В прессе и в социальных сетях широко обсуждается интервью главного менеджера компании Sky Power Керри Адлера, которое вызвало волну критики в адрес правительства Узбекистана. 

Суть проекта, предлагаемого  Sky Power для АО «Узбекэнерго» - строительство комплекса фотоэлектрических станций мощностью в 1 000 Мвт переменного тока, стоимостью в 1,3 млрд долларов США. 

Стремительно стартовавший проект неожиданно забуксовал, и Керри Адлер выступил с критикой в адрес узбекской стороны. Однако, АО «Узбекэнерго», Министерство энергетики и Министерство финансов Узбекистана, пока не дали аргументы для разъяснения ситуации, что и вызвало негативные отклики в медиа.

 

Почему проект замедлил ход: факты

Первое, что следует понять, инвестор не потратит 1,3 млрд долл. США ни при каких обстоятельствах, если нет твердой уверенности, что инвестиции с лихвой окупятся. При этом гарантии должны, как минимум, в три раза перекрывать все возможные риски и сопутствующие затраты. 

Осенью 2017 года Керри Адлер  в Ташкенте обсуждал и согласовал рамочное соглашение о создании совместного предприятия при участии  АО «Узбекэнерго» с аффилированной компанией - SkyPower Global. Последняя зарегистрирована в офшорной зоне на Каймановых островах. 

Каков обычный порядок утверждения и реализации подобных проектов в странах, только-только приступающих к подготовке и реализации таких крупных инфраструктурных проектов?
 

Инвестор, читай – продавец энергии - обычно защищает собственные инвестиции многократно: в случае невыпол­не­ния обязательств со стороны государства, продавец энергии может расторгнуть соглашение и удержать любые суммы, подлежащие оплате за отпущенную энергию, а если госпредприятие – покупатель энергии неожиданно будет реорганизовано, то соглашение немедленно аннулируется и государство должно будет заплатить продавцу энергии определенную сумму для прекращения действия соглашения о покупке энергии.


Постановление президента от 28 апреля 2018 года ссылается на рамочное соглашение № 1 от 19 апреля 2018 года о покупке электроэнергии. Как признает инвестор, государство выделило земельный участок под проект, освободило всех участников сделки от всех налогов по импорту и операционной деятельности, признало обоснованность цены реализации (6 центов за квт/ч), «поверив на слово» инвестору;

Пункт 4 упомянутого постановления устанавливает: «Определить, что в случае неплатежеспособности АО «Узбекэнерго» по поставленной Компанией электроэнергии, оплата за поставленную электроэнергию осуществляется из средств Государственного бюджета Республики Узбекистан».
 

Пункт 2 постановления определяет, что SkyPower будет создавать, так называемую Специальную проектную организацию/компанию (СПК) – отдельно созданное юридическое лицо (SPV - A Special Purpose Vehicle). В данном случае таковой стала SkyPower Global со своими собственными активами и обязательствами для изоляции материнской компании от финансовых рисков. Даже, если материнская компания обанкротится, то СПК может жить своей жизнью и может быть продана третьему лицу. Иными словами, против государственной компании Узбекистана будет противостоять СПК (SkyPower Global), созданная SkyPower, хотя между Узбекистаном и Канадой действует соглашение об устранении двойного налогообложения.
   

Создание со стороны SkyPower специальной компании говорит о том, что изменение собственника этого СПК может произойти в любой момент без каких-либо ограничений и что SkyPower может продать свою долю в этой проектной компании без согласования с Узбекистаном. Но обычно в международной практике устанавливается запрет на продажу доли в таких специальных проектных компаниях на 2-3 года после введения объекта в эксплуатацию. 

Что пошло не так

При отсутствии официальных комментариев нам приходится исходить из буквы и сути официальных документов, которые находятся в публичном пространстве – это постановление президента от 28 апреля 2018 года. Часть вторая 4-го пункта данного постановления прямо предусматривает: «Министерству финансов Республики Узбекистан предоставить Компании гарантию по выполнению обязательств АО «Узбекэнерго» в части оплаты за поставленную электроэнергию».

Во-первых, министерство при всем своем желании не могло бы выдать такую гарантию, поскольку отсутствует предмет гарантии: статья 155 «Бюджетного Кодекса» Республики Узбекистан предусматривает, что «Государственной гарантией Республики Узбекистан является обязательство Республики Узбекистан перед займодателем полностью или частично погасить задолженность в случае неуплаты заемщиком-резидентом причитающейся с него суммы в установленный заемными (кредитными) соглашениями срок.

Государственные гарантии Республики Узбекистан предоставляются займодателям в качестве обеспечения исполнения заемщиками-резидентами обязательств по полученным ими кредитам (займам)».

Однако, в данном проекте, ни в соответствии с рамочным соглашением, ни в соответствии с постановлением президента никто, ни у кого деньги не заимствует.  В упомянутом постановлении президента указано: «в соответствии с Соглашением Компанией (SkyPower Global – ред.) за счет собственных средств и самостоятельно привлекаемых кредитов будет реализован проект по проектированию, финансированию, строительству, владению и эксплуатации объектов по выработке фотоэлектрической солнечной энергии общей мощностью в одну тысячу (1 000) МВт переменного тока (далее — проект) с общим объемом инвестиций Компании в размере 1,3 млрд долл. США». 

