Строительная сфера в Узбекистане развивается бурно, но экстенсивно,  сохраняя свои прежние болячки. Одной из причин такого положения дел является сложившийся за последнее десятилетие искажённый механизм утверждения финансирования объектов строительства, обеспечения его лимитами строительных материалов.
 
Постановлением Кабмина Узбекистана от 12.09.2003 г. N 395 утверждёно Положение о порядке формирования Инвестиционной программы Узбекистана. На его основании службы единого заказчика при Совете Министров Республики Каракалпакстан, хокимиятах областей и г.Ташкента, на основании подготовленного перечня представляют по каждому объекту с окончательной стоимостью СМР (при новом строительства), реконструкции, капитального ремонта.
 
Предоставление проектно-сметной документации происходит после специальной экспертизы, которая сверяет смету расходов с нормативами Минфина, а также соответствие их строительным нормам и правилам.
 
Затем документация проходить Госэкспертизу, в результате которой срезается стоимость строительно-монтажных работ (СМР) на 10-15%, независимо от того, что при проектировании закладывается стоимость строительно-монтажных работ по нижнему пределу государственных расценок.
 
К примеру,  несколько раз небольшие объекты подавались на экспертизу с намеренно заниженной на 30% стоимостью. Оказывалось, что на выходе Госэкспертиза не добавляла эти недостающие 30%, напротив, срезала ещё на 10-15%. Получается, что задача Госэкспертизы не просчёт и проверка соответствия результатов нормативам, а срезать эти 25-30% для, якобы, экономии бюджетных средств. Забегая вперёд, скажем, что оборачивается это, напротив, удорожанием строительства и потерей качества.
 
В этой ситуации подрядчики, чтобы выиграть тендерные торги намеренно рискуют и сами показывают стоимость своих услуг на пороге нижнего предела стоимости.
 
Таким образом, уже в самом начале объект недофинансируется как минимум на 20-30%.
                                                          
На этапе финансирования Министерство экономики продолжая уродливую политику «экономить ради экономии», выдаёт лимиты ещё на 30% ниже требуемого.
 
Начинается строительство объекта, и, поскольку даже эти заниженные лимиты выделяются не вовремя или их не оказывается, а финансирование было урезано, то ни денег, ни необходимых материалов не хватает и, чаще всего, на этапе 60-70% готовности строительство останавливается. Чаще всего это происходит с объектами Министерства народного образования, Министерства здравоохранения, Центра среднего специального, профессионального образования Министерства высшего и среднего специального образования. Подрядчики либо садятся за решётку, либо подаются в бега.
 
Можно понять позицию государства, у которого недостаточно средств, однако нельзя понять логику Госстроя и того же Министерства экономики. На мой взгляд, гораздо мудрее и экономней не гнаться, как во времена бывшего СССР за объёмами строительства и дутыми показателями. Настало время сосредоточиться на качестве, нормативном и гарантированном финансировании и нормативных сроках строительства, полноценном оснащении построенных объектов положенным по нормативам качественным оборудованием.
 
Вместо, условно говоря, одной тысячи недостроев, утвердить и гарантированно финансировать и в нормативные сроки построить и оснастить 500, возможно 300 объектов. Причём построить так, чтобы потом не ремонтировать, устраняя годами недоделки, чтобы не было бессмысленной траты и распыления бюджетных средств.           
 
За последние пару десятилетий пришли в упадок большинство проектных организаций. Важно отметить, что все объекты в стране строятся по проектам отечественных проектировщиков. Однако, из года в год правительство принимает однотипные постановления «О мерах по дальнейшему совершенствованию деятельности проектно-изыскательских организаций», на основе которых ежегодно разрабатываются и утверждаются «Комплексные мероприятия по совершенствованию деятельности проектно-изыскательских организаций». Увы, все эти решения принимаются и обеспечиваются формально, и положение не только не меняется, а ухудшается с каждым годом.
 
Причины лежат на поверхности. Так, в 2017 году дебиторская задолженность государства перед 31 проектной организацией составляла порядка 70 млрд сум. Государство решило проблему весьма оригинально, просто и без учёта, так называемого, «человеческого» фактора. В марте 2010 года Камин принял постановление № 50, оставив при Госархитектстрое десять проектных организаций. Однако, даже при этом дебиторская задолженность по этим организациям составляет 38 млрд сум. Положение в оставшейся 21-ой организации были просто пущено на самотёк и не отслеживается.
 
