17 июля редакция Anhor.uz опубликовала письмо врача-эпидемиолога Центра санитарно-эпидемиологического благополучия Каракалпакстана Нины Низаматдиновой. Врач писала о том, что сотрудников центра не тестировали на коронавирус даже при явных признаках заболевания, в здании отсутствовали условия для мытья рук, а также о том, что у самой Низаматдиновой выявили коронавирус. Публикуем выжимки из ответа Центра санитарно-эпидемиологического благополучия Каракалпакстана в ответ на письмо, опубликованное редакцией.
 
«В начале июля 2020 года у 3 сотрудников РЦСЭБ был обнаружен коронавирус. Это стало следствием того, что они не соблюдали правила пользования средствами личной защиты, не использовали правильно маски для защиты верхних дыхательных путей, не соблюдали гигиену чистых рук, не сохраняли социальную дистанцию на рабочих местах.
 
К этому нужно добавить, что они недостаточно использовали средства для обработки рук, которыми они снабжены, на каждом этаже есть туалеты, подсоединенные к канализации, со средствами для обеззараживания рук.
 
Каждое отделение обеспечено бесконтактными пирометрами для измерения температуры, если у какого-либо сотрудника будет обнаружена высокая температура, нет никаких препятствий для сдачи анализа тестов на Сovid-19. Также для предотвращения распространения болезни среди сотрудников принято решение временно сократить их количество и работать дистанционно.
 
Для уточнения, каким образом Н. Низаматдинова заболела коронавирусом было проведено дознание. Она неделей раньше принимала участие на свадьбе (туй) близкого родственника. На свадьбе она увидела признаки коронавируса у некоторых родственников и пригласила их сдать тесты. В результате среди родственников были обнаружены инфицированные, которые незамедлительно были госпитализированы. Сама Низаматдинова почувствовала недомогание через три дня, сдала тесты, и когда они оказались положительными, была немедленно госпитализирована. В настоящее время она получает лечение.
 
Постановлением президента Республики Узбекистан «О дополнительных мерах по поддержке медицинских работников и работников санитарно-эпидемиологической службы, привлеченных к противодействию распространению коронавирусной инфекции» от 26 марта 2020 года принято решение «установить специальную дополнительную стимулирующую выплату медицинским работникам, работникам санитарно-эпидемиологической службы и другим работникам, контактирующим с больными, зараженными коронавирусной инфекцией, ведущим деятельность на объектах размещения зараженных больных и в лабораториях по выявлению коронавирусной инфекции, за каждый четырнадцатидневный период их деятельности (за вычетом налогов) в следующих размерах: врачебному персоналу, врачам-лаборантам — 25 миллионов сумов; среднему медицинскому персоналу, медицинским сестрам-лаборантам — 15 миллионов сумов; младшему медицинскому персоналу — 10 миллионов сумов; другим работникам — 5 миллионов сумов».
 
Действительно, с 4 по 18 апреля 2020 года Н.Низаматдинова была направлена в Республиканскую клинику глазных болезней (РКГЗ) для организации профилактики и предотвращения внутрибольничных инфекций. Эта клиника была определена для изоляции лиц, находившихся в контакте с больными коронавирусом, и в этой больнице не проводилось лечение больных коронавирусом. Если у пациента этой больницы возникало подозрение на коронавирус, он направлялся на тесты, и, если тесты оказывались положительными он немедленно переправлялся в другую клинику. Исходя из вышеуказанного можно понять, почему данному сотруднику не была сделана выплата, и что в этой ситуации нет ничего, что противоречит указанным документам.
 
Вместо заключения можно сказать, что, если гражданин не соблюдает все предписания он вполне может заразиться коронавирусом», - говорится в ответе центра.

Фото на главной иллюстративное: pixabay.com

Подпишитесь на наш Facebook