Рецепт первый: Здоровая семья или с чего начинается счастье


Наша первая встреча  с членом Нью-Йоркской академии наук,  к.м.н. Дильмуродом Иргашевым - руководителем частной клиники «доктор Di» состоялась теплым и солнечным днем. Не о болезнях говорил со мной известный специалист-репродуктолог и сексопатолог. Мы говорили о здоровье. Прежде всего, о здоровье мужчины и женщины. И о том союзе, который может и должен принести им обоим счастье – о здоровой семье.
 
Мы беседовали с доктором несколько часов, но все темы, затронутые в разговоре,  так или иначе, сводились именно к счастью. Cпециалистом по человеческому счастью назвала бы я Дильмурода Саатовича Иргашева. Сам человек счастливый, он дает рецепты счастья другим. А что оно значит - счастье? Прежде всего, считает доктор, это здоровье, самореализация и взаимная любовь. В эти три основы счастья укладывается все, что придает людям чувство полноты проживания жизни. На этих трех китах может держаться и жизнь отдельного человека, и жизнь целой семьи, да и рода человеческого в целом.
 
Дильмурод Иргашев вырос в далекой от медицины традиционной узбекской семье.  Отец - Саат Хайдарович Иргашев, преподавал общетехнические дисциплины, а мама  - Айша Тураевна Тураева, наставляла учителей, как быть настоящими педагогами, писала статьи и книги о нравственных  проблемах семейной жизни,  издала учебник «Одобнома» для средней школы. Пятерых сыновей дал Бог счастливым супругам.
 
И надо же было так случиться, что средний сын Дильмурод как-то сломал ногу. Было ему тогда всего 13 лет, возраст самый озорной, потому, не долечившись, он в итоге попал в больницу с грозным диагнозом - остеомиелит. Год провел непоседа в клинике, пока не было излечено воспаление в кости. За долгие месяцы неподвижности, видя мир только сквозь оконное стекло,  мальчик решил: «Стану врачом, буду спасать людей, как спасли доктора меня самого».
 
Окончив школу, поступил в мединститут, решил стать гинекологом и уже заканчивал интернатуру, когда на безоблачный до того времени дом Иргашевых набежала тень грозового облака. Как-то утром, когда большое дружное семейство, в котором уже года три как появилась первая невестка, село пить чай, за столом зашел разговор о том,  что пора бы второго сына женить, да вот детей у первого все еще нет… Родители деликатно намекнули молодым: «Покажитесь докторам, в чем проблема? Самое время нас и внуками порадовать». И вдруг невестка ответила: «Доктора говорят, проблемы у вашего сына».
 
Все вспыхнуло в тот момент в сердце у Дильмурода. Как братишку, мужчину эти слова сильно задели его за живое. И так захотелось доказать – он же был без пяти минут дипломированным врачом! – его брат не может быть виноватым!  Ведь в  роду Иргашевых не было бездетных, мужчины все ладные и крепкие, и  братья его в дедов и в отца  пошли.
 
В тот же день Дильмурод решил взяться за дело: вернуть счастье в дом,  в котором выросли пятеро сыновей. Воспитанный  в многодетной семье, он понимал:  в доме с детьми хоть и базар, как говорится в пословице, но и радость; а без детей – мазар, тихое и безжизненное кладбище. И не хотел смириться с тем, что старшему брату грозит такая незавидная участь. Начал обращаться к специалистам, советоваться со своими педагогами-профессорами.  Ходил от одного врача к другому, проконсультировал брата и невестку  у всех видных  урологов и гинекологов, но не нашел никого,  кто мог бы  вразумительно что-либо сказать им. Не было тогда в Ташкенте ни одного репродуктолога, не говоря уже о специалистах-сперматологах или эмбриологах, в которых, как понял Дильмурод, нуждается не только семья его брата, но тысячи людей в Узбекистане!
 
