Что-то происходит… Что-то непонятное. 6-го декабря  в Президентской библиотеке в Петербурге  проходит неформальный саммит глав государств СНГ в «формате дружеского обеда». Гостеприимный хозяин саммита российский президент всем улыбается, ему все улыбаются. Звон хрусталя, стук серебра – почти семейная обстановка. Владимир Путин даже представить не может, что  его  милые гости уже приняли решение  через 3 часа не поддерживать  Россию  в ООН при голосовании по Афганистану.  В том числе и Узбекистан – стратегический партнер и союзник России, причем уже не в первый раз. Россию коллективно бросили…

Но – по порядку. 40-м пунктом повестки дня 6-го декабря голосовалась резолюция по внутренней ситуации в соседней стране: что имеем и как быть?   Узбекистану все это очень не безразлично. Нас не может не волновать, что правительство президента Гани не контролирует (по разным оценкам, которые меняются каждый день) от 60 до 70 процентов территории. В стране голодают 3,3 млн. человек. 200 тысяч – так называемые «внутренние перемещенные лица», беженцы. Провинции Бадахшан и Бадхес (это возле наших границ!) и Газни – почти полностью под контролем талибов, и перестрелки на таджикско-афганской границе уже стали рядовым явлением. Прошедшие недавно выборы в парламент называют  «самыми кровавыми» в современной истории Азии, убито и ранено на избирательных участках 579 человек. Президент и правительство, как бы сказать повежливее, «не доверяют» друг другу…  

На полный коллапс гражданской администрации указывает  в своем последнем докладе американская «Генеральная инспекция в Афганистане» (SIGAR), говоря о «самом низком уровне контроля» за все время наблюдений. В частности, SIGAR утверждает, что борьба с наркотиками – вовсе не проблема сегодняшнего дня, поскольку наркотики дают  32%  ВНП и обеспечивают 500 тысяч рабочих мест. Как результат, плантации мака выросли до 820 тысяч акров (треть  территории, занятой в Узбекистане под хлопчатник). Американцы истратили на борьбу с опийным маком уже $ 8 млрд. и сегодня поняли, что бесполезно.

В Афганской национальной армии – и того хуже. США тратят на афганских солдат $ 4 млрд. ежегодно, а всего с 2001 года вложили в неё $ 1 триллион. Сейчас в армии – 250 тысяч человек, но это «так считается». Ежегодно дезертируют  16%  солдат. И правильно делают: ежедневные потери убитыми – 30-40 человек, за год – 33 тысячи. Вот показательный пример: по традиции, уже 13 лет, именно Германия тренирует афганскую полицию. Ежегодный доклад о проделанной работе до марта 2018 года назывался «Forschrittsbericht» («Отчет о прогрессе»). Честные и скрупулезные немцы, видя, что прогресса никакого нет, назвали свой последний доклад «Perspektivbericht» («Отчет о перспективах»). И смею вас уверить, «перспективы» там очень проблематичные…

Но вот, возвращаясь в зал заседаний Генеральной Ассамблеи ООН, давайте вспомним внутриполитический расклад в США и внешнеполитические коллизии на Североатлантическом и Европейском ТВД. Принципиально важно:  найти хоть какой-то успех в Афганистане. А если его нет -  хотя бы сделать вид, что есть. И вот на завершившейся 5 декабря в Брюсселе встрече глав МИДов стран – членов НАТО генсек альянса Й. Столтенберг говорит: «Афганские силы безопасности остаются непоколебимы. Как и мы». Сидевший в зале наш коллега свидетельствует, что слушатели  ехидно  заулыбались, все-таки они тоже военные, им сказки рассказывать не надо…   А когда глава МИД Афганистана  С. Раббани заявил, что недавние выборы «прошли в относительно безопасной обстановке», публика уже откровенно смеялась.

Между тем афганские политики, не связанные с нынешним президентом Гани, предупреждают об опасности закрывать глаза на реалии. Надер Надери, бывший старший советник бывшего президента А.Карзая: «Поспешное «урегулирование» с  талибами вместо того, чтобы делать тяжелую работу по построению мира, может стать катастрофическим».

Такой «тяжелой работой» был, например, 9 ноября « Московский формат» консультаций. Об успехе-неуспехе «формата» anhor.uz писал. Но после московской встречи срочно началось  «перетягивание  одеяла» каждым в свою сторону. Сегодня  задача перед дипломатами поставлена: «Успех в Афганистане есть!». Её выполнял во время визита в Ташкент глава офиса талибов в Дохе А. Станикзай. Мы тогда удивлялись, чего это он, такой всегда сумрачный, уезжая, не сдерживал радости. Теперь ясно: миссия удалась.  Неделю назад в Ташкенте беседовали наши и американские дипломаты, - можно предположить  тему их дискуссии. Сегодня в Ташкенте спецпредставитель США по Афганистану  Залмай  Халилзад. И журналисты отметили: несмотря на то, что встреча с прессой – обязательный пункт американского протокола, в Ташкенте её не будет. Во избежание ненужных вопросов…
И эта резолюция Генассамблеи ООН по Афганистану, проголосованная без России и в отместку России за её инициативы – тоже утверждает, что прогресс  в разрушенной стране налицо, неискореним,  и спасибо за это американцам. Вопрос поэтому: надо ли иметь «стратегических партнеров и союзников»?  Аминь…

