Новая история религиозного фанатизма Узбекистана, лично для меня начинается с приказа хокима закрасить («одеть») фреску Боходира Джалалова «Встреча Востока и Запада» в Коканде. Отсутствие реакции официальных структур по этому вопиющему акту вандализма, который, по сути, не отличался от расстрела толибами скульптур в Бамиёне или варварского уничтожения артефактов музея в Пальмире боевиками «Исламского государства», сыграло весьма негативную роль для культуры общества Узбекистана. К слову, после статьи о вандализме в Коканде, в министерстве культуры Узбекистана обещали найти средства для восстановления фрески Баходира Джалалова, сам художник выразил готовность восстановить панно в театре. Однако, дальше обещаний дело не пошло, к мастеру больше никто не обращался. 
 
Уникальная фреска, видимо, обречена на забвение. Или сохранится в качестве немого укора и свидетельства бескультурья чиновника.
 
Общество устроено таким образом, что отсутствие санкций за те или иные действия воспринимается если не как одобрение, то по крайней мере молчаливое согласие. Поэтому, полагаю, это было воспринято как сигнал к наступлению на мировую культуру  нерелигиозного толка.
 
Дальше – больше, объективный наблюдатель может отметить резкий рост числа девушек и женщин, которые сменили светскую одежду на хиджабы, что, практически никогда не было одеждой женщин Узбекистана. Да, наши матери и бабушки носили платки, но никогда – хиджаб. 
 
В религиозных центрах, больших городах, таких, как Самарканд, Бухара, Ташкент, Коканд и ряде других был период, когда женщин закрыли паранджой. Однако, большая часть населения, особенно женщины в сельских местностях её не носили - быт,  работа в поле не позволяли.
 
Anhor.uz ещё два года назад призывал помнить и чтить статью 10 Конституции Узбекистана, которая гласит: «...Никакая часть общества, политическая партия, общественное объединение, движение или отдельное лицо не могут выступать от имени народа Узбекистана» и статью 29: «Каждый имеет право на свободу мысли, слова и убеждений. Каждый имеет право искать, получать и распространять любую информацию, за исключением направленной против существующего конституционного строя и других ограничений, предусмотренных законом».
 
Однако, все чаще можно наблюдать, что под прикрытием сомнительных рассуждений о национальном менталитете в общество внедряются запреты, основанные на религиозных ограничениях. Ощущение личной свободы – материя тонкая и чувствительная. Судить о человеке по длине носков, по его стрижке, увлечению социальными сетями или его походах в ночной клуб, мягко говоря, легкомысленно и выдает весьма поверхностный подход к проблеме. В государстве, где декларируется верховенство закона никому не дозволено обвинять, кого бы то ни было заочно. Такой подход не объединяет общество, а рождает взаимное отчуждение. Вспомним, сколько творческих личностей покинули Узбекистан и вполне реализовали свои таланты за его пределами.
  
Объективный анализ показывает все более увеличивающийся, пока не вышедший наружу, конфликт между официальными заявлениями руководителей высшего звена об обеспечении прав женщин, необходимости соблюдать Конституцию и процессах, которые идут в глубине общественной жизни.
 
Посмотрите, сколько лайков набирают проповеди некоего Солихон домла, который проповедует, практически, изоляцию женщин. По его мнению, ответственность за судьбу женщины полностью лежит на плечах её мужа. Если она будет одета современным образом, то это называется презрительно-оскорбительно «очик-сочик» (открыто-распущенно) и делается намек, что мужчина выставил «свою» женщину на всеобщее обозрение, причем открыто говорится, что она становится доступной!  Полагаю, это оскорбительно для подавляющего большинства женщин Узбекистана. Они достойно исполняют свой священный долг материнства, хранительниц очага, многие являются лидерами своих профессий и вносят свой вклад в процветание Узбекистана.
 
Можно наблюдать и другую методику нажима на общественное сознание невежественной в религиозном плане части общества. К примеру, канал ZVEZDA VIDEO опубликовал видео, где на улице молодой человек подходит к прохожим и просит произнести религиозное свидетельство того, что они мусульмане на арабском языке (языке Корана) и, естественно, практически, никто этого не знает...
 
Подпись под видео гласит: «Комментарий от вас. Вот что бывает, когда люди отдаляются от ислама. Это только начало». Это можно расценивать как психологическое насилие над личностью, намекая, что незнание молитв и формул, свидетельствующих об их принадлежности к мусульманской религии есть некий недостаток их личности. Это ни что иное, как попытка внушения некоей неполноценности, с целью вовлечения в религию.
 
Можно было бы не обращать на это внимания, если бы не такие факты, когда юноша зарезал свою мать, вдову, лишь потому, что она общалась «с другими мужчинами». Другой убил родную сестру, увидев её фото в Инстаграме. Полагаю, каждый может найти немало подобных тревожных фактов. Лично мне кажется, что это последствия насаждаемого религиозными фанатиками образа мышления, явные признаки ползучего религиозного экстремизма. Разве сестра или мать собственность брата или сына?
 