Он ринулся в научные библиотеки, но и там не отыскал ответа: не существовало в родном отечестве даже научной литературы по этим областям медицинских знаний. А если что и было, то настолько низкого уровня – ни описания, ни диагностики, ни лечения!.. Только лишь специалисты-гистологи и патофизиологи более или менее просветили его, поведав о механизме и патогенезе бесплодия.
 
Дильмурод  сам решил заняться репродуктологией и вернуть в родительский дом и семью брата здоровье и радость. Начал искать учреждения, где изучаются и лечатся такие заболевания. Шли 80-е, тогда и мечтать не стоило попасть за границу, где существовали центры репродуктивного здоровья, а в бывшем Союзе лишь в Киеве действовала кафедра по проблемам секcопатологии и сперматологии. И он нашел возможность поехать на обучение в Киев. 
 
Там,  в Киевском НИИ урологии, Дильмурод  работал под руководством главного сексопатолога Украины профессора Ивана Федоровича Юнды и профессора Игоря Ивановича Гарпиченко, получив под их началом первые знания о сперматологии,  сексуальной патологии, репродуктологии. Тогда-то и понял, что репродуктология – это больше эндокринология, и при бесплодии оздоравливать надо, прежде всего,  эндокринную систему. В бывшем Союзе наперечет были клиники, в  которых делали гормональные анализы - радиоизотопные исследования, которые проводились с помощью счетчика Гейгера-Мюллера. Дополнительно проводились и исследования косвенных признаков гормональных расстройств.
 
Иван Федоврович Юнда, под началом которого Дильмурод осваивал науку репродуктологию, был ученым мировой известности. Молодой врач из Узбекистана  не отходил от него ни на шаг: присутствовал на лекциях, на приеме больных. В течение нескольких месяцев дневал и ночевал в клинике, проводя там все 24 часа, которые были в сутках. Работал и в лаборатории, и в поликлинике, и в стационаре, общался со всеми врачами, сам выполнял для больных все назначения профессора, проводил процедуры.
 
Профессору Юнде нравилось рвение ученика.  Да и пациенты, которые приезжали  к Ивану Федоровичу на лечение из Ташкента, радовались, что в клинике есть земляк, занимающийся проблемами мужского здоровья. 
 
- Учителя у меня были очень строгие, - вспоминает Дильмурод Саатович. – Они требовали от всех своих учеников  предельной аккуратности, педантичной тщательности, точности и добросовестности во всем, вплоть до оформления документации и истории болезни и, конечно, практики. «Если ты врач, учись делать анализы», - говорил нам профессор Юнда. Благодаря ему я освоил все. Приехав в Ташкент, сам сделал брату и невестке анализы, они пролечились у меня. Это были мои первые пациенты. К тому времени  семь-восемь лет прошло со времени их свадьбы, но лечение дало плоды,  и сейчас у брата уже растут внуки.
 
Вылечив брата, Дильмурод Саатович консультировал пациентов дома, потом оформил патент на индивидуальную трудовую деятельность, открыл частную клинику и занимается  частной практикой уже более четверти века. За это время через его руки прошли тысячи людей. И он все время старался совершенствовать свои знания и расширять дело. Обучался в клиниках Москвы. Учился в  Германии, где имеется 200-летний опыт андрологии. Впитывал все, как сухая губка, и все ему было интересно, жалко было даже времени  на сон. Приходилось тяжело. Не хватало средств,  и он потуже, как говорят,  затягивал поясок и даже голодал. Но учителя и вновь обретенные знакомые ему помогали. Как? Устроили санитаром в дом престарелых, где он ухаживал за пожилыми людьми и зарабатывал  деньги, чтобы приобрести хоть какую-то литературу. Дильмурод  тратил на нужные ему книги  все свои 300 дойчмарок - плату за работу. 
 