Государство использовало труд проектировщиков, но за работу не заплатило. А недополученная зарплата – это ведь достаток чьей-то семьи, контракты детей в институте, планируемая свадьба сына или дочери, ремонт квартиры, лечение, отдых. В результате квалифицированные проектировщики в поисках заработка уходят в частные проектные организации, уезжают за рубеж, где есть возможность заработка, карьерного и профессионального роста.
 
Возможность проявить творчество – важный мотив для проектировщиков, инженеров, конструкторов. В Узбекистане государство не ставит перед проектировщиками задачи, которые мотивировали бы их к повышению квалификации. Нет прозрачных и справедливых конкурсов на объекты. Например, тот же дворец Форумов строили без всяких конкурсов . Тем более, что теперь он постоянно требует ремонта – то крыша протечёт, то ступени проседают и проваливаются. Хотя именно такие знаковые объекты должны быть предметами конкурсов, причём прозрачных и открытых международных конкурсов. И строить их надо на таком качественном уровне, чтобы хотя бы первые пять-шесть лет объект не требовал доделок и ремонта. У нас так не получается....
 
 
Другая проблема – строительство высотных зданий. Обратите внимание на Японию, которая по уровню сейсмичности превосходит Узбекистан. Законы урбанизации во всём мире из-за дефицита городских земель диктуют строительство высотных объектов в административных центрах городов. Строительство высотных зданий не только экономит землю и вносит свой вклад в архитектурный облик города.
 
Высотное строительство ведёт к росту квалификации и архитекторов, и конструкторов, и смежных разделов (водопровод, канализация, пожаротушение и т.д.). В настоящее время есть опасения, что наши строители не смогут построить здания выше 16 этажей.
 
Во-первых, отсутствует опыт подобного проектирования и строительства, во-вторых, и строительные материалы по качеству значительно отстают от международных аналогов.  К примеру, во всём мире уже используется бетон, изготовленный с добавлением цемента марки 1200, когда как у нас лучшие сорта цемента имеют марку 600. Такое же положение дел и со стальными строительными конструкциями и другими материалами и механизмами, включая также и пояса безопасности для монтажников, другого строительного оборудования.
 
 Одной из острейших проблем является отсутствие нормативного документа, регламентирующего сроки проектирования. Пока эти вопросы решаются указанием сверху, «выдающимися» специалистами «во всех областях». До сих пор Правительству кажется, что можно полноценно спроектировать объект за 1-1,5 месяца.
 
К сожалению, сегодня властвует прогрессирующий, воинствующий непрофессионализм. К примеру, один руководителей, командующий строительством по сей день приказал считать «устаревшими» нормативные документы в области проектирования (ШНК,КМК). По его мнению, ошибочно, что толщина стен жилых домов по КМК составляет 380-520мм (1,5-2 кирпича) и что это не учитывает разницы в климатических условиях, например, Петербурга и Ташкента.
 
Утверждавшему невдомёк, что толщина эта принята на основании законов теплофизики, так называемых, теплорасчётов. Летом в таких домах прохладно, а зимой тепло. Теперь в тренде оптимизация , поэтому и толщину стен в жилых домах  по ул. Нурафшон вначале приняли в один кирпич (250мм).  Так и построили, но затем оказалось, что зимой невозможно прогреть помещение, а летом слишком жарко. После жалоб жильцов было поручено, в качестве эксперимента, произвести утепление наружных стен с внутренней стороны полужёсткими минераловатными плитами в полиэтиленовой упаковке с последующей обшивкой гипсокартонном. В итоге получилось и дороже и хуже.
 
В стране происходит немало позитивных перемен и хотелось бы верить, что настанет время привести в норму и строительную сферу. Для этого надо немного: выслушать и услышать профессионалов, уважать знания проектировщиков, и, конечно, нормально и своевременно оплачивать не только строительство, но и труд всех специалистов и рабочих, занятых по всей технологической цепочке строительства.
 
Рашид Махсумов, архитектор