Самым заметным событием недели  в регионе стала Международная конференция «Взаимосвязанность в Центральной Азии: вызовы и новые возможности». Её эксперты предложили, например, с учетом наработанного Узбекистаном опыта, поручить нашей стране участие в межкорейском урегулировании. Конференция проходила в здании Дворца симпозиумов, оно же – Национальная библиотека имени Навои. Библиотека на время  конференции объявила «санитарные дни», а вот как удалось участникам конференции «подчистить» свои проблемы?.. Еще одно событие: впервые с 2005 года американские военные провели на территории Узбекистана свое мероприятие –  Конференцию начальников генеральных штабов Центральной и Южной Азии. О чем говорили на конференции за закрытыми дверями, и  при  чем здесь Китай –  смотрите ниже…

 
Насколько нова «новая динамика» в Центральной Азии?
 
Конференция «Взаимосвязанность в Центральной Азии: вызовы и новые возможности» в Ташкенте созвана по личной инициативе Президента Узбекистана. Время выбрано оптимальное – только что прошла Мюнхенская международная конференция,  дипломаты хорошо «разогреты», дискуссии продолжаются в прессе и на «полях», и возможностью продолжить горячие споры  ещё и в Ташкенте воспользовались  аналитики  почти из 50 стран. Некоторые даже не успели и домой заехать.

… В мире ежемесячно проходят в среднем три международные конференции, и организаторы каждой мыслят именно свое мероприятие эпохальным.  Увы… Важно, чтобы ваше мероприятие понравилось не только  местному телевидению, но и нашло отклик за рубежом. Выдвинутые министром иностранных дел Узбекистана Абдулазизом  Камиловым в его выступлении «Семь инициатив» по политике, экономике, общественной интеграции, экологии и т. д. еще по ходу выступления заставили насторожиться  журналистов («вот она, сенсация!») и заставили перешептываться дипломатов… 
 
Дипломатическое «наступление» продолжил первый заместитель председателя Сената Садык Сафаев, который предложил сформировать «Хартию сотрудничества», в которой  были бы обозначены «устраивающие всех принципы» международного общежития.  И – это была действительно стопроцентная  инициатива! – предложил установить в регионе «систему коллективной ответственности за экологию». Скажем прямо: никто не хочет считать себя ответственным за загрязнение трансграничных рек, за уменьшение стока, за ветры, которые несут из страны в страну  цианиды и прочую гадость, за уничтожение «краснокнижных» животных, которые мигрируют через границы и считаются потому  законной добычей… Возможно, экология  и не такая «горячая» проблема сегодня, как борьба с ИГ, но  упустим время –  мало не покажется…  Эта озабоченность, выраженная узбекским политиком,  стала направляющей на самой, наверное, дискуссионной секции конференции – на секции по экологии. Правда, пусть экологи не обижаются: покричали-поскандалили и…  разошлись. Что дальше?
 
Потому пример весьма серьезного подхода к ситуации показала секция по проблемам безопасности. В апреле в Ташкенте предстоит встреча глав государств Центральной Азии, и эксперты уже сейчас  предлагали темы для дискуссий. Главная мысль: да, удалось избежать «балканизации» стран региона. Более того, если в других районах  мира конфронтация усиливается, то в Центральной Азии развивается сотрудничество.  Важно не успокоиться и не решить, что все уже сделано: в свое время много надежд возлагалось на организацию «Центральноазиатское  сотрудничество» (ЦАС), под  гром аплодисментов  были подписаны 160 документов, которые считались  примером для остального мира. Примера не получилось, кто сейчас вспоминает о ЦАС?
 
 Прозвучало на заседании секции по безопасности и серьезное предупреждение узбекских дипломатов: на фоне крепнущих   наших контактов  надо бы не «перегнуть палку», не напугать коллег из других государств  разговорами об «интеграции» (лат. integratio - восстановление, от integer - целый,  объединение в целое  разнородных  элементов, стран). Не интеграция, но региональное сотрудничество – вот задача  дня.
 
