За терактом в отношении Масуда стояли не только «Ал–кайида» и «Талибан», а целых 20 стран и мировых организаций. Было замешано его окружение. Международное и внутреннее расследования его убийства были приостановлены. Предварительные результаты не были оглашены. Однако, после гибели «Панджшерского льва» волна террора накрыла весь мир. Кто был заинтересован в этом? Почему не смогли уничтожить «огнедышащего дракона» по имени терроризм в его лоне – Афганистане, а наоборот, развязали ему руки и открыли дорогу в США, Европу и Ближний Восток?


 
Ахмадшах Масуд

Посылка из Кветты
Учебно-пропагандистский центр «Мактаб ул-Алом» в Кандагаре печатал разные листовки, брошюры и журналы «Ал-кайиды» на арабском, урду, пушту, дари и английском языках, которые распространяли по всему миру. В распоряжении центра была современная компьютеризованная типография. Её использовал и Талибан для своей пропаганды.
 
Маленькие самолеты ООН каждую среду летали из Исламабада в Кандагар. Иногда Талибан и «Ал-кайида» тоже пользовались их услугами и переправляли нужные вещи. Однажды работники «Мактаб ул-Алом» вернулись из аэропорта с пустыми руками. Когда они вышли на свое представительство в Пакистане, им сказали, что их товары доставят наземным путем из Кветты, центра провинции пакистанского Белуджистана. Посылка прибыла через неделю.
 
Среди упаковок был один, ничем не отличающийся от других, ящик. Афганский переводчик «Ал-кайиды», со слов работников «Мактаб ул-Алом», рассказал, что вечером в субботу он гостил у Абухафса Сагир (Махфуз Валад ал-Валид, мавританец, теолог «Ал-кайиды»), когда к ним пришел афганец и спросил про ящик. На следующий день двое арабов пришли на склад центра. Ящик был легким, проверили его содержимое - там была старая видеокамера. Это показалось странным. Когда он спросил, зачем такая камера, и почему столько внимания к ней, ему ничего не ответили.
 
Но, на следующий день эти два араба пришли к переводчику с той же камерой. Они попросили переводить их интервью с Мавлави Мутаваккилем, министром иностранных дел Талибан. Переводчик рассказывает, что их вопросы были непрофессиональными, порой даже очень нелепыми. В конце беседы Мутаваккил попросил дать ему копию интервью. Его просьба не была выполнена (Мутаваккил, второй после США, враг Усамы, после 9 сентября 2001 года, может быть, понял, почему «гость» отправил этих двух террористов к нему…).
 
На следующий день руководство Талибан приказало переводчику проводить «журналистов» в аэропорт города Кандагар. Он прибыл в гостиницу «Ал – кайиды» и был удивлен: их пришли провожать самые видные фигуры «Ал-кайиды» – Сайф ул-Адл (египтянин, в 2011 году заменивший Усаму бен Ладена), Абухафс Кабир (египтянин, заместитель бен Ладена), Абухафс Сагир, Сулейман Абугайс (кувейтиец, зять бен Ладена). До этого, по словам Вахида Мужды, террористам дали напутствие лично Усама бен Ладен и его заместитель – Айман Завахири и Мулла Омар, лидер движении Талибан.
В Кабуле «журналистов» принял Абдулхади Ираки, администратор гостиницы «Ал-Кайиды» в квартале Вазир Акбархан. Он же попросил у Абдурахмана Захида, руководителя аппарата министерства иностранных дел Талибан дать им разрешительное письмо.
 
До этого Абу Хани два раза разговаривал по спутниковому телефону со своим давним знакомым — Абураб Расулом Сайяфом и попросил его посодействовать «журналистам» организовать интервью с лидерами Объединенного фронта. Он обосновал их командировку тем, что в арабском мире много неприятных слухов и разговоров об ОФА и его лидерах, особенно Ахмадшахе Масуде, и, их репортажы могут изменить общественное мнение к лучшему.
 
Абу Хани первый раз соврал, что звонит из Боснии. Он звонил из Кандагара, из особняка бен Ладена. А второй раз он звонил из Кабула, но опять соврал, что звонит из Кандагара. На этом его миссия была завершена. Он исчез из Афганистана.


