Cбитый в ноябре российский самолет привел к серьезным тектоническим сдвигам в экономике, ощутимым не только россиянами и турками, но и гражданами других стран. Немало противоречивых точек зрения высказывается о том, как ухудшение экономических взаимоотношений между Россией и Турцией скажется на тенденциях движения потоков трудовых мигрантов из Средней Азии, в частности Узбекистана, в строительной сфере. Попытаемся ответить на основной вопрос, который интересен многим - будет ли спрос на их рабочие руки продолжать падать или с уходом турецких строительных фирм он возрастет.
 
Турецкие строительные фирмы, начав почти полвека назад зарубежную деятельность в Ливии, сегодня реализуют сотни проектов в десятках стран Европы, Азии и Африки. В списке самых крупных застройщиков мира, который ежегодно публикует авторитетный в строительной индустрии журнал Engineering News Record (ENR), 33 турецкие строительные компании. Такие строительные компании, как Rönesans, Polimeks, Çalik Enerji, Tekfen, Gama, Enka, Antyapi, Tav и Yüksel İnşaat входят в список лучших строительных компаний мира.
 
На российском рынке турецкие строители появились в 90-х годах. О масштабе деятельности на нем турецких строителей говорит не только перечень возведенных ими объектов, в котором промышленные здания, офисы, объекты социальной сферы, аэропорты, туристические отели, торговые комплексы, системы городских водоканалов, автотрассы, жилые здания и комплексы, но и факт успешного сотрудничества турецких компаний с российскими государственными, региональными, частными организациями и структурами. Турецкие инвесторы не просто занимаются строительством, они инвестируют средства в развитие отрасли, в освоении территорий.
 
25 ноября 2015 года премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что следствием удара по российскому бомбардировщику Су-24 со стороны Турции может стать отказ от ряда важных совместных проектов. Если учесть, что немалое количество строительных проектов перед Чемпионатом мира по футболу планировалось реализовать совместно с турецкими строителями, некогда помогавшими готовить Сочи к Олимпиаде, то в нынешней ситуации это становится маловероятным.
 
Днем ранее заместитель мэра Москвы Марат Хуснуллин заявил о заключении контракта с турками на $500 млн. в области строительства, однако депутаты Государственной думы предложили экономическую блокаду Турции в ряде отраслей, в том числе в строительной. Пока положение туманно, но риторика руководства России звучит достаточно жестко, чтобы надеяться на скорое разрешение конфликта.
 
По данным Федеральной миграционной службы, в России на 5 ноября 2015 года находилось 87 680 турецких граждан, 90% — мужчины. Из 54 730 рабочих квот, которые Минтруд выдал туркам на 2015 год, 51 247 приходится на строительные и смежные специальности (94%). В топ-3 — арматурщик, бетонщик и монтажник. По данным кадрового агентства «Юнити», турецкие рабочие заняты в первую очередь в строительной сфере. В России, по данным ФМС, около двух миллионов трудовых мигрантов из Узбекистана. Уход со строительного рынка 54-55 тысяч турецких рабочих не сильно повлияет на общюю картину. Тем более, что число граждан из Кыргызстана в России растет на фоне оттока мигрантов из Узбекистана и Таджикистана, благодаря тому, что страна стала членом Евразийского экономического союза. Поэтому в плане появления новых рабочих мест и спроса на строителей из Узбекистана, надежды, скорее всего, бесперспективны.
 
Следует также принять во внимание, что согласно повсеместной практике при расторжении договоров заказчики также несут немалые финансовые потери. Гражданский кодекс позволяет заказчику уволить подрядчика, но предусматривает выплату неустойки до 10–15% от стоимости контракта. Если учесть, что турецкие строители работают на крупных контрактах стоимостью в миллиарды рублей, то легко посчитать, что и суммы неустоек для заказчиков будут немалыми. Вдобавок сроки строительства затянутся пока не будет найден новый генподрядчик. Это тоже не сулит хороших перспектив для быстрого восстановления объемов строительства, т.е. сохранения рабочих мест, не говоря уже об их увеличении.
 
Если ни заказчик, ни подрядчик не заинтересованы в разрыве отношений, ничто не помешает турецкому подрядчику создать компанию в другой юрисдикции, например, зарегистрироваться как, предположим, азербайджанская фирма и продолжить работу. Однако это тоже - потеря времени и денег.
 
В России на долю турецких строителей приходится примерно 2,6% рынка. Общие объемы строительства и спроса на жилье, в условиях падения рубля, ожидаемо падают — в январе–октябре 2015 года более чем на 10% по отношению к тому же периоду 2014 года. 
Учитывая, что многие российские компании работают в турецких проектах на субподряде, уход со строительного рынка турецких компаний оставит их в подвешенном состоянии, что также приведетк сокращению объемов строительства и снизит спрос на рабочие руки трудовых мигрантов.
 
Исходя из этого, прогноз на увеличение спроса на рабочие руки в строительном бизнесе, скорее будет отрицательным, чем позитивным. Время ссор, конфликтов и санкций никак не способствуют росту объемов строительства и спроса на рабочую силу.
 
Румия Анварова,
специально для Anhor.uz.