 Конечно, чаще всего в выступлениях на этой секции звучало слово «Афганистан». Потому  отмечу выступление спецпредставителя Президента Узбекистана по Афганистану Исматиллы   Иргашева (ранее работал послом в Китае и других странах, огромный опыт). Он напомнил участникам об огромной  помощи нашей страны своему соседу – от электроэнергии (недавно мы на треть снизили цену) до образования (в Термезском центре обучения афганцев число студентов будет увеличено до 500).
 
 Иргашев не стал скрывать и проблем: из 20 районов соседнего государства, граничащих с республиками  Центральной Азии, только пять под контролем  Кабула. Остальное – «серая зона».  Иргашев согласился с коллегой из Департамента планирования Контртеррористического  управления ООН Мухаммадом  Рафиуддином, который с тревогой говорил, что «ИГ не потерпел поражения. Его давление усиливается, не замечать этого опасно. Особенно заметно влияние ИГ в сетях интернета…»
 
 С тревогой по поводу ИГ совершенно четко связана проблема наркотрафика -  они друг друга подпитывают. ИГ располагает не только значительными финансовыми ресурсами  из-за рубежа,  боевики имеют  бизнес на наркотиках. По подсчетам Института стратегических и региональных исследований при Президенте Республики Узбекистан плантации опиумного мака выросли со 180 тыс. га в 2015 году до 330 тыс. га в 2017 году. Производство наркотиков, соответственно, подскочило за это время с 2 тыс. тонн до 9 тыс. тонн.
 
 В странах Центральной Азии ежегодно остается «для домашнего употребления» около 11 тонн афганского героина. Кто потребитель?   -  По данным Международной организации труда, в ближайшие годы на рынок труда Центральной Азии, и без того перенасыщенный, выйдут еще 10 миллионов молодых людей. Надо дать себе отчет: страны региона их не трудоустроят!   Хорошо, Узбекистан запускает одно за другим новые предприятия, а остальные? И это должны понять, наконец, люди, принимающие решения…
 
 Столь же напряженными были дискуссии и в еще двух секция конференции: по экономике  и по культурно-гуманитарным проблемам.
 
 А теперь – очень- очень кратко о впечатлениях коллег-журналистов из-за рубежа. Мы все привыкли работать в зале заседаний, по ходу выступлений передавая в редакции оперативную «инфу».  Уже во время первого выступления главы узбекского МИД все заметили, что Wi-Fi  в зале отключен. «Симки» узбекские – не у всех. Кошмар! Важно же быть первым! Коллеги просят меня, как местного, попросить включить связь. Во время перерыва подхожу к администрации, и милая, совершенно красивая девушка с обворожительной улыбкой говорит: «А у нас во Дворце симпозиумов  Wi-Fi никогда и не было…». Да, лучше б она меня кулачком под  дых…
 
 И еще... Организаторы пригласили  свыше сотни экспертов. Надеялись, наверное, что приедут не все. А все – приехали!  В результате  регламент выступлений был – 5 минут. У каждого  2 минуты  уходили на слова:  «Спасибо  организаторам  за то  и  за  сё, особенно за ужин. Спасибо также за погоду. Спасибо моим маме и папе…  И  т.д.  и  т.п.»  На сообщение «по делу» оставалось минуты 3. Для серьезного доклада, конечно, мало…  Ну что ж,  можно было в перерывах поговорить с тем, кого только по ТВ видишь…
 
 Одним словом, конференция удалась…
 
 «Тихая сапа» по-китайски
 
 …Наверное, не все в армии служили саперами? Так вот, «тихая сапа»  - способ прорыть  втихую подкоп под неприятеля, заложить туда бочку пороху и бабахнуть. А теперь – по делу.
  