 
Дорога в Панджшерское ущелье

Панджшерские будни
Таким образом, эта история основывалась на лжи и фальши — фальшивые журналисты с фальшивыми документами и фальшивыми предлогами и доводами. Арабы-террористы вышли в путь в середине августа 2001 года из Джелалабада. Они проехали линию фронта в уезде Тагаб, провинции Каписа, которая находилось под контролем отрядов Абдураб Расула Сайяфа.
 
Их переход в зону контроля ОФА и пребывание в Панджшере подробно описывается в книге Раззака Мамун – «Предотвращение фараона». По его рассказу, террористы, в конце месяца асад (последние дни второй декады августа) с рекомендательным письмом и поддельными паспортами приехали в штаб Сайяфа в городе Джабалуссирадж, в 70 километрах к северу от Кабула. Сайяф говорит, что «журналисты» кроме письма, вручили ему свои паспорта, что было нелепо, так как их об этом никто не просил. Они взяли интервью у Сайяфа. Тогда у него появились сомнения, так как не было логической связи между их вопросами. И всё-таки, он позвонил Масуду, доложил о прибытии арабов и получил его согласие на их продвижение по территориям ОФ.

Их отправили в гостиницу города у входа в долину Панджшер. Сайяф говорит, своими подозрениями он поделился с Бисмиллаханом, командующим фронта на севере Кабула. Последний приказал одному из оперативников спецслужб Масъуда – генералу Мирзо проводить арабов в ущелье. Мирзо рассказывает, что по дороге «журналисты» щедро дарили деньги детям и попрошайкам. Но когда они въехали в ущелье, увидев высокие скалы и дикую природу ущелья, растерялись.
 
«Один из них дрожал. Только после теракта, вспоминая эти минуты, я понял, что они подумали, что их план был раскрыт. Но в тот момент я думал, что эти степные люди были поражены величием гор» – рассказывает Мирзо.
 
Они прибыли в Долон Санг, где был расположен штаб ОФА. Мирзо говорит, было решено разместить их в комнате Юнуса Кануни. «Я из уважения к гостям хотел взять их сумки, но они жестко отказали и не дали мне им помочь» – говорит Мирза.
 
На следующий день в Долон Санге началось трехдневное собрание руководителей и  командиров ОФА. Среди них были Бурхануддин Раббани, Ахмадшах Масуд, Абдураб Расул Сайяф, Касим Фахим, Бисмиллахан  и другие. Террористы просили пропустить их на это собрание, но им было отказано Бисмиллахханом. Они настаивали на этом и в следующие дни. Сам Масъуд им обещал, что примет их, только не сейчас, и не сегодня. Можно представить себе, что было бы, если они смогли пройти в зал, где проходило  собрание! Сайяф говорит, что именно после этого он предупредил Масуда быть осторожным с этими арабами.
 
После собрания Масуд хотел взять их с собой в Тахар, но, по настоянию генерала Мирзо и Бисмиллахана, он пересмотрел свое решение. Арабов поселили в гостинице «Остона», вблизи панджшерского аэропорта.
 
«Они вели закрытый образ жизни. Выходили из своей комнаты только по нужде. По ночам мы видели их тени. Они разговаривали тихо и шептались, что-то говорили друг другу на ухо» – вспоминает администратор гостиницы Джон Мухаммад «Коко».
 
Террористы оставались в Панджшере около недели. За это время они взяли интервью у Бисмиллахана и Бурхануддина Раббони, действующего президента Исламского государства Афганистан (ИГА). Бисмиллахан рассказывал, что их вопросы касались только Масуда, а когда он их спросил, почему не спрашивают о Талибан, они ответили, что цель их поездки только Масуд.
 
«Интервью» с Раббани был коротким. Дахман задал ему всего лишь три вопроса о поездке Масуда  в Европу и Усаме бен Ладене, и эти вопросы не понравились Раббани. Дахман также терялся во время интервью, задавая вопросы. Раббани впоследствии отказался от других интервью. По его словам, они не смогли задать ни одного нормального вопроса, не знали ни одного арабского печатного издания. «Я решил, что они оба просто операторы» – говорит Раббани.
 
Бисмиллахан во время интервью обратил внимание на внешность террористов. Было видно, что они недавно побрили бороды, так как цвет кожи одной части лица отличался от другой…
 
(Продолжение следует)

Начало здесь.