с инвалидностью. Велели вернуть конверт, взамен дали одну восьмую часть выделенных благотворителем денег, добавили немного продуктов, которые пожертвовал другой житель махали.
 
Матери-одиночке Дилшоде Давлетовой деньги вообще не донесли, хотя она числилась в списке, который был предоставлен благотворителю.
 
Благотворительная помощь в махалле Жомий не фиксируется протоколами, списки не демонстрируются активистам махалли. Словом, никакой прозрачности. Председатель махалли Боходир Бобохонов  единолично принимает решения.
 
Самым крупным благотворителем махалли имени А. Жомий является Алишер Усманов. Благодаря ему заасфальтированы многие  дороги, несколько раз в год Усманов выделяет махалле муку и мясо, которые тоже, как оказалось  не доходят до нуждающихся в полной мере. В сентябре 2017 года Алишер Усманов традиционно выделил нуждающимся по мешку муки и по шесть кг мяса.  В махалле проживает ветеран войны, фронтовичка Анастасия Никонова, против фамилии которой стоит подпись, но ни мука, ни мясо до единственного ветерана войны махалли в тот раз не дошли.  Как обстоят дела с неоднократной финансовой помощью, которую выделяет Усманов махалле, не известно. Были случаи , когда Бобоханов под один и тот же проект брал деньги у разных меценатов. Сейчас в махалле новый житель – гражданин Афганистана и председателя часто видят у его дома.
 
Здесь описано лишь то, что подтверждено свидетелями документально, малая толика того, что творится и о чем люди говорят, но опасаются, по разным причинам, подтвердить. И понятны чувства  отца шестилетней девочки с опухолью мозга, который  сидит напротив меня и отказывается подтверждать то, о чём сам же, со слезами на глазах, говорил пятью минутами ранее, понятно беспокойство молодой женщины, которая опасается рассказать публично о том как ее обманули с деньгами, в которых она остро нуждаается.
 
Что не так в системе махалли? Я помню время, когда махаллинский комитет находился рядом с чайханой, тогда действительно аксакалы выносили проблемы на обсуждение, прилюдно решали, помогали, добивались. Все было ясно, прозрачно, честно.
 
Ранее, когда махалля была традиционным образованием, не имела власти, а аксакалы работали скорее на общественных началах – к руководству никто не рвался, люди сами определяли тех, кого были готовы признать лидерами.
 
Сегодня кандидатуру аксакалов утверждает хокимият, он же их и назначает. Этому есть объяснение – махалли стали намного больше, теперь жители одной махалли порой не знают друг друга в лицо. Однако теперь, когда аксакалу  махалли дали  власть, полномочия распределять блага, относится к кандидатам необходимо более основательно.

Оставшись демократичной и народной по форме, махалля, всё больше становится властным институтом, которого побаиваются люди, местом, где нечистоплотные люди греют руки на чужой беде и людской доброте.
 
Государство наделило махаллинские комитеты немалой властью, которой часто злоупотребляют.  Какую роль играет махалля, женсовет кроме  выдачи пресловутых справок и актов для желающих развестись, как они решают проблемы занятости, просветительской, образовательной работы? Почему у председателей не требуют прозрачной деятельности? Почему в век интернета у махаллей нет сайтов, или хотя бы страниц в социальных сетях, или  канала в Телеграмм? Только прозрачность деятельности может гарантировать честную работу махаллинских комитетов…
 
У меня нет готовых рецептов, но уверена, что необходимо серьёзно поработать над законодательной базой деятельности аксакала и махаллинского комитета, которые оставшись традиционными по своей форме, серьёзно изменились по своему правовому статусу, функциям и содержанию работы.  
 
Лола Исламова

Фото Аллы Гажевой


PS: Редакция Anhor.uz уже описывала нездоровую обстановку в махале Жомий и продолжает следить за ситуацией.