 В Ташкенте прошла Конференция начальников Генеральных штабов  Центральной и Южной Азии. Участвовали Узбекистан, Таджикистан, Казахстан, Киргизия, Туркмения, Пакистан, Афганистан и США в лице делегации Центрального командования ВС США во главе с четырехзвездным (больше не бывает) генералом Джозефом Вотелом. Для него это последний визит в нашу страну в качестве генерала – Вотел уходит в отставку.
 
 Тут мне патриоты задают вопрос: а как же  военные вопросы  и без России? Вроде бы есть договор о стратегическом  партнерстве, и даже договор о союзнических отношениях.  И вдруг такой фортель в сторону Америки? Мы не против экономических отношений, и даже «за», но вот в военной сфере? Отвечаю патриотам: в нашей армии давно уже летают на иностранных вертолетах, ездят на американских броневиках, плавают на бронекатерах, купленных американцами, и как-то даже кальсоны были с американским лейблом.
 
 И давайте напрямую: это называется формат «С5+1», и действует  он  с 2015 года. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров четко выразился по этому поводу: « Россия не против, чтобы ее центральноазиатские соседи имели максимально широкий спектр внешних партнеров». Правда,  заметил: «США не скрывают желания  продвигать идеи, которые имеют отношение к  проекту Большой Центральной Азии. Его суть: развернуть все проекты с участием центральноазиатских стран на юг без участия России». Но, в конце концов, организаторы – американцы. Кого хотят, того и приглашают…
 
 Вот , кстати, их заслуга: они посадили за один стол одновременно и афганских, а пакистанских военных. Афганистан только 22 февраля  пожаловался в  СБ ООН на провокации пакистанской армии. Пакистан за 4 последних дня выпустил более 500 ракет  по Афганистану. Это второе письмо Кабула  в ООН за неделю. В нем также упоминаются «постоянные артиллерийские обстрелы афганской территории,  нарушение  воздушного пространства пакистанскими  самолетами, а также строительство военных постов».
 
 Ну вот, этот аспект прояснили. Теперь – самое  интересное: о чем говорили за закрытыми дверями. Есть такой термин в  дипломатии – случайная «утечка». Известно , однако: случайностей в этом деле не бывает. Кому- то надо было (ну, вы поняли – кому?)  чтобы читатели anhor.uz узнали вот такую информацию: на конференции несколько раз звучали слова о военных базах Китая в нашем регионе.  И эта новость не всем по душе…
  
Мы уже говорили о том, что Китай в своем Синьцзяне разместил базы американской ЧВК «Аcademy».  А в Таджикистане китайские военные тихо-тихо выстроили  первую в нашем регионе  собственную базу.
 
 Китайская база находится в 85 км. от Мургаба. Проблем с размещением не возникло: у китайцев – больше половины внешнего долга президента Рахмона. И Китай еще более наращивает свое проникновение в экономику: строит угольные электростанции  и стратегические  автодороги с «тяжелым» покрытием, больницы  и прочие соцобъекты.  Простые граждане очень не против…
 
 Заявленная задача базы – обеспечение бесперебойного функционирования BRI – коридора «Один пояс – один путь». Надо знать: проект BRI только в Центральной Азии приняли на «ура». Поскольку ясно, что все выгоды получит Китай, от BRI сразу же отказалась Индия, а по состоянию дел на сегодня – еще несколько стран.
  
Но понятно же: эта база – форпост  Китайской Народно-освободительной Армии на территории Центральной Азии. Форпост со всеми вытекающими возможностями.  Есть мнение: китайцы тратят на свою армию $215 млрд. в год, вот и Таджикистану перепадет… Напомним, уже шли переговоры о базе индийских   ВВС в Таджикистане. Тогда переговоры свернули. А вот китайцы, стратегические соперники индусов, уговорили Душанбе.  Вот такая у нас  «тихая сапа» по-китайски.


 
 Фото  Washington Post
 
 
До встречи здесь же,
Юрий Черногаев.