Большинство органов государственной власти не хотят разбираться в законах, регулирующих деятельность журналистов, поэтому как минимум тормозят процесс получения информации редакциями, а по большому счету препятствуют доступу к информации, а это нарушение закона.

Все началось с вопроса о хосписах в Узбекистане: есть ли они, кем финансируются. 30 августа Счетная палата Узбекистана приняла в обработку запрос от редакции Anhor.uz на предоставление информации. При этом в своем запросе редакция ссылалась на закон «Об открытости деятельности органов государственной власти и управления».

Согласно внесенным изменениям в статью 167 Бюджетного кодекса заключения Счетной палаты Республики Узбекистан по результатам внешнего аудита и оценки ежегодных отчетов об исполнении Государственного бюджета и бюджетов государственных целевых фондов подлежат обязательному опубликованию. Редакция запрашивала информацию о том, сколько средств было затрачено на пункт 32 Госпрограммы «Год внимания и заботы о старшем поколении». Согласно документу должны быть созданы специальные отделения паллиативного лечения (хоспис) на базе 2-ой Ташкентской медицинской академии, городских медицинских объединений областных центров и г. Нукуса, а также домов-интернатов «Саховат».

В своем обращении в Счетную палату, Anhor.uz подчеркивает, что это редакционный запрос и госорган должен согласно закону «Об открытости деятельности органов государственной власти и управления» ответить на вопросы журналистов в течение 7 дней. Однако Счетная палата, игнорируя указанный в обращении закон, ссылается на закон «Об обращениях физических и юридических лиц» и переправляет запрос в Министерство финансов. Минфин молчал. То ли Счетная палата не переправила запрос, то ли письмо затерялось.  Поэтому Anhor.uz вновь подает редакционный запрос в Министерство финансов. Это было 18 октября.

В своем ответе Министерство финансов отмечает следующее: «выделение бюджетных ассигнований в адрес ответственных исполнителей указанного пункта Государственной программы осуществляется на основе их бюджетных заявок. Учитывая изложенное, считаем целесообразным для получения детальной информации по вышеуказанному вопросу обратиться непосредственно в адрес ответственных исполнителей».

20 ноября было отправлено письмо в Министерство здравоохранения с тем же запросом, что в Счетную палату и в Минфин. В ответ редакция получила следующий ответ: «Мы получили Ваше письмо под номером 01-11 20 ноября нынешнего года. Надеюсь на Ваше понимание, просим Вас переотправить письмо оформив на имя министерства здравоохранения, так как в письме вы запрашиваете большой объем информации, целесообразно поступить данным образом.

Тогда Ваш запрос будет непосредственно поручен управлению, ответственному за этот вопрос. И ответ будет компетентным и исчерпывающим». Минздрав вопреки положениям закона «Об открытости деятельности органов государственной власти и управления» вместо предоставления ответа, попросил повторно обратиться за информацией.

Если рассмотрение запроса пользователя информации не относится к полномочиям органов государственной власти и управления, то запрос в течение трех рабочих дней со дня регистрации направляется в орган, к полномочиям которого отнесено предоставление запрашиваемой информации, а пользователь информации уведомляется об этом. Кроме того, запрос, направленный в установленном порядке, подлежит обязательному рассмотрению. Это означает, что запрос на информацию, подлежит обязательному рассмотрению в тот же 7-дневный срок. Это регулирует Закон «Об открытости деятельности органов государственной власти и управления».

По состоянию на 10 декабря, редакция так и не получила ответ на редакционный запрос.

От редакции отметим, что действующий хоспис находится в Хорезмской области, он рассчитан на 20 коек. По данным редакции, пока это единственный хоспис на территории Узбекистана.

Фото на главной: хоспис в Хорезмской области

Дана Опарина


Смотрите по теме:
«Она хотела белое свадебное платье». О ситуации с детской онкологией в Узбекистане