Таким образом, никто никого ни к чему не принуждает, и никто никому ничего не заимствует, поэтому для выдачи гарантии нет оснований. Следовательно, министр финансов Жамшид Кучкаров проявил принципиальность и неукоснительно соблюдал закон, только и всего.

Во-вторых, проект, со слов источника редакции, который пожелал остаться неназванным, на всех этапах велся НАПУ. Скорее всего, Министерство финансов, которое допустили к рассмотрению проекта на финальной стадии, не имело достаточно времени разобраться в нюансах, провести тщательную юридическую, финансовую и техническую экспертизу проекта. 

Судите сами, соглашение было подписано 19 апреля, а постановление президента - спустя девять дней - 28 апреля 2018 года. Для сравнения приведу пример: работа всех министерств над аналогичным проектом по строительству солнечной станции в Навои мощностью в 100 мегаватт (в десять раз меньше, чем станция, которую намерена построить SkyPower) заняла девять месяцев.

В-третьих, соглашением установлена цена за отпускаемую узбекской стороне электроэнергию на уровне 6 центов за кВт/ч и Центр комплексной экспертизы проектов и импортных контрактов при НАПУ выдал положительное заключение о соответствии ценообразования текущей среднемировой конъюнктуре. По курсу на момент подготовки материала это составляет 570 сумов за кВт/час, т.е. на 120 сумов дороже нынешней стоимости для производственных предприятий и на 275 сумов - почти вдвое дороже для бытовых потребителей. Поэтому непонятно, как на это могли согласиться в НАПУ. В данной цене не учтена стоимость доставки электроэнергии до потребителя, которая, как правило, превышает исходную стоимость в 3-5 раз. Следовательно, по минимуму кВт/час может стоить 1710 сум. Не дороговато ли?

Немного о поведении SkyPower в других странах

Издание The Economic Times в статье от 9 января 2019 года сообщает, что в Индии SkyPower выиграла тендер на строительство семи станций для получения электрической энергии на основе солнечной  по 50 МВт каждая (всего 350 МВт) - три станции в Мадхья-Прадеше и четыре в Телангане. При этом, SkyPower вышла на индийский рынок в 2015 году, предлагая тарифы, которые были рекордно низкими в то время. Подрядчиком по этим проектам была назначена местная компания Sterling & Wilson. Индийская компания добилась решения Высокого суда Дели, чтобы SkyPower не продавала два своих солнечных проекта без предварительной оплаты долга в размере 65 млн долл. США, которые подрядчик потратил на строительство и которые не были оплачены SkyPower после того, как станции стали отпускать электроэнергию. SkyPower отвергает обвинения Sterling & Wilson, утверждая, что некоторая оплата была произведена, а остальная сумма задержана, потому что компания SkyPower  была «разочарована» работой подрядчика. И SkyPower недовольна, что суд, видите ли, в открытом слушании не разобрался с этими «очевидными» доводами. Однако, любая претензия на выполненные работы должна оформляться специальным актом выполненных работ, а не предъявляться заявлением о “разочаровании”.

Далее история получает еще более интересное развитие - как сообщает то же издание 16 января 2019 года: «По крайней мере три индийских разработчика следят за активами канадской компании по возобновляемым источникам энергии SkyPower Global, которая планирует покинуть Индию после неспокойного пробега в стране.

Hero Future Energies, ReNew Power и Greenko Energy Holdings ведут переговоры с базирующейся в Торонто SkyPower, и в течение месяца ожидается сделка по ее солнечным активам мощностью 350 МВт, говорят люди, знакомые с разработкой. SkyPower отчаянно пытается взять под контроль проекты Мадхья-Прадеше», - сказал один из людей, знакомых с ситуацией. «Тот, кто приобретет их, также унаследует проблемы, с которыми они сталкиваются. Оценка является второстепенным вопросом. Но разработчики все еще заинтересованы, потому что активы, как в Мадхья-Прадеше, так и в Telangana, хорошего качества». Он также сказал, что SkyPower не сделала существенных инвестиций ни в Мадхья-Прадеше, ни в Телангана. «Это подрядчик SkyPower, Sterling&Wilson, который до сих пор вкладывает большую часть денег».

И последнее. SkyPower утверждает, что она, якобы, потратила уже 10 млн долларов США на реализацию проекта, несмотря на отсутствие гарантии со стороны Министерства финансов Республики Узбекистан.

Будем надеяться, что если дело дойдет до судебных разбирательств, в Узбекистане найдутся эксперты, которые достоверно и  точно оценят размер всех совокупных инвестиций иностранного партнёра. Потому что в современном бизнесе, особенно с компаниями, зарегистрированным в оффшорах, никто не ведет дел, поверив «на слово». 

 Абдулла Абдукадыров, 
экономический обозреватель Anhor.uz

фото: STV.uz

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции