Шахноза Хасанова, дочь врача, скончавшегося от коронавируса, дала интервью корреспонденту Daryo.uz. Приводим выдержки из текста.
 
С её слов, Алишер Уралов 14 июня был против его воли направлен в карантинную зону Уртасарай, где находились граждане, помещенные в карантин по подозрению в коронавирусе.
 
Было известно, что врач был болен сахарным диабетом, у него была гипертония, поэтому он входил в группу риска, кто может тяжело переносить коронавирус. Он дважды отказывался, однако, когда ему пригрозили увольнением, он согласился.
 
Отец сообщал, говорит его дочь, что условия в Уртасарае для врачей плохие, не достает сменных защитных комбинезонов. Он отсылал дочери фото и писал, что нет даже бахил и перчаток.  Через четыре дня, 18 июня, у него повысилась температура. Сдал анализы на коронавирус, ответы пришлось ждать до 22 числа. Ответ был положительный, однако, чтобы убедиться в результате, пришлось сдавать тесты ещё раз – он опять сдал тест, и снова пришлось ждать.
 
21 июня врач, который работал с отцом в карантине и жил с ним в одной комнате направил в штаб медобъединения Яккасарайского района сигнал о двусторонней пневмонии у Алишера Уралова. В «родное» медобъединение его не приняли, сказали «нет мест». Было потеряно время. Даже сейчас бывшие коллеги и руководитель Яккасарайского медобъединения говорят «мы не знали, что ваш отец болен».
 
Затем Уралова направили в Зангиатинскую инфекционную больницу, там он не получил нормальной медицинской помощи. Дочь говорит: «До сих пор помню его слова, сказанные по телефону: «Все боятся подойти ко мне и осмотреть».
 
Затем состояние Уралова ухудшилось, и он был направлен в институт вирусологии, где 26 июня скончался. Похоронили его работники СЭС.
 
Медсестры, приехавшие с соболезнованием, сказали, что странно, почему его не приняли в свою больницу, места точно были.
 
У дочери покойного много вопросов. Почему, зная, что у него опасные для коронавируса сопутствующие заболевания его принудительно направили в карантинную зону? Почему не снабдили сменной защитной одеждой? Почему, обнаружив коронавирус, не направили в медучреждение, которое могло бы оказать квалифицированную медицинскую помощь?
 
28 июня в середине дня, когда Шахноза позвонила корреспонденту, Минздрав еще не объявил о смерти врача, хотя прошло два дня. «Я была в недоумении, потому что только через два часа после этого в социальных сетях пошла официальная информация о смерти врача», - отмечает Шахноза.
 
Шахноза, сама врач сообщила, что других врачей тоже принудительно посылают в карантинные зоны, при этом не берут во внимание ни возраст, ни состояние здоровья.
 
Корреспондент Daryo.uz побеседовала с врачом, который работал с Алишером Ураловым в карантинной зоне, жил с ним в одной комнате и сейчас сам находится на строгом карантине.
 
Он сказал, что врачей отправляют под давлением. Плохо снабжают необходимыми препаратами и оборудованием. «У многих, кто находится в карантине, нет коронавируса, однако, у них есть другие заболевания. Встречается всё: неврозы, давление, у другого желудок болит, бывают психозы. Но нас не обеспечивают необходимыми медикаментами», - сказал он.
 
Отбор контингента, как считает доктор, тоже идет формально. «Ты сидишь на работе - звонок: «полчаса на сборы, едешь в карантинную зону!». Ни дня на подготовку, ни инструктажа, ничего. Все это – на бумаге. Например, я дежурил в тот день в роддоме. Нет никакой системы и справедливости в подборе кадров, для работы в зоне», - сказал он. – «Я жил с Алишером Ураловым в одной комнате, занимался его госпитализацией. Он не мог получить квалифицированную помощь с понедельника до пятницы».
 
Никто из руководства учреждения, где работал Алишер Уралов, не выразил соболезнования семье покойного, кроме начальника отдела кадров и медсестер, отмечает корреспондент.
 
Согласно постановлению президента № 4652 медперсоналу, который инфицировался в период работы с больными коронавирусом должно быть выплачено 100 млн. сумов, а семье медработника, который умер от коронавируса, заразившись во время ухода за инфицированными должно быть выплачено 250 млн. сумов. Об этом семье Алишера Уралова не сказано ни слова.