Еще одна тема прошедшей недели, которая нас касается непосредственно. Касается нашего кошелька. И была «проработана» там же в Питере, в той же Президентской библиотеке, но до «дружеского обеда». На заседании Высшего Евразийского экономического совета. Поскольку Узбекистан в ЕАЭС не входит, наших представителей на Совете не было. Но то, что случилось, полезно иметь в виду: президент Беларуси А.Лукашенко на глазах журналистов  долго и настойчиво  спорил с В. Путиным о цене российского газа для его страны.  В конце  концов президент России, поняв, что они дали отличный повод журналистам позлословить, довольно резко предложил продолжить дискуссию без публики…

 Нам на этой дружеской, но все-таки острой дискуссии надо учиться. Поскольку во время визита руководства «Узбекнефтегаза» в Пекин было четко заявлено: «Идет подготовительная работа по проекту 4-ой нитки газопровода Центральная Азия – Китай». Об этом проекте не говорили 5 лет, поскольку основной поставщик газа для этой трубы – Туркмения – никак не могла определиться с ценой. Туркменские друзья все надеялись на прокладку газопровода через Афганистан в Пакистан-Индию, имея в виду, что вот там «отгребут»  по-полной. Но  газопровод в Индию все никак не выйдет из стадии «буду – не буду», а деньги надо – вот и решили вернуться к старому, но верному. И стадия «подготовительной работы» для него – как раз определение экономической целесообразности. Точнее: сколько мы хотим за свой газ?

И потому первый вопрос – насколько наш газ китайцам нужен?  Очень  нужен.  Зависимость экономики Китая от импортного газа к 2040 году вырастет до 43 %. Уже сегодня, кроме промышленности, 500 тысяч китайцев потребляют наш газ в быту. (И пусть это звучит сладкой музыкой для наших граждан, которые в эти холода сидят без газа. Забота о ближнем –это ли не главная радость человека?).

Но и 95 % собственной  нашей энергетики и промышленности  - тоже потребители газа. Его осталось, если сохранятся сегодняшние темы добычи (в 2018 году – 66 млрд. кубометров), до 2030-2035 года. Правда, по госпрограмме развития отрасли до 2021 года предстоит 328 скважин капитально отремонтировать и 248 пробурить новых. Но дадут ли они газ – неизвестно. Таким образом, если хотим заработать, нужно именно сегодня запросить хорошую цену.

Сейчас средняя цена в мире - $ 263 за 1 тысячу кубометров. Мы продаем газ «Газпромэкспорту», который покупает наш газ для поставки на юг Казахстана, а на вырученные деньги покупает  газ  из северных областей Казахстана для себя. Неплохо при этом зарабатывает.  До 2008 года цена нашего газа для «Газпрома» была $ 100, потом как-то обидно стало, подняли до $ 125. По этой цене будем продавать в течение 5 лет по 4 млрд. кубов, начиная с нынешнего года.  Но казахские газовики намерены в ближайшем будущем самостоятельно обеспечивать экономику своих южных областей газом, контракт с «Газпромом» уйдет в историю. Единственным стратегическим покупателем нашего газа останется Китай.

Про Таджикистан сейчас не говорим, это малые объемы. И цену мы снизили: в  2012 году, до приостановки поставок, таджикским друзьям мы продавали газ по $ 350, теперь они платят $ 150.

Важно отметить: параметры каждого контракта знают только двое подписантов. В пресс-службе «Узбекнефтегаза» нам назвать контрактные цены отказались. Все цифры, которые здесь приведены – это «утечка», намеренная или случайная. Подлинные цифры могут отличаться, уж извините. Вот поэтому мы не знаем, по какой цене продает Китаю узбекский газ «ЛУКойл». Там «утечек» нет, а ведь 80%  добытого в Узбекистане газа(в 2019 году будет 18 млрд. кубов) российская компания продает Китаю.  «Узбекнефтегазу»  тоже что-то достается… 

Резюме: до 2020 года в Китай будет поставляться по 10 млрд. кубов узбекского газа. Давайте сравним наш бизнес и российский: «Газпром» по своим трубам гонит свой газ в эту страну по цене $ 350, ежегодно по 38 млрд. кубов до 2044 года. Как стало ясно из прессы (та самая «утечка»), мы продаем  и будем продавать по $ 220 за тонну (китайцы предпочитают считать так, в 1 тонне газа прибл. 1300 кубов). Мы хотели заработать? Тогда сравните нашу цену и российскую…

До встречи здесь же,
Юрий Черногаев.