Проведение публичных и прозрачных торгов в рамках государственных закупок, где каждый участник может представить предложение и надеяться на приемлемость параметров цена/качество для покупателя – одно из условий борьбы с коррупцией.
 
На практике прозрачность при проведении таких тендеров условно-абсолютная т.к. при подаче пакета тендерной документации, участник в этом же пакете документов предоставляет и ценовое предложение, что даёт возможность недобросовестным сотрудникам организаций, объявляющим тендерные торги, спекулировать информацией в корыстных целях, что только усугубляет коррупционную составляющую.
 
Комитет по управлению государственными резервами при Кабинете министров Узбекистана провел тендер на закупку одного миллиона банок мясных консервов высшего сорта, в котором приняли участие десять предприятий–претендентов, два из которых – местные производители, а остальные – торговые структуры, готовые закупить консервы за рубежом.
 
Важный момент: закупка и поставка тушенки в госрезерв страны торговыми компаниями, поставляющими импортную продукцию, как правило, производится на приобретаемую на биржевых торгах валюту, которая, в столь непростой момент для страны и населения, могла бы быть направлена на приобретение или субсидирования товаров медицинского назначения, в условиях борьбы с пандемией COVID-19 в нашей стране.
 
Местные производители, исходя из цен на мясо, с учетом себестоимости и своей маржи предложили собственную продукцию по цене 18 600 и 18 900 сумов за банку с учётом всех налогов и проиграли, потому что одна из торговых организаций, предложив мясные консервы иностранного производства по цене 18 400 сумов за банку, оказалась победителем как участник торгов, предложивший наименьшую цену.
           
Вроде – все хорошо и справедливо, но давайте посмотрим на ситуацию немного шире:
 
Согласно объявленным результатам, общество с ограниченной ответственностью Crackers Industry, основным видом деятельности которой является «Прочие виды организации питания», предложила цену на 200 сумов меньше, чем местная компания-производитель Hilol Kohinur, которая была объявлена резервным победителем тендера, при условии снижения цены до цены победителя. Разница в 1,087% сыграла очень важную роль, и местный производитель лишился шанса поставлять продукцию в Госрезерв.
 
Здесь есть один существенный момент: местные производители на национальную валюту покупают мясо в Узбекистане и изготавливают из него консервы, платят налоги в бюджет Узбекистана, сотни их рабочих получают зарплату, содержат свои семьи, тоже платят налог в бюджет республики. Кроме того, отечественный производитель пользуется услугами энергоснабжающих организаций и местных предприятий-смежников, поставляющих ему товары и услуги, необходимые для производства продукции – а это тоже рабочие места, налоги, семьи, кормильцы которых зарабатывают у себя в стране, а при импорте продукции зарубежного производства, мы де-факто обеспечиваем рабочие места иностранным рабочим, которые платят налоги и иные обязательные платежи в бюджет своего государства.
 
Достаточно сложно посчитать конкретно, но по всей вероятности, что сумма поступлений в государственный бюджет от отечественного предприятия – производителя и всех смежно задействованных предприятий, намного превысила бы эти пресловутые 200 миллионов сумов.
 
Тендерная комиссия, правительство должны учитывать текущий момент: в условиях карантинных мер по противодействию COVID-19, многие субъекты предпринимательства закрыли или приостановили свою деятельность, их сотрудники остались без работы, что ударило по их семейному бюджету. Следовательно, государство с ответственной социальной политикой обязано учитывать социальные последствия принимаемых решений, а не действовать по стандартной схеме. Об этом говорит и статья 13 Закона РУз «О государственных закупках», устанавливая, что основными целями государственного регулирования в области государственных закупок являются достижение государственных стратегических целей и задач, исполнение государственных программ развития и, обратите внимание: выполнение социальных государственных задач.
 
Более того, абзац шестой пункта 55 Положения «О проведении тендерных торгов по закупкам сырья, материалов, комплектующих изделий и оборудования» ясно требует, что если в тендере принимают участие отечественные производители, «...этим предприятиям предоставляются ценовые преференции в размере до 20 процентов при участии в тендерных торгах, осуществляемых в рамках государственных закупок товаров и услуг». А 20% от наименьшей, предложенной цены в 18400 сумов — это 3680 сумов (!), т.е. даже при стоимости банки тушенки отечественного производителя в 21 000 сумов он должен был выиграть тендер.
 
Ещё один позитивный момент предпочтения местного производителя заключается в том, что если консервы окажутся попросту некачественными – вот он – производитель, здесь, в Узбекистане и спросить с него легко и просто.
 
Ну и наконец, для полного устранения сомнений в наличии лазеек для коррупции надо внести одно, но существенное исправление в порядок проведения тендерных торгов - ценовая часть при оформлении тендерной документации не должна представляться участником на первом же этапе. Участник торгов должен представить её в письменном виде, подтвержденную круглой печатью организации на заключительном заседании тендерной комиссии. Тогда не будет разговоров об использовании инсайдерской информации и прочих нечистоплотных приемов.
 
Все это – рассуждения неравнодушного человека, который, порой, не совсем понимает логику близоруких решений и хочет одного, чтобы государственные органы, которые выполняют свои функции, иногда смотрели шире и совершенствовали законодательство с учетом мнения бизнеса и гражданского общества.

А для исправления недочетов нужно немного – внести небольшие уточнения в порядок проведения тендерных торгов, чтобы исключить утечку информации. Кроме того необходимо учитывать не только прямые финансовые выгоды, но и социальные последствия для государства. Тогда будет выигрывать не только тот, кто привезет иностранный товар, но и добросовестный локальный производитель, который решает важнейшую задачу государства – обеспечить людей работой с достойной оплатой труда.
 
Икром Абдулла,
для Anhor.uz