Основная масса молодежи остается вне поля зрения государства, его различных структур, которые пока существуют формально и занимаются, в основном той частью молодежи, которая и сама по себе успешна: учится в колледжах, вузах. Остальная же часть становится легкой добычей различных духовных наставников, которые каждый по своему, и порой радикально толкует Коран. Государство, которое является, согласно Конституции, светским, день за днем все меньше остается таковым.
 
Пока молодежная политика совершенно невнятна, нет практически никаких значимых действий, заметных проектов, которые направлены на подготовку современной, конкурентоспособной молодежи. Кумирами молодежи становятся фанаты религии.
 
Если смотреть стратегически, то подобное увлечение религией, возвеличивание роли религии  играет роль тормоза в развитии гражданского общества и воспитании конкурентоспособной молодежи. На этом фоне деятельность молодежных организаций, практически теряется.
 
Почему-то идеологи современности забывают, что между выдающимся прошлым, времен всемирно известных религиозных мыслителей и нашим настоящим лежат около шести веков религиозного мракобесия, душившего все новое и прогрессивное.
 
Наши идеологи молчат что такой мир отстал в плане науки, техники, технологий не только от США, Европы, Японии, но также от Китая, Республики Корея, Сингапура, Индии. Почему-то к этим странам, делающим огромные успехи в экономике религиозные «лидеры мнений» относятся с презрением, тем не менее пользуясь айфонами, компьютерами, кондиционерами и прочими благами научно-технического прогресса.
 
Пока «ведущие эксперты» в качестве идеологического продукта выдают передачи о длине носков, как показатели мужественности и длине юбок, показателе нравственности. Современный мир, современная молодежь, которая свободно ищет информацию в безбрежном море интернета, не выносит подобного интеллектуального убожества.
 
Пора бы уже осознать, что интернет изменил современный мир безвозвратно, он изменил взаимоотношения между поколениями. Можно придумывать, как закрывать те или иные сайты, блокировать Фейсбук – это все дорого, и, самое важное - бесполезно. Новые информационно-коммуникативные технологии появляются каждый день, делают доступной любую информацию – от секса и порнографии до высоких технологий. Дети находят ответы на вопросы, которые не могут разъяснить родители и другое  взрослые окружение.
 
Возможно, в Узбекистане, как в стране с недостаточно развитыми технологиями, государственное телевидение остается основным источником получения информации, особенно среди сельского населения, ввиду цифрового неравенства, однако, оно день за днем сдает и будет сдавать позиции перед смартфоном даже в таком сегменте как кино, развлекательные передачи и т.п.
 
У государства нет ясной, понятной позиции в этом вопросе. В каком-то смысле можно наблюдать нарушение конституционного принципа разделения церкви и государства. Религиозные фанаты более агрессивны, опираются на архаичные предрассудки и традиции, и шаг за шагом отвоевывают позиции: они уже не приемлют светской одежды девушек, а родители, считая главным делом удачно выдать девушку замуж, заворачивают все больше девушек в хиджабы. Однако, надо иметь в виду, что лидерами мирового развития являются страны, где религия остается делом исключительно личным. Во-вторых, в лидерах техники, технологии, гуманистических идей нет, практически, ни одного исламского государства. Если руководство страны не примет точных, адекватных мер против ползучей религиозной радикализации общества, то Узбекистан обречен оказаться в тусовке аутсайдеров.
 
Надо делать упор на светское образование и естественные и точные науки. А преподаватель университета, который не смог аргументировано ответить и победить в дискуссии с религиозно настроенным студентом — откровенно слабый диспутант и педагог, на мой взгляд. Даже если он что-то там читал по своей специальности за рубежом - межвузовский обмен и не такое может.
 
Где же выход, может спросить читатель. А выход один – развитие гражданского общества, создание неправительственных организаций самой разной направленности. Власть не должна бояться социально активных, светски настроенных граждан.  Активность граждан в период пандемии вместо поддержки была остановлена, активность граждан, которые требовали тщательного и объективного расследования обстоятельств дела Джасура Ибрагимова, кончилась тем, что активистов оштрафовали. Государство делает большую ошибку, подавляя позитивную гражданскую активность и давая ход тем, кто активно и агрессивно тянет Узбекистан в пучину мракобесия.
 
Мансур Ибрагимов
 
P.S. Anhor.uz неоднократно поднимал эти проблемы, к сожалению, без особого эффекта. Однако, считаем, «дорогу осилит идущий». Я очень рад, что эта тема была поднята в статье «Наука и религия в Узбекистане: как и где провести между ними границу?» сайтом Nuz.uz и хотел бы поддержать эту кампанию данной статьей.