Трудолюбие молодого ученого из Узбекистана было оценено, и  ему предложили место в лаборатории. Голодные времена кончились. Работать приходилось много, но к концу обучения у Дильмурода Иргашева  уже была своя квартира, машина и, что самое главное, он приобрел в Германии свой первый  ультразвуковой аппарат и привез его в Ташкент.
Не скрывает – ему  предлагали остаться  в Германии. Но любовь к родине, людям своей земли влекла домой. Он решил, что должен  вернуться в Узбекистан и заняться тем, чему научился. Заполнить  вакуум в сфере репродуктологии, которая не была развита в республике, помогать людям обретать здоровье, иметь детей, а с ними радость и смысл жизни. Видел, в Германии многие семьи живут без детей, и некоторые сами их не хотят. Один-два ребенка для немецкой семьи считается нормой. Но для нас, знал он,  бездетность – это катастрофа, а семья без детей – большая проблема, особенно восточная семья.

- Мне очень нравится, - признается Дильмурод Саатович, - что в нашей стране с обретением независимости стали восстанавливать в первую очередь традиционные ценности: изучать историю народа, обычаи, укреплять семейные ценности. Мы, ученые, проводя многолетние научные изыскания, приходим к выводу, что традиционная семья – самая счастливая семья. В этом убеждают меня примеры родительской семьи, братьев, моей собственной семьи. Родители наши живы, здоровы и  очень счастливы. Пятеро сыновей подарили им внуков и правнуков.
 
У меня самого в семье две дочери и сын, внуки. Дети живут самостоятельно. Мы с женой Наргизой, с которой прожили в браке больше 30 лет, к своему счастью шли и продолжаем идти через здоровый образ жизни, взаимную любовь, понимание, заботу и помощь друг другу. Встаем в пять утра и до 7.00 – 7.30 успеваем съездить в бассейн. Я проплываю в бассейне 4, жена 3, 5 км, и это позволяет нам поддерживать должный физический тонус. Считаю, пропагандируя здоровый образ жизни, врачи сами должны подавать пример. Если пациент видит, что врач хорошо выглядит, в нем пробуждается желание подражать такому человеку, слушаться его рекомендаций. Я сам должен служить рекламой своей профессии.
 
Ориентируясь на государственные программы  здравоохранения, направленные на развитие семейной медицины и укрепление здоровья семьи и нового поколения, Дильмурод Иргашев организовал Центр репродуктивного здоровья, которому более 20 лет. Если браться за дело, решил он, то на должном уровне. Стал заниматься вопросами планирования и здоровья семьи, актуальными в стране и сегодня.
 
- Люди не всегда понимают проблемы, связанные с тем, как правильно планировать семью и деторождение, как предохраняться и не допустить нежелательной беременности, какое число детей желательно иметь в семье и с каким интервалом лучше их производить на свет. То есть, как  разумно планировать семейную жизнь, не пуская столь важное дело на самотек.  Семья – это жизнь не одного человека. Семья – это муж, жена и ребенок, как минимум, три человека.  И если говорить о счастье, то такая традиционная семья, где есть и родители, и дети,  может и должна быть счастливой. Если мы обратимся к статистике, увидим, что в традиционных семьях меньше разводов, значит, там больше счастливых людей. В нетрадиционных семьях, которые не имеют детей или нарушают законы природы, проблемы неизбежны.
 
Мы видим по статистическим данным Америки, Германии, Финляндии, что до 50 процентов семей в этих странах распадаются. Одни из самых низких показателей по разводам –  в центрально-азиатских странах. То же в сравнении со странами СНГ – лучшие показатели в Туркменистане, Узбекистане и Таджикистане. В самом деле, для сохранения прочности семьи очень много значат традиции. И у нашего народа они основаны на почитании матери, жены, на любви к детям, на желании иметь крепкую и счастливую семью. Там, где в основе отношений нет семейного насилия, где мужчина с уважением и любовью относится к женщине, там будут гармония и счастье.
 
Продолжение следует
 
Тамара Санаева.